Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → МТФ – дело семейное

+1
+1
-1
Автор: SiteAdmin
ср, 14.11.2012 12:04

На Кубани решили построить 100 современных животноводческих ферм. Пример для подражания уже есть 

 

Зачем агроному коровы?

Название хозяйства у Василия Григорьевича мудрёное: полное товарищество «Аграрное предприятие Ляшенко». Фермер поясняет: полным стало оно после того, как он объединил своё КФХ с КФХ жены в начале 1990-х. 
 
– Такие слияния тогда происходили часто, – уточняет Василий Ляшенко. – А КФХ в тот момент не регистрировали, и местные юристы откопали вот такую правовую форму. Так что сегодня эти товарищества – отличительная особенность Павловского района.   
 
Сейчас у фермера Ляшенко 800 га земли, с которой он, по профессии агроном, получает отменные урожаи зерна и сахарной свёклы. Четыре года назад у него появилась новая, неожиданная для окружающих забота – строительство молочной фермы, куда, по выражению предпринимателя, «идёт каждая копейка, полученная с полей». Копеек этих вложено, по оценке Василия Ляшенко, уже около 30 млн, в пересчёте на рубли. А до пуска фермы потребуется ещё не меньше 15. Что же вынудило его заняться молоком?
 
– Причин несколько, – ответил Василий Григорьевич, и стал загибать пальцы: – В растениеводстве я приблизился к пределу возможностей, а в бизнесе нельзя останавливаться. Дочери выросли, в них увидел наследниц моего дела, а им перспектива нужна. Наконец, жалко стало землю-кормилицу, она без животноводства работает сейчас на износ, и это может плохо кончиться.   
 

Вся жизнь под крышей

Расходы, понесённые фермером, впечатляют. Впечатляет и сама ферма, построенная с нуля в поле за хутором. Сюда Василий Ляшенко провёл газ, воду от хуторского водовода, проложил щебёночную дорогу и вот-вот подключит электричество от ближайшей ЛЭП. На 7 га построил коровник на 200 голов, репродуктор такой же вместимости, доильный зал, молокоприёмник, котельную, лагуны для навоза, просторный сенник из металлопрофиля, вместительные силосную и сенажную траншеи из железобетона. Производственные помещения соединены между собой галереями. Поэтому животные, которых сюда завезут, всю оставшуюся жизнь проведут под крышей, превратившись в агрегаты по производству молока.
 
– Буду покупать нетелей швицкой породы, они чуть крупнее голштинов, – поделился планами Василий Григорьевич, демонстрируя стойла для будущих новосёлов, увеличенные на 5 см от стандарта в 1,20 м. – Правда, по молочной продуктивности они голштинам уступают. Но меньше болеют, выносливее. Процент жира и особенно белка у них выше. А мяса в тушах больше.
 
На ногу каждой корове на ферме наденут датчики, которые будут накапливать информацию и передавать её три раза в день после дойки на компьютер. Если к бурёнке возникли вопросы, автоматическая калитка на выходе из доильного зала завернёт её в «процедурный отсек», где проблемным животным займутся ветврач, зоотехник или осеменатор. Бетонные полы в корпусах и проходах ребристые, чтобы скот не скользил и не травмировался. Под крышей из металлопрофиля утеплитель и дощатый потолок, чтобы зимой было тепло, а летом прохладно. Летний вариант стен – металлические продуваемые сетки. Зимний – шторы из поликарбоната, которые держат тепло и пропускают свет. А основной поток света струится через конёк, выполненный из того же поликарбоната. Свет попадает как раз на кормовой стол: коровы должны хорошо видеть, что едят.
 

Доярка в модельной обуви    

Персонал фермы будет себя чувствовать как на хорошем городском предприятии, обещает Василий Ляшенко. Простудный кашель доярок, их неуклюжие фигуры в фуфайках останутся в прошлом.
 
– Она сможет приходить сюда в модельной обуви, переодеваться и работать в лёгкой одежде, – рассказывает Василий Григорьевич, обращая моё внимание на заглублённую площадку в центре доильного зала – место для оператора, обслуживающего коров. Зимой под ногами – пол с подогревом, на человека направлены к тому же потоки тёплого воздуха. Таким образом, говорит Ляшенко, удаётся создать зоны комфорта для скота и для персонала. А они разные: если корове зимой хорошо при +5, то доярке надо по крайней мере +15. Удобные душевая, комната отдыха, туалет, кабинеты специалистов с радиаторами отопления, полноценная однокомнатная квартира для руководителя (он сможет заночевать здесь в случае необходимости) – всё это тоже признаки уважительного отношения к людям.
 

Аварийный вариант

Некоторые затраты фермера Ляшенко кажутся излишними. Скажем, зачем было монтировать систему нагнетания тёплого воздуха в канализацию, если стадо даже зимой способно обогреть и само себя, и помещение? А навоз внизу не промёрзнет тем более.
 
– Это аварийный вариант, – объясняет Василий Григорьевич. – Возможно, я никогда им не воспользуюсь. Но у нас случаются морозы до 37 градусов. Я не могу рисковать. 
Теми же соображениями продиктованы бурение артезианской скважины на территории фермы, установка дизель-генератора и прочие подстраховочные вложения.
 

Взгляд в завтра

Всё, что строится на ферме, предусматривает возможность роста. Даже сама площадка под МТФ составляет 20 га, из которых, напомню, сегодня задействована лишь треть. Молокоприёмник рассчитан на два пятикубовых танка-охладителя, хотя для стада в 200 голов вполне достаточно бы одного. И так во всём, вплоть до смонтированных в репродукторе дополнительных металлических столбов, к которым в случае нужды можно приварить большие стойла, удалив нынешние малые, телячьи. 
 
– Если дело пойдёт и мы захотим расшириться на 400 дойных коров, то сделаем это всего за неделю, – уверен Ляшенко. – А телят отправим под простенький навес, где будут условия холодного выращивания. Я не люблю что-то ломать и перестраивать. Лучше сделаю сразу, с запасом.    
 
 

Умельцы

В какой-то момент у меня возникло ощущение, что Василий Григорьевич тратит не считая. Оказалось, считает, да ещё как! Многие конструкции на ферме выполнены руками простых рабочих КФХ, механизаторов и сварщиков, что позволило сэкономить приличные суммы.
 
– Канадцы предложили мне шахты вытяжные для корпуса коровника за 1600 тысяч рублей, – приводит пример Ляшенко и показывает в работе систему циркуляции воздуха. – А мы сами сварили эти шахты. Правда, работают они не от автоматической кнопки, а вот от такого рычага и старых цепей от комбайнов. Усилие минимальное. Эффект тот же. А затраты – 54 тысячи. На стойлах мы сэкономили ещё больше – 2 млн, потому что сами их гнули на своём гибочном станке.   
 

Мани-мани от губернатора

До сих пор Василий Ляшенко строил в основном на свои, лишь дважды обратившись в банк и получив там кредиты в общей сложности на 4 млн. Для его хозяйства – мизерные заимствования. Но теперь предприниматель готов взять в несколько раз больше. 
 
– Ждём мани-мани от губернатора и будем заказывать вестфальское оборудование, – сказал Ляшенко.
 
Губернатора фермер упомянул в связи с анонсированной программой постройки 100 семейных ферм в крае. Глава региона побывал на МТФ Василия Григорьевича и привёл её в пример другим. Значит, у Ляшенко есть хорошие шансы попасть в эту программу. 
 
– А по ней обещают единовременную поддержку в размере 30% от всей стоимости проекта фермы, – перечисляет Василий Григорьевич. – И кредитование в нашу пользу меняется, теперь можно брать деньги на покупку оборудования, скота и прочие цели на восемь лет. Государство компенсирует ставку рефинансирования, это 8,5%, а край вдобавок ещё 3%. В итоге мне останется платить 1,5%. Ну, пусть банк сверху 1% добавит – за открытие счёта и прочее. Я из практики знаю. Но даже 2,5% разве не нормально? Я на таких условиях деньги ни разу не получал. К тому же отсрочка первого платежа даётся на 36 месяцев.
 

Ценная органика

Если всё получится, как задумано, через год корпуса фермы Ляшенко наполнятся коровьим мычанием. К нему уже едут директора молзаводов, предлагая сотрудничать. А через два года пашни Василия Григорьевича начнут получать долгожданную органику. 
 
– Это будут не колхозные кагаты советских времён, – предупреждает фермер. – Там было всё: и солома, и кирпичи, и доски, и куски железа. А потом технику гробили. 
В лагуны фермы поступает только жидкий навоз. Его будут регулярно перемешивать. А через полгода, когда перегниёт, отправлять на поля, истощённые интенсивными технологиями. Каждые 5 лет агроном Ляшенко будет вносить на 1 га до 40 тонн навоза, поднимая естественное плодородие почв и наращивая урожай.
 
– У нас и структура севооборотов улучшится, – добавляет Василий Григорьевич. – Около 18% площади займут многолетние травы. Как и положено по науке. 
 

«Мы не шикуем»

Ферма Ляшенко не зря называется семейной. Наряду с главой КФХ здесь трудятся его жена и обе дочери. Старшая, Наталья, имея за плечами два вуза, ради фермы покинула должность землеустроителя в администрации. Младшая, Ирина, у которой тоже два высших образования, кроме как у отца, нигде не работала.  
 
– Мама иногда ворчит на папу: у тебя все деньги на железяки уходят, – рассказывает Ирина. – Да и нам по молодости порой хотелось на себя больше тратить. Ведь мои ровесники, смотришь, за границу отдыхать поехали. Но наше мировоззрение уже поменялось. Мы не шикуем. Доход появился – спешим в дело вложить, ту же крышу покрыть. Гордость даже появилась, что работаем ради будущего – своего и детей наших. 
 
К слову, принадлежность детей Натальи и Ирины к фермерской династии можно установить по их лексике. В шесть лет они спрашивают, что посеял дедушка и когда идти в банк.
 
Николай Гритчин 
х. Новый, Павловский р-н, Краснодарский край
+1
+1
-1
Автор: SiteAdmin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров