Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → «Дальневосточный гектар»: что поманило на край света свыше двух тысяч жителей Кубани?

+1
0
-1
Автор: admin
ср, 14.11.2018 08:28

По данным ВЦИОМ, шестьдесят процентов опрошенных знают о том, что есть государственная программа «Дальневосточный гектар». Согласно ей, каждому гражданину России предоставлено право бесплатно получить в этом регионе земельный участок. Интерес к программе проявляют семь-восемь миллионов россиян. Это, по сути, национальный проект, рассчитанный на период до 2035 года.

Основная задача программы, пояснили мне в Агентстве по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧКДВ), удержать людей в регионе. А также «укоренение» тех, кто приехал сюда, чтобы трудоуст­роиться, заниматься земледелием, животноводством, другими видами бизнеса. 

Максимально упрощено оформление гектара. Бесплатное, без контакта с чиновниками, через федеральную информационную систему «НаДальний Восток.РФ». Она работает на базе публичной кадастровой карты. Заходишь в интернет из любой точки планеты, видишь границы участков, выбираешь, какой приглянулся. 

Вариантов множество. Ибо территория обширная, охватывает практически все регионы Дальневосточного федерального округа. На получение гектара уже подано свыше 120 тысяч заявок, зарегистрировано больше сорока тысяч участков. Своего рода чемпионами по количеству желаю­щих приобрести гектар стали жители Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Более двух тысяч их и на Кубани, поступают заявки с Поволжья, Дона, Ставрополья.

В течение первого года заявитель должен определиться с видом деятельности, через три – отчитаться об освоении. После пяти лет можно получить землю в собственность или длительную аренду. Многие уже решили, как намерены использовать свой надел.

Тридцать восемь процентов, по данным АРЧКДВ, желают заняться индивидуальным жилищным строительством, 26 – сельским хозяйством, 14 – личным подсобным, десять – рекреацией, и шесть процентов – другими видами бизнеса. Иными словами, около сорока процентов хотят на своем гектаре строить, почти столько же – что-то выращивать. Вот два основных рода деятельности, которые прежде всего учитывает это агентство в своих планах.

– Может ли владелец гектара со временем продать его, заложить, передать в наследство родственникам или кому другому? Как трактует это закон?

– По истечении пяти лет надел переходит непосредственно в его собственность. Он вправе распоряжаться им как угодно, по своему усмотрению, – поясняют в комитете Госдумы по аграрным вопросам, где и дали этому закону путёвку в жизнь.

Работа с «гектарщиками» кропотливая: оформление, межевание, консультирование по различным вопросам. В том числе господдержки, инфраструктуры, другим. Этим заняты федеральные и региональные власти. В Хабаровске состоялось недавно заседание «круглого стола». Были тут министры, руководители департаментов всех девяти регионов ДФО. А также получатели гектаров. Обменялись мнениями, где и как программа реализуется, в чём нужна помощь. 

Сотрудники уполномоченных органов местных администраций прошли обучение по вопросам реализации программы. АРЧКДВ открыло офисы в Хабаровском крае, Владивостоке. 

Представители компании работают в Благовещенске, Якутске. В случае необходимости выезжают на места, помогают разобраться в сложных ситуациях. Не реже одного раза в полугодие проводят консультации сотрудников уполномоченных органов.

Создано межрегиональное общественное движение «Мы – гектарщики» для изучения, обобщения опыта и проблем освоения наделов. Вся информация доводится до сведения федеральных, региональных властей.

Гектар гектару рознь. Одно дело – в степном раздолье, в пойме реки, у побережья моря. И другое – где-нибудь в медвежьем углу. Утверждения о том, что участки могут предложить в глухомани, куда ни пройти ни проехать, не соответствуют действительности, поясняют специалисты агентства. Люди сами выбирают их там, где считают для себя удобнее. Мы же советуем селиться ближе к местам обжитым, к существую­щей инфраструктуре. А если кто-то намерен осваивать надел в таёжной глуши, значит, с этим у него связаны определённые личные цели.

Вариантов со временем, конечно, становится меньше. В первую очередь, востребованы лучшие земли. Например, Хасанский район в Приморье. Побережье Тихого океана, можно сказать, дальневосточная Ривьера. Поначалу был шквал заявлений, не успевали их обрабатывать. Сейчас гектары тут в основном разобраны. Но и отказы минимизированы, потому что много альтернативных вариантов.

Так что в основном все находят то, что нужно для осуществления своих планов. Одни – выращивать сою, картофель, пшеницу, другие – разводить скот. Третьи – заняться пчеловодством, сбором грибов, так называемых дикоросов: лекарственных трав, лимонника, других плодов и ягод. 

А вот семья Татьяны Бабушкиной на Камчатке создала ослиную ферму. Гектары потребовались, чтобы расширить кормовую базу. Таких ферм в стране – единицы, для этих широт вообще редкость. Выбор необычный, но продуманный. Ослы, так сказать, многофункцио­нальны. Их можно использовать для перевозки грузов, туризма, полевых работ, для сдачи внаём. 

Ослиное молоко, сыр из него обладают высокими целебными качествами, а мясо ценится как диетический продукт, идёт на изготовление колбас. Шкура отличается особой прочностью, долговечностью. Изделия из неё пользуются большим спросом у нас и за рубежом. В Китае из этих кож получают желатин, который применяют в косметике, народной медицине.

Нарик Оганесян взял остров в Тихом океане. Чуть больше трёх гектаров, в трёхстах метрах от берега. Планирует устраивать здесь приключения для турис­тов, нечто вроде робинзонады. Романтик, но тоже с деловой хваткой. Прежде чем взяться за такое предприятие, изучил все обстоятельства, возможные риски, способы, как их избежать. Предусмотрел и рыночные перспективы. Рядом – страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где среди туристов немало любителей острых ощущений.

Особо важная тема: стимулы материальные. На сайте АРЧКДВ есть навигатор, отражающий около сотни действующих мер господдержки. Из них 35 – основные. Какие особенно популярны у получателей гектара?

Участница программы «Дальневосточный гектар» Яна Погодина осуществила свою мечту – построить дом в лесу

По объёму финансирования, да и по количеству это стимулирование сельхозпроизводства. В Приморье оно наиболее популярно. Примерно такая же картина и в других регио­нах. 

Люди активно пользуются грантами и для начинающих фермеров, и для приобретения техники в лизинг. 

Есть меры специализированные. Например, в Сахалинской области ипотечный кредит выдают под 7,5, три с половиной, и даже ноль процентов годовых. Нулевой процент – заем для многодетных семей на обустройство участка. Есть такие способы поддержки, как субсидирование лизинга сельхозтехники. В Хабаровском крае создан сельскохозяйственный фонд, который помогает не деньгами, а машинами. 

Нужны также строительные материалы, адреса сбыта продукции. Как решать эти задачи? Где искать ответы? Создаются каналы связи, используются различные средства коммуникации. В интернете есть «Гектар онлайн». Специальная торговая площадка, которая предоставляет возможности приобрести товары и услуги, необходимые для освое­ния участка. А также реализовать свой товар. С середины февраля 2018 года площадка запущена в пилотном режиме. Тоже дополнительный стимул осваивать гектар.

Набирает обороты сельхозкооперация. С её помощью налаживают систему сбыта. Одобрена торговая марка «Дальневосточный гектар». Под нею продвигаются товары, производимые участниками программы.

Поучительный опыт работы с претендентами на гектар – таково мнение федерального центра – накоплен в Приморском крае. Здесь заранее готовят схему расположения участков. 

Причём в доступных местах, с жизненно важными объектами. Нарезанными так, чтобы поблизости были дороги, проезды, маршруты, где будут прокладывать коммуникации.

– По ходу дела возникают новые проблемы. Наша задача: процесс отслеживать, контролировать, направлять, – говорит руководитель департамента земельных и имущественных отношений администрации Приморского края Александр Подольский. – В Приморье уже возникли крупные агломерации. Это когда на одной земельной площади больше двадцати участков, как правило, в границах населённых пунктов. Сообща проще, с меньшими затратами можно решать многие задачи освоения.

А всего на Дальнем Востоке уже 27 так называемых агломераций, которые присоединят к существующим поселениям. Намечено создание и трёх новых, самостоятельных, для тех, кто получил свои гектары. Один – в Хабаровском крае, два – в Сахалинской области. 

Согласно закону о дальневосточном гектаре, если как минимум двадцать участков находятся от населённых пунктов на расстоянии до двадцати километров, государство помогает с обустройством инфраструктуры. Значит поблизости точно будут и дорога, и электричество, и всё иное, нужное для нормальной жизни. Обойдётся это государству в десятки, сотни миллионов рублей.

В социальной сети «Вконтакте» есть страница «Дальневосточный гектар: мы соседи!» Он помогает связаться с теми, кто взял участки в одном и том же массиве. Чтобы договориться о совместных планах обустройства. Таким способом создано уже около семидесяти подобных коллективов. 

В свое время предки А. Подольского покинули Полтавщину, обосновались тут, у океана. И сегодня эти земли особенно привлекательны для переселенцев. Сюда чаще всего едут жители Кубани, Ставрополья, других южных регионов. К нам, рассказывает А. Подольский, поступило около сорока девяти тысяч заявлений. То есть, сорок – сорок пять процентов всех претендентов на гектар желают получить его именно в Приморье. При этом треть приходится на Хасанский район, и столько же – на Надеждинский, Шкотовский. Словом, южная часть края, благоприятная для сельского хозяйства, с хорошими перспективами сбыта продукции в соседний Китай. Потому особенно привлекательна для земледельцев наших причерноморских, поволжских степей.

Возвращаются и те, кто покинул в своё время Приморский край. Таких тринадцать процентов среди подав­ших заявления на владение землёй. Это радует местную власть. Отток населения хоть и сократился, но ещё не остановлен. В Дальнереченском и Красноармейском муниципальных районах заключено 24 договора на 72,9 гектара земли со старообрядцами, получившими российское гражданство. В прессе было сообщение о том, что краснодарские казаки создали коллективное поселение у озера Ханка. Земли там хорошие, особенно для выращивания традиционных для Кубани зерновых и зернобобовых, в частности сои. А рядом, опять же, Китай, где на эту нашу культуру высокий спрос.

– Мы постоянно работаем с органами местного самоуправления, сетевыми организациями. Требуем, чтобы заранее предусматривали дополнительные мощности для обеспечения новых потребителей, как минимум, электроэнергией, – рассказывает А. Подольский. – Так же и по транспортному сообщению. Отслеживаем, где, как размещаются земельные участки, далеко ли от существующих поселений, есть ли к ним дорога. 

Для занятия сельским хозяйством, например, одного гектара явно недостаточно. Предлагается дать возможность расширять владения тем, кто успешно их осваивает. Потому что на такой площади эффективную ферму, например, не создать. Соответствующий законопроект уже внесён в Государственную Думу. 

Готовятся и поправки, предлагающие расширить возможности программы «Дальневосточный гектар». Скажем, в рамках поддержки малого предпринимательства освободить граждан от уплаты НДФЛ и страховых взносов с доходов от деятельности на «гектаре». А ещё – дать возможность поменять надел, если нельзя его использовать в соответствии с предполагаемым назначением. Разрабатывается механизм оформления земельного участка до истечения установленного пятилетнего срока.

Следует отметить: 2018-й – первый год, когда вступили в силу все три этапа закона о дальневосточном гектаре, именуе­-
мом для краткости 119-ФЗ. В прошлом году все россияне, а не только жители региона, как было поначалу, получили право на землю, но ещё не успели приступить к её освоению. 

Требуется время, чтобы оформить соответствующие документы. Теперь большинство из тех, кто гектар получил, начнут на нём работать.

Что касается 119-ФЗ, то его, по мнению А. Подольского, многих других, кто занят реализацией программы, нужно, с учётом накопленного опыта, совершенствовать. Чтобы не только гражданин самостоятельно выбирал территорию, но и местные власти могли ставить свои условия. В интересах самих переселенцев. Потому что зачастую люди, особенно те, кто жил в этих краях, но давно их покинул, не совсем понимают, где, допустим, работать, если сюда приедут. 

Хорошо, взяли надел, но на нём надо обжиться, хозяйство, строения содержать. То есть где-то дополнительно зарабатывать деньги. Сам по себе земельный участок, без производственных объектов поблизости, без социальной инфраструктуры, мало интересен тем, кто хочет приехать на Дальний Восток. Люди, так или иначе, должны иметь возможность где-то ещё трудиться. 

Как считают А. Подольский и некоторые другие, в 119-ФЗ надо внести изменения, которые позволили бы уполномоченным органам определять места, где они готовы предоставить участки гражданам. Вплоть до того, чтобы заранее ставить в известность о возможности трудоустройства на той или иной территории.

Это также решит и проблему с инфраструктурой. Если есть поблизости промышленный объект, значит есть или, во всяком случае, будут дороги, водопровод, электрические, тепловые сети, и прочее. В Приморском крае как раз и возводится много промышленных, сельскохозяйственных объектов. Создаются ТОРы – территории опережающего развития. Скажем, ТОРы «Надеждинский» и «Михайловский» – сельскохозяйственные. В ТОРах «Большой камень», «Нефтехимический» вступают в строй мощные промышленные предприятия.

Значит, будет на кого опереться «гектарщику», фермеру, и освоение «края далёкого, нашенского» пойдёт более успешно.

Александр ДЕМИДОВ
г. Москва – г. Владивосток
Фото с сайта Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке

Как получить «Дальневосточный гектар»

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 45 от 07.11.2018 под заголовком: «Мы – гектарщики!»
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров