Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → «Импортозамещение со скрипом»: что происходит на рынке сельхозтехники?

+1
0
-1
ср, 03.08.2016 12:52

Спрос на отечественные сельхозмашины превышает предложение, и российские производители постепенно вытесняют зарубежных конкурентов с рынка. Однако импортозамещение проходит не без проблем: на обратной стороне медали – усиление монополизма (а значит, и повышение цен), ухудшение качества запчастей и дефицит техники. Эксперты Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин» надеются, что это продлится недолго и «перегибов» со временем удастся избежать.

Рынок «сложился»

За последние пару лет в российском сельхозмашиностроении сложилась очень благоприятная ситуация. С одной стороны, девальвация рубля и валютные колебания привели к тому, что импортная техника резко подорожала. С другой стороны, субсидирование заводов по программе № 1432, продление программы обновления техники «Рос­агролизинга» и некоторые региональные виды господдержки, вроде возмещения 20% стоимости машин, произведённых в Ростовской области, привели к резкому повышению спроса на отечественную сельхозтехнику.

– В нашем южном регионе мы имеем сейчас все необходимые машины для почвообработки, начиная от глубокой и заканчивая мелкой комбинированной, – рассказал во время очередного заседания Клуба агрознатоков замдиректора по научной работе Северо-Кавказского НИИ механизации и электрификации сельского хозяйства (СКНИИМЭСХ) Виктор Рыков. – С посевными машинами, правда, сложнее. С комбайнами всё понятно: они тоже есть, в первую очередь от «Ростсельмаша».

С коллегой соглашается директор Кубанского НИИ по испытанию сельскохозяйственных технологий и машин (КУБНИИТИМ) Геннадий Дробин. По его словам, рынок техники уже по большинству позиций «сложился».

– Сейчас нет проблемы купить, например, хороший комбайн. Тот же ростовский «Акрос» стоит от 7 млн, тогда как такой же иностранный – от 17 млн, – утверждает директор КУБНИИТИМ. – Вопрос в том, как поддерживать технику в работоспособном состоянии.

По словам Геннадия Дробина, российские предприятия в новых условиях смогли не только увеличить продажи за счёт разницы валют, но и действительно улучшить качество своей продукции. По многим позициям у зарубежных агрегатов уже имеются вполне добротные российские заменители. 

– Петербургский тракторный завод производит энергонасыщенный трактор «Кировец-744», их десятками закупают у нас в крае, – говорит Дробин. – За последние три года импортных тракторов купили где-то в 12 раз меньше, чем оте­­чественных. Выбирают МТЗ или «Кировец». С почвообработкой вопрос действительно закрыт. В Светлограде, на Ставрополье, выпускают хорошие культиваторы, плуги – в крае их тоже многие берут. В Воронеже стали делать неплохие опрыскиватели… Эти слова подтверждает и гендиректор компании ООО «РостАГРО» (занимается внедрением энергосберегающих технологий на базе технического перевооружения) Евгений Садилов. По его словам, за последнее время интерес к отечественным энергосберегающим технологиям сильно возрос. Посевные комплексы для технологии ноутил и «Mini-till», дискаторы и другое почвообрабатывающее оборудование для «классики» становятся все востребованнее. 

– Минус импортной техники заключается в том, что её, помимо покупки, ещё и дорого обслуживать, – продолжает Дробин. – В Краснодарском крае уже возникают парадоксы. В некоторых хозяйствах идёт уборка, а часть импортной техники стоит. Дорогие расходники и т. д. Выпускают в поле, образно говоря, только когда подопрёт.

– Запчасти на зарубежную технику – это своеобразная «игла», на которую нас подсадили, – поддерживает Виктор Рыков. – То, что нам сейчас предлагают дилеры, в 5 раз дороже тех деталей, которые уже стоят в машинах.

По словам экспертов, большинство российских заводов сейчас увеличили производство в 2-3 раза, но даже этого мало, чтобы насытить рынок. Поэтому периодически случаются перебои с поставками техники, уже заказанные машины приходится ждать по полгода и более. Проблема осложняется тем, что отечественное машиностроение, по всей видимости, оказалось не готово к подобному взрывному повышению спроса. И простым удлинением рабочего дня на заводах тут не обойдёшься. Требуется полноценная перестройка целых отраслей промышленности.

– Мы недавно были на совещании в Москве, там выступал директор Петербургского тракторного завода г-н Серебряков, – рассказал замминистра сельского хозяйства Ростовской области Анатолий Кольчик. – И он говорит: «У меня для завода работает 600 смежных производств. Чтобы мне нарастить выпуск, они тоже должны его нарастить». Поэтому сейчас федеральные власти поставили нам задачу: собрать в регионах предложения от аграриев, кому какая техника нужна до 2020 года. Тогда её производители смогут спланировать, сколько и чего нужно.

Проблемы 

Несмотря на успехи машиностроителей, на рынке всё же остаются позиции, которые отечественные предприятия не в силах закрыть, говорят специалисты. В первую очередь это касается «средних» тракторов третьего тягового класса. Главными их поставщиками на постсоветском пространстве были Харьковский и Волгоградский тракторные заводы. Однако из-за финансовых проблем производство на них фактически остановилось. Потому в ближайшее время на рынке стоит ожидать дефицита классических «трёхтонников». Единственная альтернатива – зарубежные трактора. Но здесь тоже есть сложности – из-за различий в российской и зарубежной классификации тракторов нашим аграриям приходится покупать более дорогие, но при этом менее экономичные машины.

– На протяжении 10-15 лет всякая техническая политика в стране отсутствовала, и мы кинулись покупать импортную технику, – говорит директор Северо-Кавказской МИС Геннадий Жидков. – Но иностранцы ребята смышлёные. Они вам никогда не продадут, скажем, трактор класса 5 тонн. Они продадут трактор класса 6 тонн, но обязательно недогруженный, чтобы искусственно повысить его надёжность. Но когда мощность двигателя не соответствует массе трактора, это приводит к потере тягово-сцепных свойств, и соответственно, завозится искажённый шлейф прицепной техники.

Эффективно использовать его вы не сможете. И трактора на полях у нас получаются такие межеумки: например, четвёртый класс, которого, по нашей системе, вообще не существует. Как, впрочем, и шестого. У нас разные классификации.

На рынке не хватает также отдельных узлов, рабочих органов. По словам главного инженера ООО «Антарес» Николая Бражникова, в его хозяйстве традиционно было много импортной техники: десятки комбайнов Claas, тракторов «Джон Дир», Case. Однако сейчас предприятие обращается к отечественным машинам – и с трудом находит нужные агрегаты. 

– Мы хотим брать отечественные жатки, но их просто нет на рынке, – говорит инженер. – Стало сложно купить пресс-подборщики. Нам запрещают сжигать солому, но оборудования, которое бы помогло её по-нормальному собрать, не купишь. Особенно если у тебя самоходная техника иностранная – как всё это выстраивать в единый шлейф? Российский инвентарь должен быть универсальным, чтобы агрегатироваться с разными типами машин. Что касается обрабатывающего оборудования, то нам нужны в первую очередь рабочие органы и крепления. Не надо возить тяжёлую раму. Почему у нас в регионе не наладить производство отдельных узлов?

Это отличная идея, соглашается Виктор Рыков. В своё время так поступили на Ставрополье, где не построили мощных заводов вроде «Ростсельмаша», но было много ремонтных мастерских, мини-заводов по выпуску деталей.

– Они сделали объединение этих ремонтных заводов и распределили, кто и что будет производить, – говорит замдиректора СКНИИМЭСХ. – Одни стали делать плуги, другие – комбинированные почвообрабатывающие агрегаты и т. д. То есть локализовали всё это. У нас тоже есть такая возможность. Даже если мы не в состоянии выпускать полноценную машину, давайте делать комплекты рабочих органов. Отдельные ростки уже есть, но надо свести их в систему. Это сложно. На Ставрополье замминистра сельского хозяйства – инженер. У них в министерстве полнокомплектный отдел механизации, потому и успехи есть. А в нашем минсельхозе людей раз-два и обчёлся. 

…Как утверждают аграрии, усиление на рынке позиций отечественных производителей приводит к ещё одному важному эффекту: предприятия начинают чувствовать себя монополистами. А это, в первую очередь, отражается на ценах – они растут.

– Согласно постановлению № 1432, предприятия, получающие субсидию, не имеют права повышать цену на свою продукцию более чем на уровень инфляции, – объясняет Геннадий Жидков. – Но что делают заводы? Например, есть комбайн модели «А-1». Проходит год, предприятие получает субсидию. А на следующий год регистрирует не «А-1», а «А-2», хотя это, по сути, тот же комбайн.

И на него уже ставится новая цена.

В конце прошлого года во время итоговой конференции клуба глава ООО «Бизон-Юг» Сергей Суховенко прогнозировал ухудшение ситуации с запчастями. 

– На рынке уйма предложений от всевозможных производителей, – рассказал Суховенко. – Но никто не гарантирует, что запчасти действительно произведены там, где указано. Многие китайские компании поставляют свои комплектующие российским предприятиям. В итоге вы покупаете продукцию, думая, что она оригинальная, а на самом деле нет.
По словам председателя СПК «Правда» (Константиновский район) Владимира Сухорукова, всё так и получилось. Качество запасных частей, а также расходных материалов и комплектующих резко понизилось.

– Подделки, некачественный товар – всё это расцвело сейчас пышным цветом, – говорит председатель СПК «Правда». – Доходит до того, что разбирают старые машины и продают детали с них.
На этом фоне более-менее благополучно смотрится сегмент белорусской техники, считает начальник отдела продаж ООО ТД «ПодшипникМаш» Дмитрий Горбачёв.

– С запчастями для комбайнов проблем не будет – почти всю «жестянку» нам делают в Ростове, это решёта, клавиши, шнеки и т. д. – говорит он. – Сколько сможем продать, столько и завезём, хотя сейчас из-за проблем с финансированием завод не работает «на склад». В среднем в год мы продаём в области 50 комбайнов. Притом что никакими российскими субсидиями предприятие не пользуется, только белорусскими. Цена на комбайны вряд ли будет меняться, не думаю, что рынок готов переварить её повышение.

Предстоят испытания. И это хорошо

Пару лет назад во время заседания Клуба агрознатоков один из экспертов отметил: в России фактически отсутствует система регулирования доступа сельхозмашин на отечественный рынок.

Главное, чтобы техника отвечала требованиям безопасности, а насколько она вообще продуктивна, уже не важно. Как результат, на полях России работают сотни затратных неэффективных машин, которые, по идее, вообще не должны были попасть в продажу. Спустя время собеседники «Крестьянина» констатируют: проблема сохраняется, но скоро всё должно измениться. Дело в том, что в середине 2015 года были внесены изменения в закон «О развитии сельского хозяйства». Согласно им, господдержку смогут получить только те машины, которые прошли официальные госиспытания на машинно-испытательных станциях.

– Подобные требования в различных интерпретациях существуют почти во всех странах мира и не вызывают серьёзных нареканий, – рассказывал на июньском совещании у замминистра сельского хозяйства Джамбулата Хатуова директор ФБГУ «Поволжская МИС» Вадим Пронин. – Более того, они не противоречат правилам торговли, принятым в ВТО. Благодаря принятым поправкам Минсельхоз получил реальную возможность влиять на техническую политику, за которую несёт ответственность.

Правда, принятый закон до сих пор не работает, говорят эксперты: не хватает подзаконных актов.

– Нужно было принять ещё шесть постановлений, – объясняет Геннадий Жидков. – На сегодня принято четыре, все они направлены на развитие функционала МИС. Есть постановление с прописанными показателями по видам технологических операций. Машина, которая ставится на производство, должна обязательно соответствовать тем нормативам, которые в неё закладываются. И они довольно жёсткие. Это важные изменения для заводов. Как будут работать поправки? Значимость машины и возможность включения её в реестр господдержки будет определять комиссия. Нет положительного отзыва МИС о машине – нет поддержки. Единственное, пока ещё не понятно, на какой именно вид господдержки (программа № 1432, обновление техники через «Росагролизинг» и т. д.) будет распространяться данная практика.

По словам Геннадия Жидкова, механизм должен быть отрегулирован до конца года и уже тогда начнёт действовать полностью. В следующем году никто не поддержит заводы, не имеющие положительных результатов испытаний. Заводы об этом знают и готовятся, говорит директор Северо-Кавказской МИС.

Что делать аграрию, пока указанные поправки не начали действовать? Как определить, какая техника эффективна, а какая нет? Как утверждают эксперты, выход есть: обратиться в СКНИИМЭСХ или ту же МИС за консультацией. Уже долгие годы там ведут сравнительные испытания разных видов техники. Какие машины и с чем лучше агрегатировать? Как не допустить перерасхода топлива? Что лучше выбрать? На все эти вопросы ответят специалисты.

– Наш институт уже давно предлагает хозяйствам: «За очень маленькие деньги, 10-15 тысяч рублей, мы можем посчитать вам структуру машинно-тракторного парка, с наложением на любой севооборот и почвенно-климатические условия, – говорит Виктор Рыков. – Парадокс – никто не обращается, хотя это дело пары дней. Чтобы не покупать затратных механизмов, чтобы была прибыль… Не нужно!

Без научно обоснованного подсчёта случаются любопытные казусы, добавляет Анатолий Кольчик. Недавно одно из хозяйств на северо-востоке области заказало по программе обновления техники комбайны «Торум». Но для тамошней урожайности в районе 30 ц/га это слишком мощная машина! Она не будет эффективно использоваться.

– Даже подбор техники из привычной ростсельмашевской линейки должен быть научно обоснован, – считает Анатолий Кольчик.

– У нас в области, на самом деле, сложилась уникальная ситуа­ция, – поддерживает коллег Геннадий Жидков. – Любой производитель может обратиться в СКНИИМЭСХ, разработать технологическую цепочку, наполнить её эффективными машинами. Почему институт? Он не просто считает рентабельность с гектара, он строит модель технологического обеспечения, которая сама по себе выгодна. Эти модели нужны. Я знаю на Ставрополье одного директора, у него в хозяйстве три разных технологии используется – и три набора машин.

В целом, резюмируют эксперты Клуба агрознатоков, на рынке сейчас сложился удачный момент для покупки техники. Импортозамещение, пусть и с издержками, но происходит. Хоть приходится ждать поставок, выбор тем не менее есть. Но долго ли это продлится?

– Отечественная техника по ряду направлений действительно стала лучше, – признал председатель совета донской АККОР Николай Попивненко. – Видимо, конкуренция всё-таки заставляет производителей работать над собой.

– Заставляла, – усмехается Геннадий Жидков. – Пока импортная техника была на рынке. А сейчас – кто его знает, как заводы себя поведут…

Фото Александры Кореневой

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 30 от 27.07.2016 под заголовком: Импортозамещение со скрипом
+1
0
-1
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя jl123
+1
0
-1

Если вы ищете компанию которая реализует сельскохозяйственную технику, то хотела бы вам посоветовать обратиться сюда http://emteh.ru/catalog/samokhodnyy-opryskivatel-tuman/samokhodnyy-oprys... . Компания надежная и покупали тут себе самоходный опрыскиватель по довольно выгодной стоимости. Тут большой выбор техники и высокого качества, а также на всю представленную технику распространяется гарантия от производителя на достаточно большой срок.

Новости партнёров