Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса

Инструктаж → «Налоги за себя и за того парня!»: как не попасть под доначисление налога

По статистике, каждый день налоговые органы проверяют по 1420 компаний. Предприниматели давно уже привыкли к тяжелым последствиям налоговых проверок. Вывод о  том, что проверка в любом случае закончиться доначислением налога, стал уже своего рода аксиомой бизнеса.  Сегодня каждое предприятие, являющееся плательщиком НДС, сталкивается с его доначислением по результатам налоговых проверок с контрагентами. Суммы доначислений исчисляются миллионами.

Сложившаяся практика сводит на нет, все попытки государства облегчить жизнь бизнеса. Создается впечатление, что налоговому органу любой ценой нужно доначислить налог, и взять эти деньги. Среди потерпевших –самые разные предприятия, в том числе аграрии, получившие грант на развитие, но вынужденные отказаться от планов после налоговой проверки, вернее ее итога в виде доначисленного НДС. 

Исходя из анализа обращений предпринимателей, можно сделать вывод, что нарушается один из главнейших принципов налогового законодательства - презумпция невиновности. 

За того парня…

Один из советских лозунгов послевоенного времени призывал: «Сделай работу за себя и за того парня!». Сегодня, в период бюджетного дефицита, обусловленного мировым финансовым кризисом, вызванного новой коронавирусной инфекцией, самым популярным налоговым лозунгом стал: «Заплати налоги за себя и за того парня!». А под «тем парнем» теперь понимаются не погибшие герои, а реально существующие мошенники и так называемые фирмы-«однодневки». 

И ладно, если бы налогоплательщики «страдали» за неумную оптимизацию или за обналичку через ими же созданные номинальные структуры. Очень часто компании к «однодневкам» не имеют никакого отношения, заключают договор, проводят его исполнение, отражают хозяйственные операции в бухгалтерском и налоговом учете — и на этом успокаиваются. А через пару-тройку лет начинается эпопея, в которой «крайним» остается не тот, кто налогов не заплатил, а тот, кто с ними «посотрудничал». Фактически, действует принцип «Кто не спрятался, я не виноват», когда государство включило механизм круговой поруки. Получается, что налоговый орган борется с «однодневками», наказывая тех, кто с ними вступает в работу- то есть когда за работу с «неправильным» контрганетом ответственность несет не сам нарушитель, а представители бизнеса.  

Подобными налоговыми спорами — т.е. спорами по «однодневкам» с лишением предпринимателей вычетов по НДС, а то и расходов по налогу на прибыль — буквально завалены арбитражные суды страны. Но все же львиная доля дел до суда вообще не доходят, т.к. предприниматели понимают, что дела им не выиграть. Ведь у налоговиков в этом уже более чем 15-летний опыт.

Тезис со стороны налогового органа здесь один: «А нечего было с однодневками работать».

Если налоговый орган заподозрит, что вы работаете с «однодневкой», проблемы будут точно. Работу с такими контрагентами налоговый орган приравнивает к уходу от уплаты налога. Формально у налоговиков много способов сделать из вас или вашего контрагента «однодневку». Но и у бизнеса есть защитные аргументы. 

«Маловата, понимаешь… Маловата будет!»

В ходе выездной проверки в аграрном предприятии (КФХ) налоговая установила, что один из контрагентов по поставке гербицидов — фирма-«однодневка» с наличием соответствующих признаков: директор был номинальный, по юридическому адресу контрагент не находился, склады  не являлись собственностью контрагента,  подписи в бухгалтерских документах выполнены неустановленным лицом, а фактический адрес так и не был установлен.

Сняв все расходы и вычеты по НДС по сделкам с этим контрагентом, налоговая доначислила сельхозпроизводителю налог на прибыль (4,7 млн руб.), НДС (5,8 млн руб.), пени (1 млн руб.),  штраф (1,5 млн руб.). Доначисление было сделано за прошедшие 3 года. Ну, каково вам? Впечатляет? Не то слово. На круг КФХ должен был заплатить не много, ни мало почти 12 млн руб. в казну государства. А если нет- инкассовые на расчетный счет и арест имущества. 

Реальность поставок налоговая не оспаривала. Более того, она нашла реального поставщика. То есть видя, что гербициды были закуплены, вывезены транспортом КФХ со складов контрагента, и фактически использованы аграрием в весенне-полевых работах,  инспекция все равно не учла расходы на покупку товара и НДС. 

Чтобы оспорить решение налогового органа, были инициированы обращения в Управление налогового органа. Управление посчитало доначисление несоразмерным и, нет, не уменьшила его –наоборот, доначислило еще 2,5 млн к уже существующим суммам. Оставалось идти за правдой в арбитражный суд с соответствующим заявлением. 

В суде налоговый орган утверждал, что нельзя определять сумму налога расчётным способом, если налогоплательщик не предоставил документы, подтверждающие фактические затраты на закупку товара у реального поставщика и не доказал проявления должной осмотрительности. 
Суды первой и апелляционной инстанции встали на сторону налогового органа, так как посчитали, что документооборот был фиктивным.  В удовлетворении заявления аграрию было отказано. 

Решено было идти дальше и подана кассационная жалоба на решение суда первой и апелляционной инстанций. 

Кассация разобралась в ситуации и решила, что доначисления налога на прибыль и НДС ошибочны из-за формального толкования положений ч.2 ст. 54.1 НК РФ. Кроме того, кассационная инстанция указала на то, что аграрий при выборе контрагента проявил должную осмотрительность и осторожность. 

Судом установлено, что из представленных документов и анализа первичных документов (договоров, счет-фактур, путевых листов, актов выполненных работ), у агрария имелись реальные потребности в приобретении и использовании гербицидов. Что в свою очередь доказывает, что КФХ прямо преследовало деловые цели, соответствующие характеру его деятельности, которые были направлены на получение результатов при использовании гербицидов.

По вопросу проявления должной осмотрительности при выборе контрагента общества, судом установлено следующее. 

П.п. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ устанавливает обязанность налоговых органов руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России, ФНС России по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах, в которых выражается позиция Министерства по конкретным или общим вопросам, содержащимся в индивидуальных и (или) коллективных обращениях граждан и организаций. 

Позиция по вопросу проявления налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе контрагентов, содержится в письме ФНС России № ЕД- 4-2/ 13005(a), от 24.07.2016 г. 

Целью должной осмотрительности предпринимателя является не только налоговая благонадежность контрагента, но и его договороспообность, т.е. способность своевременно и в полном объеме исполнять свои обязательства по гражданско - правовым договорам, минимизация рисков нарушений договорных обязательств со стороны контрагентов. 

Судом установлено, что аграрии при проведении торгово- закупочных процедур проявил должную осмотрительность, в том числе, имея в наличии (в период заключения спорных договоров): приказы о назначении на должность генерального директора контрагнета соответствующих лиц; копии паспортов; информацию о фактическом месте нахождения Общества с приложением копии договора аренды; выписок из ЕГРЮЛ на даты заключения договоров; были использованы информационные ресурсы; представлены документы, очевидно свидетельствующие о возможности поставки спорного товара. 

Кроме того судом приняты во внимание доказательства, об осуществлении контрагентом–«однодневкой» предпринимательской деятельности. В частности, нам удалось документально подтвердить, что склады принадлежали родственнику учредителя фирмы-«однодневки», а бухгалтерские документы действительно подписывал не директор, а его сын, который фактически вел деятельность контрагента. Ну а декларация по НДС не сдавалась намеренно, с целью «переброса» его  сельхозпроизводителя.  

Таким образом, налоговым органом не обосновано утверждение о непроявлении сельхозпроизводителем должной осмотрительности, не указано ни одного действия, которое аграрий мог совершить, но не совершил для получения информации о благонадежности контрагента. На основании изложенного, вывод налогового органа о непроявлении КФХ должной осмотрительности является необоснованным.

Налоговики не смогли доказать, что сделки фиктивны. Напротив суд решил, что факт поставки гербицидов спорным контрагентом и их необходимость подтверждены документально и обоснованы (ст.ст. 23,146,166,169,170,171,172,252,265,270 НК РФ). В итоге компания –сельхозпроизводитель отбила расходы по налогу на прибыль и оспорила доначисление НДС в полном объеме. Банальный совет проявлять должную осмотрительность может быть решающим в суде. 

«Заметьте, не я это предложил!»

Проблема гораздо глубже, чем просто доначисление налогов, так как зачастую речь идет об огромных суммах и возникает риск привлечения компании к уголовной ответственности. Почему тогда это не может рассматриваться как рычаг давления на неугодных предпринимателей? Мало того, что человека объявляют банкротом, так еще можно и уголовное дело на него завести, а в ходе расследования до конца убить предприятие.  

По логике налоговых органов не будет большой беды в том, чтобы лишний раз заставить предпринимателей быть бдительными и выбирать таких контрагентов, связь с которыми не вызовет у них дополнительных налоговых доначислений. Но при этом, налоговые органы не могут сформулировать хотя бы минимальный уровень законных действий налогоплательщика, гарантирующий его налоговую безопасность. Ни закон, ни обычаи делового оборота, ни даже рекомендации Минфина России не требуют отбора образцов подписи, проверки паспортных данных директора контрагента, и личного знакомства с ним.  По сделкам с удаленными контрагентами и по интернет-сделкам сделать это практически невозможно. 

Более того, исходя из характера самих доказательств налоговых органов (протокол допроса свидетеля, почерковедческая экспертиза) такая информация  не могла быть получена без использования специальных административных правомочий обычными участниками гражданского оборота. 

В описанной ситуации налоговые органы не борются с фирмами-«однодневками», а фактически поддерживают их. С этих фирм не взыскиваются налоговые недоимки, пени и штрафы, «однодневки» не ликвидируют в принудительном порядке. А к руководителям таких компаний не применяются административные или уголовные санкции. 

Становится понятным, о чем именно не должны молчать налогоплательщики, и каким образом можно бороться с незаконным отъемом имущества. 

Сегодня нужно не просить исполнительную власть снизить требования при налоговых проверках, а требовать от нее исполнения ее прямых обязанностей. И в случае нарушения прав предпринимателей, обращаться в суд - такие нарушения следует обжаловать по всей вертикали власти. 
Ну а пока будем жить, как в том анекдоте: «Собрал как-то налоговый инспектор по месту массовой регистрации массовых учредителей и массовых руководителей ООО и говорит: «Поскольку в борьбе с фирмами –«однодневками» без налоговых доначислений не обойтись, прошу назвать кандидатов из числа ваших контрагентов». 

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров