Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Твёрдая пшеница ждёт твёрдого решения: возродится ли в России производство дурума?

+1
0
-1
Автор: admin
пт, 11.12.2020 10:36

До 70-х годов ХХ века наша страна оставалась ведущим мировым производителем твёрдой пшеницы. Культура занимала 3,5-4 млн га и давала 4,5-5 млн тонн зерна. В последние годы площадь сева сократилась до 700 тыс. га, а валовый сбор не превышает 750 тыс. тонн. 

Почему аграрии отказались от твёрдой пшеницы? Будет ли она востребована на рынке в ближайшие годы? Как развернуть экспорт зерна в сторону дурума? Об этом Agrobook.ru спросил Сергея Грошева, к. с-х. н., руководителя секции «Твёрдая пшеница» Национального союза селекционеров и семеноводов (НССиС), руководителя отдела «Твёрдая пшеница» ООО «Агролига».

– Сергей Владимирович, данные, которые опубликовал НССиС о производстве твёрдой пшеницы, впечатляют. До 1970-х годов мы были лидерами по этой культуре, а теперь?

– Сегодня Россия занимает лишь 13-е место в ряду производителей твёрдой пшеницы. Лидерство и по производству, и по экспорту принадлежит Канаде: в прошлом году эта страна вырастила около 5 млн тонн зерна твёрдой пшеницы. В текущем сезоне, по прогнозам IGC, получит 6,1 млн  тонн.

Наши аграрии ежегодно собирают всего 650-700 тыс. тонн зерна твёрдой пшеницы. Этот объём не покрывает даже внутреннюю потребность: около 40% необходимого сырья российским макаронным фабрикам приходится завозить из Казахстана, хотя мы могли бы выращивать его на территории нашей страны. И это большая проблема для перерабатывающей отрасли. Доставка из Казахстана обходится нашим макаронным фабрикам примерно в пять рублей за килограмм пшеницы. И это притом что закупочная цена на качественное зерно твёрдой пшеницы достигла 26 000 рублей за тонну без НДС.

Все переработчики на европейской части территории умоляют: давайте что-то делать, чтобы вернуть на европейскую часть России твёрдую пшеницу.

– То есть спрос на твёрдую пшеницу всё-таки есть?

– Спрос еть, и он растёт с каждым годом. Текущая потребность в зерне твёрдой пшеницы – 700-750 тыс. тонн, в перспективе трёх-пяти лет она увеличится до 850-900 тыс. тонн. Но несмотря на высокую закупочную цену и очевидный интерес со стороны переработчиков, роста площадей под твёрдой пшеницей мы не наблюдаем. 

 

– На юге России твёрдую пшеницу действительно редко выращивают. Я посмотрела данные НССиС – площади у нас совсем крохотные. Ростовская область – 10 тыс. га, Ставропольский край – 20 тыс. га, Краснодарский – 3 тыс. га. Почему в южном аграрном треугольнике эта культура непопулярна?

– Интерес растениеводов к твёрдой пшенице уменьшился по ряду причин. Одна из них – наличие альтернативных культур. Климат стал значительно теплее, чем 20-30 лет назад, и аграрии всё чаще делают выбор в пользу более урожайной озимой мягкой пшеницы. Надо сказать, что наши селекционеры, краснодарский НЦЗ им. П.П. Лукьяненко и зерноградский ВНИИЗК им. И.Г.Калиненко, очень хорошо поработали и создали превосходные сорта мягкой озимой пшеницы, которые позволяют получать с гектара по 6-8 тонн зерна. По крайней мере, 50 центнеров получить несложно. Это в два раза больше, чем может дать яровая пшеница.

Из-за небольшой разницы в цене и большой разницы в урожайности озимая мягкая пшеница оказалась более прибыльной в сравнении с яровой твёрдой пшеницей и вытеснила её не только на юге, но и в центральной полосе, в Поволжье, даже в части Оренбургской области. Не добралась она только до востока Оренбургской и Челябинской областей, где очень суровые малоснежные зимы.

Эти регионы остаются основной зоной возделывания яровой твёрдой пшеницы, которая здесь занимает последние годы 255 тыс. га и 160 тыс. га соответственно, что, в любом случае, в разы меньше площади, которую культура занимала в советский период.

Альтернативой твёрдой пшенице можно считать и масличные, в том числе подсолнечник – который, хотя и является лидером по доходности, стал фактором дополнительного иссушения почвы в и без того малообеспеченных влагой территориях.

На юге России в пользу мягкой пшеницы сыграла ещё и близость к портам. Мягкая пшеница востребована на мировом рынке, аграриям предложено большое разно­образие сортов, можно вырастить большие объёмы зерна и отправить его на экспорт.

– Вы говорите о том, что яровая твёрдая пшеница проиг­рывает в урожайности озимой мягкой. Но ведь существуют и озимые сорта твёрдой пшеницы, которые также могли бы развиваться за счёт зимне-весенних запасов влаги и давать более высокий урожай. Почему не возделывают их?

– Действительно, в России зарегистрировано 28 озимых сортов твёрдой пшеницы, в том числе краснодарской и зерноградской селекции. Эти сорта обладают хорошей зимостойкостью, но зерно, которое они дают, порой не соответствует высоким международным стандартам, предъявляемым к сырью для производства макарон. То есть они могут иметь высокую урожайность, хорошую натуру, достаточную стекловидность и высокое содержание белка. Но есть ряд требований, которые не отражены в российских стандартах – например, качество клейковины и индекс цвета, и по этим параметрам зерно не всегда соответствует запросам переработчиков. Такое зерно если и применяется в макаронной промышленности, то в качестве удешевления помольных партий. Основой для макарон всё же является зерно яровой твёрдой пшеницы.

Национальный союз селекционеров и семеноводов поднял этот вопрос на недавнем совещании с Минсельхозом России. Мы объяснили: нам необходимо привести российские стандарты к мировым. 

Почему это важно?

В Советском Союзе вся продукция выпускалась по ГОСТам. После перестройки у производителей появилась возможность выпускать товары по так называемым «техническим условиям». ТУ позволило предприятиям пищевой промышленности ради удешевления производства частично заменять твёрдую пшеницу мягкой, но качество макарон, конечно, ухудшилось.
Сегодня рынок диктует нам свои условия. Разница между пачкой дорогих и дешёвых макарон составляет около 50 рублей. Поскольку макароны не основной продукт в нашем рационе, хозяйки готовы заплатить на 50 рублей больше за качество и получить макароны, которые не развариваются, не слипаются, не содержат ничего, кроме крупки (семолины) из твёрдой пшеницы и воды и имеют хорошие вкусовые свойства.

Конкуренция заставляет наши макаронные фабрики соревноваться в качестве, а достичь его можно главным образом за счёт высокого качества зерна.

На большинстве перерабатывающих заводов в России уже стоит либо итальянское, либо швейцарское оборудование, которое рассчитано на зерно, соответствующее мировым стандартам качества.  Отмечу, что, по данным Центра оценки качества зерна (структура Россельхознадзора), в последние годы в России практически не было твёрдой пшеницы, соответствующей по качеству пшенице первого и второго классов даже по российскому ГОСТу.

Единообразие стандартов будет полезно и для всех селекционных центров: учёные будут знать, совершенствованием каких параметров пшеницы следует заниматься для соответствия современным требованиям пищевой индустрии и потребительского рынка.

Понимая вышеперечисленные проблемы, более десяти лет назад компания «Агролига Центр Селекции Растений» вместе с учёными из Самарского НИИ сельского хозяйства имени Н.М. Тулайкова и селекционерами Италии начали работать над улучшением качества яровой твёрдой пшеницы. Результатом нашего совместного труда стали два новых сорта – Бурбон и Таганрог, они уже внесены в Госреестр.

Сейчас по такой же модели мы с коллегами из Национального центра зерна им. П.П. Лукьяненко и итальянскими генетиками начинаем работу над совершенствованием сортов озимой твёрдой пшеницы. И я уверен, в ближайшие годы мы сможем дать аграриям юга России высокоурожайные озимые сорта твёрдой пшеницы, которая бы соответствовала всем требованиям переработчиков – не только отечественных, но и зарубежных.

Во время полевой работы с учёными НЦЗ им. Лукьяненко


– Вы считаете, у южнороссийского дурума есть перспектива выйти на экспорт?

– Ситуация с дурумом в мире более напряжённая по сравнению с мягкой пшеницей, так как производство твёрдой пшеницы не обеспечивает растущее потребление.

По прогнозам IGC, в текущем сезоне мировое производство твёрдой пшеницы составит 34,3 млн тонн. Это на 6% ниже среднего урожая за последние пять лет. Примерно 7,4 млн тонн произведут страны ЕС, 6,1 млн тонн – Канада, по 1,6 млн тонн – Мексика и США.

Итальянские предприятия производят ¼ потребляемой в мире пасты, но испытывают дефицит сырья, который на 30-40% покрывается за счёт импорта. Потребность Италии и Турции в дуруме составляет три четверти экспортного рынка твёрдой пшеницы.

У нас ведь есть исторический опыт, когда Россия поставляла за рубеж большие объёмы высококачественного зерна твёрдой пшеницы – и сейчас наша страна могла бы стать заметным игроком на этом рынке.

Антиглифосатная кампания в Европе ведёт к тенденции отказа от традиционных поставщиков дурума из Канады и поиску новых рынков. Казахстан уже отреагировал на это поставками – в том числе поставками твёрдой пшеницы, выращенной из сортов зарубежной селекции.

На месте Казахстана могли бы быть наши экспортёры. Не говоря уже о том, что в перспективе Россия способна поставлять за рубеж не зерно, а макароны – готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью.

– За кем же последнее слово в этом вопросе? За селекционерами, растениеводами, Минсельхозом?

– Возрождать производство твёрдой пшеницы можно только сообща. Перед селекционерами стоит задача по созданию современных и востребованных сортов, а также сортовых технологий, адаптированных к условиям конкретного региона.

К этой работе нужно подключиться и семеноводчес­ким хозяйствам. Нельзя сказать, что регионы сегодня однородно обеспечены семенами высоких репродукций.

Семеноводство твёрдой пшеницы характеризуется низким планированием: невозможно производить семена, не имея чёткого представления о том, насколько они будут востребованы. Если спрос окажется низким, велика вероятность, что семенной фонд хозяйствам придётся его продавать как товарное зерно, что и происходит в последние годы.

Не обойтись и без государственной поддержки. Если вы посмотрите на отчётность разных ведомств, то с трудом найдёте информацию о статистике производства твёрдой пшеницы, так как эта культура не выделена отдельной строкой, она растворяется в данных по яровой и озимой пшенице.

Знаете, я недавно встретил в прессе абсурдное заявление: автор публикации от имени МСХ сокрушался, что при урожае свыше 130 миллионов тонн недопустим рост цен на макароны. Но при чём здесь урожай зерна (учитываю­щий, кстати, не только пшеницу, но также ячмень, горох, кукурузу) и твёрдая пшеница, которая является сырьём для макарон? Квота на экспорт зерна никак не повлияет на её цену, потому что твёрдую пшеницу мы, напротив, импортируем пока из Казахстана, но не исключено, что переработчики будут вынуждены принять решение о завозе дурума из дальнего зарубежья, в том числе из Канады.

Одна из крупных макаронных фабрик закладывала в свой бюджет на текущий год цену закупки зерна твёрдой пшеницы в размере 17 рублей, а фактически вынуждена платить по 25-27 рублей. Как в этом случае можно удержать цену на макароны? 

На мой взгляд, должно быть принято твёрдое решение и со стороны аграрного ведомства – развивать производство дурума внутри России.

На днях я обследовал поля в Краснодарском крае. На востоке и северо-востоке Кубани состояние озимых полей очень плохое. Вероятно, предстоит пересев. Обследования показывают, что и в Ростовской области, особенно в центральной её части, всходы крайне неоднородные и уже сейчас хозяйства ищут семена яровых культур для ремонта или пересева. Я надеюсь, что, выбирая яровую культуру для пересева, аграрии обратят внимание и на сорта твёрдой пшеницы. Их решение имеет большое значение в деле возрождения производства дурума.

Лёд может тронуться только после очень большого усердия всех сторон.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 50 от 09.12.2020 под заголовком: «Твёрдая пшеница ждёт твёрдого решения»
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров