Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Как повысить урожайность культур и при этом снизить их себестоимость? [+ВИДЕО]

+1
0
-1
Автор: admin
пт, 06.09.2019 10:06

Классическая агротехнология, которую сейчас применяют аграрии, создавалась ещё при советском ценнике на удобрения и топливо. Однако из-за текущего диспаритетного роста цен при выполнении всех научных рекомендаций на основе технологий, разработанных в 80-е годы XX века, она способна привести хозяйство только к разорению, поскольку себестоимость выращенной продукции может оказаться выше закупочных цен на неё. Российскому АПК нужны новые подходы и технологии, позволяющие в разы сокращать себестоимость производства зерна. О том, что это за подходы, шла речь на заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин», которое мы провели совместно с НПО «Биоцентр» и компанией «Беркана» (Воронеж).

По словам гендиректора НПО «Биоцентр» Александра Харченко, соревноваться с западными фермерами в рентабельности, перенимая западные технологии один к одному, нет смысла – она у них искусственная, раздутая за счёт рекордной господдержки. Единственный вариант – не снижать собственные расходы (они часто уже снижены до предела), а оптимизировать их (меняя статьи затрат), попутно повышая урожайность культур. Как ни странно, на данном пути у аграриев есть огромные резервы. Как обеспечить, например, восстановление естественного (природного) плодородия почвы и за счёт него получить «бесплатную» прибавку урожая? 

Зачастую под увеличением плодородия понимают увеличение количества минеральных удобрений, вносимых в почву. Но это ошибочная точка зрения. Минеральные удобрения увеличивают агрохимический потенциал урожайности, это дорогой, искусственный, платный ресурс. Правильно говорить, что минеральные удобрения повышают урожайность сельхозкультур, но разрушают почвенное плодородие. Гостовское определение плодородия почвы – это способность почвы удовлетворять потребность растений в элементах питания, влаге и воздухе, а также обеспечивать условия для их нормальной жизнедеятельности (ГОСТ 27593-88). 

Рельное увеличение плодородия возможно только в том случае, если в почве нормально протекают биологические процессы. Если почва «здоровая» или «живая».

– Почвенное плодородие – один из бесплатных ресурсов природы (наравне с солнцем, дождями, воздухом), которыми мы можем пользоваться, – говорит Александр Харченко. – Второй источник ресурсов платный: ГСМ, полив, удобрения минеральные и органические, семена, средства защиты растений и т. д. И нужно выстроить такую систему, чтобы бесплатного в урожае было больше, а платного – относительно меньше.

Нынешняя модель российского АПК уходит своими корнями к середине 1960-х. До того времени российская аграрная наука шла по пути внедрения методов агробиологии. Но потом Никита Хрущёв съездил в США и привёз оттуда индустриальную интенсивную систему Нормана Борлоуга. Под неё в 1960-е была создана государственная индустрия минеральных удобрений, стоивших в те времена очень дёшево. Тогда за 1 кг зерна давали 3 кг фосфорных удобрений, а сейчас – только 200 г.
Норман Борлоуг – американский учёный, агроном и селекционер, известный как «отец Зелёной революции». Его система стоит на четырёх китах: 

  1. Лучший сорт или гибрид. 
  2. Максимум минеральных удобрений. 
  3. Химзащита. 
  4. По возможности, полив. 

Такое сочетание вначале применения даёт довольно быстрый рост урожайности. Природное начало при применении высоких доз минеральных удобрений и особенно полива игнорируется. Но постепенно почвы, как показала жизнь, деградируют. Возникает зависимость агрария в применении всё большего количества удобрений, эффективность которых при биологической деградации почв неуклонно снижается. Корневые гнили – бич современного земледельца. Появляется абсолютная зависимость от постоянно дорожающих средств химзащиты растений. К тому же если цена на ГСМ и удобрения растёт быстрее цен на зерно, рентабельность начинает стремиться к нулю.

– И мы застряли в этом круге представлений, когда пытаемся найти выход в решении проблем растениеводства! – утверждает глава НПО «Биоцентр». – Чему посвящены все наши предпосевные совещания? О том, что будем сеять, какими дорогими семенами, чаще импортных сортов или гибридов, почём в этом сезоне селитра, дизтопливо и хватит ли денег на гербициды и другую химию? Это тупик. Я не говорю, что модель Нормана Борлоуга плоха! Нам просто перестало хватать на неё денег. Что делать в такой ситуации? Мы стали изучать альтернативные модели земледелия и создали смешанную модель – химико-биологическую. Она основана на восстановлении и грамотном использовании бесплатного ресурса – естественного (природного) плодородия. Мы назвали эту модель  «Система  адаптивного  биологизированного земледелия».

О почвах говорит и известный воронежский аграрий, научный руководитель компании «Беркана» Александр Голяндин.

– Нас учили, что для повышения урожайности надо компенсировать лимитирующие факторы, – утверждает он. – На сегодня один из главных – как раз ухудшение биологической активности почвы и её истощение. И любая работа, которая будет это компенсировать, принесёт отдачу. Есть дисбаланс по элементам питания? Конечно! Даём азот, но при этом не хватает серы, магния и т. д. Кроме того, большое количество гербицидных и фунгицидных обработок приводит к тому, что часть «химии» всё равно остаётся на соломе, и почвенные микроорганизмы деградированных почв не могут её нормально разложить. Плюс идёт накопление в почве большого количества плесневых грибов с выделяемыми им во множестве микотоксинами. Мы получаем токсикоз почвы с его негативным влиянием на развитие и рост растений. Но тогда коррекцией только минерального питания мы не можем снять все ограничивающие урожай лимитирующие факторы. И таких элементов много – нужен комплексный подход, чтобы убрать все негативные факторы.

По словам Александра Харченко, тему биологизации земледелия можно разделить на три уровня: биометод, биоконтроль и, наконец, создание полноценных устойчивых ценозов с возможностью управления ими со стороны агронома. Чаще всего современная аграрная наука и практика застревает на первом уровне, предлагая просто заменить какой-то химический препарат «биологией» со сходным действием. Но в условиях текущей деградации почв это крайне рискованно. Биопрепарат по разным причинам может оказаться недостаточно эффективным против патогена, заражение остаётся, и пользы обработка не приносит. В итоге многие аграрии, обжёгшись на этом, к идее биологизации уже не возвращаются.

Следующий уровень – «биоконтроль», когда при использовании химпрепаратов в них добавляют совместимые с ними в баковой смеси микробные консорциумы (в одном биопрепарате или биоудобрении содержится несколько микробов, которые связаны синтрофными связями и могут приживаться на поверхности растений, почве, в корневой системе растений).

Между растением и микроорганизмами возникает симбиоз, микробы кормят и защищают растение, осуществляя функцию биоконтроля.

Наконец, третий уровень – это уже создание устойчивых управляемых ценозов. Главное его отличие от «биоконтроля» заключается в том, что аграрии здесь способны сознательно управлять взаимоотношениями между микробами и растением, а также функциональностью микробов почвы, а значит, вызывать нужные и полезные эффекты. 

В идеале «Система адаптивного биологизированного земледелия при внедрении биологизации предлагает работу именно на третьем, высшем уровне. Но прийти к нему мгновенно невозможно.

Из каких элементов будет складываться система?

Первый «кирпичик» – это химико-биологическая защита семян и растений на основе глубокой достоверной фитодиагностики.

– Чтобы «химия» эффективно сработала, нужно сначала её правильно подобрать, – говорит Александр Харченко. – В последние годы появляются всё новые и новые разновидности болезней и патогенов, против которых бессильны многие дорогие фунгициды. Более того, некоторые из патогенов даже не фиксируются в лабораториях Россельхозцентра и других, которые используют методики ещё 90-х годов ХХ века.

Поэтому сперва мы должны верно поставить диагноз, а только потом – назначать лечение. К правильно подобранному химическому препарату мы всегда добавляем совместимый с ним биологический состав (например, микробные удобрения – Стимикс®Семя, Фитостим®Ab, Агростимулин и др.). Во-первых, он снижает стресс, который оставляет химфунгицид, а во-вторых, «химия» часто убивает не только вредные микроорганизмы, но и полезные. Через пару недель, когда действие яда прекращается и может иметь место вторичное заражение патогенными микробами из почвы, надо кем-то заранее заселить освободившееся пространство. Лучше, если это будут дружественные растению полезные сапрофитные бактерии.

Второй элемент системы – работа с пожнивными остатками. При отсутствии развитого животноводства КРС (которое, кстати, в советские годы балансировало систему Нормана Борлоуга), сейчас едва ли не единственный источник органического вещества на полях – это стерня и солома, остающиеся после уборки урожая. Но они приносят проблемы – до 75% инфекционного начала сохраняется именно на соломе. Изменить ситуацию можно: достаточно опрыскать солому специальным сложным микробным составом, и спустя некоторое время она превратится в биомассу полезных микроорганизмов. А накопленные в почве плесневые грибы уйдут – будут вытеснены полезными микробами-конкурентами.

– Для разложения соломы мы предлагаем использовать сначала состав Стимикс®НИВА А, – рассказывает глава НПО «Биоцентр». – Его задача – «зачистить» инфекцию в почве. Но применять такой состав нужно год-два. В составе НИВЫ А есть и гриб триходерма, однако если её становится в почве слишком много, с ней становится трудно «договариваться» другим микроорганизмам. Как и всегда в природе, нужен баланс. Поэтому потом мы переходим на Стимикс®НИВА JP или Стимикс®НИВА В. Одна из отличительных особенностей – эти составы активно способствует размножению в почве дождевых червей – истинных показателей восстановления природного плодородия, а значит, и разуплотнению почвы.

Третий элемент системы – использование дробных некорневых подкормок по фазам развития растений. Минеральные удобрения даются в виде растворов в баковой смеси со стимуляторами роста, аминокислотами, гуматами и пр. Пшеницу как бы «кормят с ложечки». Известно, что у неё есть несколько ключевых для формирования урожайности фаз: например, закладка количества продуктивных стеблей, закладка длины колоса, увеличение озернённости колоса и массы зёрен и т. д. Давая небольшое количество питательных веществ, актуальных именно для конкретной фазы, можно серьёзно сэкономить на удобрениях. Научный руководитель компании «Беркана»  Александр Голяндин добавляет, что их компания разработала и широко внедряет в сельхозпрактику Воронежской и сопредельных областей систему некорневых подкормок озимой пшеницы, когда 90 кг карбамида успешно полноценно заменяет 300 кг аммиачной селитры, вносимой в почву.

– Таким образом, мы не отменяем минеральное питание, но делаем его более точечным, – комментирует Александр Харченко. – В каком-то смысле минеральные удобрения, вносимые через лист, становятся стимуляторами роста, корректорами питания, а основное питание растения всё-таки должны получать из почвы за счёт восстановленного естественного плодородия почвы, которое, кстати, при должном старании грамотного земледельца может обеспечить постоянное получение высоких урожаев.

Наконец, четвёртый элемент системы – это применение технологии ноутил и стриптил. Сейчас существует две модели: бразильско-аргентинская (для регионов с достаточным количеством осадков) и австралийская, которую сейчас активно апробируют в степях Канады (для регионов с недостаточным увлажнением). Причём любая из них должна быть адаптирована для конкретного региона, оговаривается Александр Харченко, поскольку прямой перенос этих моделей невозможен. Существует множество факторов, специфичных для данной местности, но главное – в условиях меняющегося климата, альтернативе этой системы нет.

– Я повторюсь, главное – это вернуть почве здоровье! – утверждает эксперт. – На чём мы строим технологию? Вот корневая система растений и микробы, которые там живут. Они питают и защищают растение, вытаскивая из почвы всё, что ему необходимо. А если понадобится, микробы способны за счёт холодного ядерного синтеза создавать нужные им элементы питания. Это открытие ещё в начале 1990-х годов сделала выдающийся русский физик из МГУ Алла Корнилова. Например, когда в почве не хватает доступного фосфора, а биологическая активность в почве высока, микробные сообщества его формируют из «подручных средств», впрочем, как и элемент железа из марганца, если первого нет в почве, и др. (подробно, что могут бактерии, см.: Высоцкий В.И., Корнилова А.А. Ядерный синтез и трансмутация изотопов в биологических системах, Москва, «Мир», 2003. – 157 с.).

Здоровье почвы – ключевое понятие в Системе адаптивного биологизированного земледелия. Это понятие ключевое и в освоении систем ноутил и стриптил. Можно даже говорить, что без восстановления здоровья почвы система ноутил не работает. 

За годы работы в НПО «Биоцентр»  созданы десятки препаратов, помогающих запускать в почве и в растениях самые разные процессы, продолжает Александр Харченко. Помимо препаратов для обработки семян, пожнивных остатков это и стимуляторы фотосинтеза и кущения, индукторы иммунитета и препараты для увеличения зимостойкости, биологический прилипатель и т. д.

– Выращивать на самом деле надо не сельхозкультуру, – резюмирует глава НПО «Биоцентр». – Выращивать надо... почву. И тогда она поможет достигнуть любых результатов, которых вы захотите. Двух-, трёхкратное повышение урожайности? У нас есть и такой опыт. Себестоимость пшеницы в районе 2-3 рублей за кг? Всё это более чем реально – главное, перестроить своё сознание.

Производство зерна - из чего складывается рентабельность? Мнение Александра Харченко

Адаптивное биологизированное земледелие: основные принципы

Александр Харченко: эксперимент по изменению редокс-потенциала воды

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 36 от 04.09.2019 под заголовком: «Выращивать надо… почву»
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 8

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя Сергей Yermak777

Хотелось бы узнать мнение специалистов-аграриев, вермикомпост действительно даёт такой феноменальный эффект, как пишут и говрят его производители?

Аватар пользователя Moschkarin
+1
0
-1

Вот как вам ответить? При идеальных условиях вермикомпост дает феноменальные результаты. Но, у нас в сельском хозяйстве уже давно нет идеальных условий, а в реальных условиях любое удобрение, любой препарат имеет границы своего применения. Нет нужной температуры, нет нужной влажности и все. Эффект пусть не нулевой, но очень далек от феноменального.

Аватар пользователя Александр Харченко

По вермикомпосту:

Практически никому в РФ, да и во всём мире не удалось на производстве вермикомпоста сделать большой бизнес. В 90-х я специально изучал его производство во Владимирской области, когда был информационный бум. Во-первых: нужны достаточно большие дозы на гектар, что получается супердорого, а малые дазы - не работают. Во-вторых: червь для вермикомпостипрвания в обычных почвах не приживается. Ему нужно содержание в почве не менее 40% органического вещества. Единственно, что прижилось - это вытяжки из вермикомпоста.

Что можно предложить - это накопить большое количество дождевых червей разных видов на прямо на поле, которые появляются, когда солома обрабатывается микробными композитами Стимикс®НИВА JP и/или Стимикс®НИВА В. У нас есть фермеры, которые за 10 лет работы уже имеют 400 червей на м2. Обычно черви появляются через 2-3 года, если будет 50 на м2 - это - здорово, а если 150 на м2, то всё будет "в шоколаде"!

Аватар пользователя Moschkarin
+1
0
-1

Впервые с вермикомпостом вживую я "познакомился" в 1992 году в Липецкой области, поселок Талицкий. Идея хорошая, но все упирается в реализацию этой идеи. Нет состветствующей техники, нет состветствующей технологии, я не буду вдаваться в подробности. Где мог бы пойти вермикомпост? При уборке зерновых по технологии невейки, разработанной еще советскими учеными в конце 80-х годов. Кстати, с нынешним состоянием полей, когда на соломе массово размножаются фузариумы, данная технология заслуживает право быть рассмотренной более подробно. Но, остается вопрос, а что же делать с полученным вермикомпостом? Просто взять, разбросать по полю и запахать? Не самый лучший вариант. Более правильным было бы полосное внесение вермикомпоста под технические культуры (подсолнечник, кукуруза) по технологии нарезания гребней осенью и посева семян культур весною в нарезанные гребни. 

Что же касается вашего предложения по обработке соломы композитными микробными препаратами, то в наших хозяйствах уже давно так работают, еще с 2012 года. И Стимиксом Нива А и В и Jp. Результат хороший, но это уже другая тема.

Аватар пользователя Александр Харченко

Moschkarin,

в середине 90-х мне передали материалы по вермикомпостированию, которые собирал человек для написания диссертации по этой теме. Там было и несколько переведенных с разных языков руководств по этой теме. Однако я не нашел достаточно продуктивных массовых технологий. Я понимаю, что для цветоводства и овощеводства и для выращивания рассады с вермикомпостом можно продуктивно работать, но в полеводстве - у меня большие сомнения.

По-моему, гораздо проще сделать минизаводик по производству вермикомпоста прямо на поле, прямо под каждым растением (даже по полю разбрасывать не надо ) - тем более - вот она эта самая технология!

Moschkarin, всё-таки, по-моему, Стимикс®НИВА А - особо червей не стимулирует, а больше другие - Стимиксы Нива! Что Вы об этом думаете?

Аватар пользователя Moschkarin
+1
0
-1

Я уже писал про технологию невейки. Там всю биомассу (зерно, солому) свозят на стационарный пункт, если нужно подсушивают и потом обмолачивают. Плюсы данной технологии - семена сорняков не разбрасываются по полю, а вывозятся с поля. Болезни на соломе после ее переработки уничтожаются. В переработанную солому, в том числе и в вермикомпост можно добавить микро и макроэлементы, да что угодно можно добавить. Минус данной технологии - транспортные расходы на транспортировку с поля всей биомассы. 

Что касается червей. Наша технология применения Стимиксов предусматривает 1-2 года применять на конкретном поле Стимикс Нива А, а потом на этом же поле переходить на В или Jp. А черви как раз и размножаются примерно на 2-3 год после применения деструкторов. Как раз в аккурат к применению Стимиксов В или Jp. Поэтому без специальных исследований сказать, что больше здесь подействовало - фактор времени или препарат трудно. Да и какая уж разница. Нам нужно чтобы почва была здоровой, с хорошей биологической активностью, что мы и добиваемся.

Кстати. В этом году в ООО Чернавской на площади 100 га посеяли третий год озимую пшеницу по озимой пшенице. Это не эксперимент, это производственная необходимость. Копали землю, от земли запах настоящих грибов, дождевых червей обнаружили достаточно легко, при копке почвы на глубину до 15 см.

Аватар пользователя Александр Стрельцов

Скажите пожалуйста, как долго сохраняются фунгицидные свойства Стимиксов на посевах озимой пшеницы? Какова периодичность применения Стимиксов по всходам, кратность обработок?

Аватар пользователя Moschkarin
+1
+1
-1

Обычно деструкторами - Стимиксами А или В или Jp мы работаем один раз в год на конкретном поле. Применяем их для размножения грибов Триходерма и других грибов и полезных бактерий на растительных остатках. При их размножении в почве они вытесняют патогены, почва оздоравливается. Длительность оздоравливающего эффекта впоследстивии зависит от многих факторов, в первую очередь от биологической активности самой почвы. Если эту биологическую активность мы сами, своими руками не угробляем, то эффект может продлиться много лет. На практике получается, что почву мы утрамбовываем (переуплотняем) с/х машинами, вносим избыточные дозы азотных удобрений, что приводит к размножению фузариумов, поливаем до 3-х раз посевы фунгицидами, что так же эффективно уничтожает и полезную микрофлору и так далее, тому подобное. Получается, что особенно в первые 3 года мы вынуждены применять деструкторы почти каждый год на конкретном поле.

Что касается вашего вопроса - "Какова периодичность применения Стимиксов по всходам, кратность обработок?" - полагаю, что вопрос про Стимиксы Стандарт, который в большей степени является иммуномодулятором, чем биофунгицидом. В лучшей степени вам про Стимиксы Стандарт может ответить Харченко А.Г - разработчик данной линейки препаратов. Мы же у себя по вегетации Стимиксы Стандарт применяем дважды, в некоторых случаяж - три раза за сезон в зависимости от культуры.Так, например, на озимой пшенице это 1. раневесенняя обработка посевов  подкормочно-стимулирующими смесями (вместо разбрасывания селитры) 2. Вместе с гербицидной обработкой, 3. Совместно с фунгицидной или инсектицидной обработкой. Что еще важно знать. Любой стимулятор, любой фунгицид или биофунгицид в том числе и стимиксы хорошо работают, когда растение накормлено и находится в нормальном, а не стрессовом состоянии. На практике это означает, что стимиксы хорошо работают в сочетании с подкормками растений макро- и микроэлементами. В этом случае комплексное воздествие на растение в нужную фазу гораздо лучше суммы отдельных воздействий отдельных препаратов примененных в разное время.

Новости партнёров