Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → В. В. Высоков, банк "Центр-инвест": "Национальное достояние – это не только газовые скважины, но и метр гумуса на полях юга России"

+1
0
-1
Автор: editor
Гость «Крестьянина» – председатель совета директоров банка «Центр-инвест» доктор экономических наук, профессор В.В. Высоков
вт, 28.04.2015 12:02

Гость газеты «Крестьянин» – председатель совета директоров банка «Центр-инвест» доктор экономических наук, профессор Василий Высоков.

– Василий Васильевич, время сейчас сложное и труднопредсказуемое. Мне кажется, экономика страны благополучно рухнет, если банки (банкиры) останутся «жирными котами». Путин просил не называть их так. Это легко – не называть... А суть? В связи с этим первый вопрос. Насколько велик «вклад» банков в прошлогодний обвал руб­ля? 

– Спекулятивные операции банков, по моей оценке, дали процентов 10. Главным фактором стали огромные выплаты за рубеж крупными компаниями в конце прошлого и начале этого года. Сыграли свою роль в обвале рубля и падение цен на нефть, и спад в экономике, и геополитические процессы. Если бы долги крупных компаний были погашены не через российский рынок, а прямым директивным использованием золотовалютных резервов страны, то рыночных спекуляций можно было бы избежать. Понимая временный характер обвала рубля и дабы не вводить в искушение клиентов, банк «Центр-инвест» на несколько дней приостанавливал валютно-обменные операции. Сейчас многие клиенты говорят нам слова благодарности за то, что остановили их от игры на спекулятивном рынке. Были и трагичные истории: девушка досрочно закрыла вклад, в другом банке ей продали евро по 108 рублей. В результате её парень не захотел встречать Новый год с «валютной спекулянткой».

– Как вы считаете: правильно или нет поступил Центробанк, подняв учётную ставку до 17%? Мнения на этот счёт у аналитиков перпендикулярно противоположные. 

– Когда на палубе начинается буза, то неважно, как её боцман остановит. Назначение ключевой ставки в 17% остановило рост кредитования для валютных спекуляций, но пока не привело к банкротству неэффективно работавших и по сей день работающих предприятий. У нас банкротство воспринимают как трагедию работников предприя­тий. В мире банкротами становятся не предприятия, а неэффективные собственники. Имущество предприятий продают за долги тем, кто знает, что с ним делать дальше. В России банкротство носит перманентный характер, позволяющий новым собственникам требовать государственную поддержку предприятий. 

– Есть ли у финансистов осознание, понимание того, что сегодня роль банков другая, особая? Совершенно отличная от прош­лых лет. Что именно сейчас надо подставить плечо. 

– Не у всех. Американские законодатели ещё в 2009 году приняли закон Додда-Фрэнка, разделяющий потребительское кредитование и другую инвестиционную деятельность банков. В этом же направлении меняется и английское законодательство. На самом деле проблема глубже. Раньше на кредитование направлялись временно свободные денежные средства, остатки на счетах клиентов. Современные системы расчётов онлайн не оставляют ни «дневных», ни «ночных» остатков. К тому же и вкладчики могут в любой момент забрать свои вклады. Поэтому надо разделить банковскую деятельность на: 1) платежи и расчёты и 2) кредиты и инвестиции – и не смешивать их на одном балансе банка. Регулятор должен оценивать деятельность участника рынка не по средним, а по максимальным рискам, банки сами должны выбрать нишу специализации своей деятельности. Вкладчики должны сами определять, что им важнее: надёжные сбережения с низким доходом или рискованные высокодоходные инвестиции. 

Эти требования пока не обязательны для российских банков, но банк «Центр-инвест» уже давно строит свою работу именно на них, что позволяет сохранить устойчивость экосистемы банка «Центр-инвест», объединяющей сотрудников, клиентов и партнёров банка даже в условиях волатильности рынков. 

– Дойдёт ли триллион господдержки, выделенный банкам, до производителей? Способны ли дорогие кредиты (кто их будет брать? кому они по силам?) оживить экономику? Нынешние 14% Центробанка – это знак, что снижение будет и дальше? 8-10% – реальны в этом году? 

– Действительно, из двух триллионов, обозначенных в Плане первоочередных мер правительства банки должны получить 1,5 трлн рублей, в том числе в таких экзотических формах, как государственные облигации. Такая поддержка позволит закрыть дыры в капитале банков и взять под залог облигаций деньги для кредитования клиентов. Вместе с господдержкой банки получают плановое задание по ежемесячному росту кредитных портфелей на 1%, и это единственная мера, которая должна стимулировать работу банков с производителями. Сами производители не готовы брать кредиты. Это закономерный процесс: после ажиотажного спроса производители будут очень осторожно искать новый баланс спроса и предложения на свою продукцию. Кризис – это не когда денег нет, а когда аппетит пропадает. Оживление начнётся тогда, когда появится спрос на новые продукты, товары, услуги. У производственников сегодня есть проекты, подъёмные при ставке 12%. Спад производства приведёт к сокращению спроса на кредиты, и равновесие будет найдено при более низкой ключевой ставке. Надеюсь, мы увидим это уже в 2015 году.

– Почему «Центр-инвест» лишён доли господдержки? 

– Настоящий бизнес должен устойчиво работать «несмотря на поддержку правительства». У меня своё представление о механизмах эффективной поддержки: просишь поддержку у государства – партбилет на стол, не выполнил обязательства – лишаешься степеней и званий и получаешь 10 лет без права переписки. Сегодня зачастую господдержка бизнеса стала бизнесом государственных чиновников. Без господдержки банк «Центр-инвест» кредитует сегодня клиентов по ставкам, которые ниже, чем по кредитам с субсидируемой государством ставкой. Мы рады, что в нашей экосистеме есть эффективные клиенты, которые работают без господдержки. 

– «Центр-инвест» стал лидером кредитования сельхозпроизводителей этой весной. Поздравляем. Спасибо от селян. Что произошло? Как это случилось? Где РСХБ, Сбербанк? 

– Есть три уровня ответа на ваши вопросы. 

Во-первых, национальное достояние страны – это не только газовые скважины в Сибири, но и метр гумуса на полях юга России. Недавно увидел карту ООН «Чернозёмы мира»: мир большой, и у него только узкая полоска чернозёмов от Карпат до Кавказа. В аспирантские годы я изучал меж­отраслевые балансы Северного Кавказа и посчитал не только прямые, но и косвенные затраты на агропромышленный комплекс нашего региона: в конечном продукте на долю АПК приходилось 20%, с учётом полных затрат доля АПК составила 80% продукции. 

Во-вторых, мы часто спорим с нашими зарубежными парт­нёрами, которые считают кредитование агробизнеса высокорискованным. Они правы, если ориентироваться на спекулятивную погоду, но если ориентироваться на устойчивый климат, то АПК – конкурентное преимущество юга России. Важно грамотно кредитовать агробизнес: если кредит дан на три года, то высока вероятность, что два года будут неурожайными. Если кредит выдаётся на пять лет, то два урожайных года гарантируют возврат в полном объёме. 

На рабочей группе Банка России по вопросам кредитования АПК все банкиры, депутаты и чиновники поддержали предложение о дифференциа­ции нормативов резервирования и оценки качества кредитов для сельского хозяйства. В отличие от средней температуры по отраслям на селе надо исходить из того, что в растениеводстве кредиты должны выдаваться на семь лет, в животноводстве – минимум на десять. Предложение совпало с антикризисными мерами по сокращению нормативных требований к банкам, но село отдельной номинации не получило. К сожалению, мы остаёмся в узком кругу банков, которые понимают, что кроме сезонного кредитования агробизнес нуждается ещё и в долгосрочной модернизации. В банке «Центр-инвест» научились сочетать длинные и сезонные кредиты в рамках экосистемы банка, готовы делиться опытом.

И третий уровень ответа связан с разницей спекулятивного и устойчивого кредитования. Спекулятивные банки «продают и покупают риски», сохраняя свою маржу при любых условиях: выросли риски – банки повысили ставки – клиенты более дорогие кредиты направили в более рискованные проекты – вернули банкам вместо процентов свои убытки – банки снова повысили ставки. Банк «Центр-инвест» не только продаёт и покупает, но ещё и управляет рисками: мы тщательно анализируем риски с клиентом. Снижение рисков в результате совместной работы позволяет выдать кредит по льготной ставке, что стимулирует клиента успешно завершить проект, вернуть банку кредит, и проценты, и успех.

– Второе спасибо за ваши кредиты под 17 процентов. 

– Спасибо всем, кто сегодня продолжает работать на селе по новым технологиям и готов выполнить свои обязательства заёмщика в срок и в полном объёме. С начала года банк «Центр-инвест» выдал предприятиям агрокомплекса почти 2,5 млрд рублей кредитов. Средняя ставка составила 15,6% годовых. К сожалению, не все коллеги-банкиры сегодня разделяют нашу точку зрения – к нам приходят руководители предприятий и говорят, что банки боятся кредитовать АПК, не понимают, что на селе весенний день год кормит. Мы гордимся тем, что все наши клиенты провели весенне-полевые работы в срок и соберут достойный урожай.

– Это, как я понимаю, под оборотку. А длинные займы сейчас даёте? Под какой процент? 

– Доля кредитов на инвестиционные цели составляет 40% кредитов, выдаваемых селу. Это оптимальное сочетание рисков текущей и инвестиционной дея­тельности сельхозпредприя­­тий. Чтобы не было соблазна решать текущие вопросы за счёт программ модернизации, стоимость коротких и длинных денег для села примерно одинакова, и по выданным в 2015 году инвестиционным кредитам их средняя стоимость не превысила 16% годовых.

Василий Брусенский

Опубликовано в газете "Крестьянин"
 

+1
0
-1
Автор: editor
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров