Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Фермеры окрепли, село ослабло. Ростовстат опубликовал земельные итоги переписи

чт, 16.08.2018 09:25
Все-таки изучение статис­тики – увлекательнейшее дело. Цифры изобличают всё, они беспристрастны и показательны, особенно если охватывают большой временной промежуток. Таким был промежуток между двумя сельскохозяйственными переписями – 2006 и 2016 годов. В конце июля Ростовстат опубликовал итоговый сборник ВСХП-2016, посвящённый состоя­нию земельных ресурсов.

Землю пустили в дело

Начать, пожалуй, стоит с того, что земли у хозяйств Ростовской области стало меньше. Общая площадь земельных ресурсов в АПК сократилась на 260 тысяч га. По площади это как весь Шолоховский район.

В то же время потери непосредственно сельскохозяйственных угодий были не такими значительными – менее 22 тысяч га.

Что же произошло с землёй? Куда она делась?

Видно, что в течение десяти лет аграрии вели работу по межеванию участков. От земельных массивов были отделены дороги, лесополосы. Часть сельскохозяйственных участков была продана и переведена в другие категории – например, под строительство домов, складов, дорог, заводов.

Пострадало ли сельхозпроизводство от такого передела? Можно с уверенностью сказать, что не пострадало. Потому что площадь реально используемой земли за десять лет не только не сократилась, но даже выросла – на 332 тысячи гектаров. Выходит, хозяйства избавились от бесполезных участков – тех, что номинально числились, но реально не использовались.

С 2006 года немного изменилась структура сельхозугодий.

Пашня, на которую 12 лет назад приходилось 5,71 млн га, увеличилась до 5,8 млн га. «Лишние» 90 тысяч пришли из других категорий сельхозземель.

Аграрии выкорчёвывали многолетние насаждения (эта категория за десять лет потеряла 3 тыс. га), облагораживали залежи (минус 5,5 тыс. га), но активнее всего всё-таки осваивали пастбища – минус 182 тысячи га. Половина из них ушла под сенокосы, половина – под пашни. Получилось как раз по 90 тысяч га.

Лишние рты – с поля вон

Другая яркая тенденция, которую нам демонстрируют итоги переписи, это укрупнение хозяйств и концентрация земельных ресурсов.

У фермеров и организаций этот процесс шёл неравномерно.

Средний земельный надел СХО за десять лет увеличился на 31%, а надел фермера – в 2,5 раза. Впрочем, даже после этого средняя организация всё равно оказалась в 11 раз мощнее среднего фермера: 3 447 га против 314 га.

Наращивание земельного фонда происходило в основном за счёт поедания менее эффективных хозяйств более эффективными. За десять лет количество сельхозорганизаций сократилось на 36%, фермеров – на 43%. Освободившуюся землю быстро расхватали те, кто удержался на плаву.

При этом аппетит фермеров на землю был сильнее, чем способность организаций эту землю удержать. Если в 2006 году земельный фонд распределялся между СХО и КФХ в соотношении 72% на 26%, к 2016 году изменился до 61% к 33,5%.

Мы поинтересовались у президента Ростовской областной АККОР Александра Родина, радует ли его эта тенденция. Ведь наращивание земельного фонда – знак того, что фермеры становятся крепче (чего, по идее, и должна желать АККОР). Но Александр Максимович ответил, что в укрупнении КФХ не видит ничего хорошего.

– Да, у фермеров стало больше земли. Но ведь самих фермеров стало меньше. То, что происходит сейчас, не соответствует идее, с которой мы приступали к развитию фермерского движения в 1990-х годах. Цель была – вернуть хозяина на землю, сохранить крестьянский уклад жизни, развивать кооперацию, – сказал глава донской АККОР. – Крупные землепользователи – будь то организации или фермеры – не решат проблему бегства людей из сельских территории.

По мнению Александра Максимовича, развитие фермерства может идти по двум путям. Первый, так сказать, интенсивный: имеешь немного земли и придумываешь, как эффективнее её использовать (кооперируешься, организовываешь животноводство, переработку, помогаешь соотечественникам найти занятость). Второй путь – экстенсивный: набрал побольше земли и увеличил свою прибыль только за счёт масштаба. Занятости это не способствует, потому что современное расте­ниеводство обходится малым количеством работников.

К несчастью, цифры ВСХП-2016 это подтверждают. Количество людей, так или иначе занятых в донском АПК, за десять лет уменьшилось вдвое: со 141 до 70 тыс. человек. Особенно тревожат увольнения постоянных работников в сельхозорганизациях: было 105 тысяч, стало 45 тысяч.

ИП и КФХ в то же самое время, наоборот, активно трудоустраивали своих земляков. Число людей, работающих на постоянной основе у фермеров, выросло с 6,6 тыс. до 15,3 тыс. человек.

Самый фермерский район

Как было сказано, земельный фонд к 2016 году в Ростовской области распределился следую­щим образом: 61% – у организаций, 33,5% – у КФХ, 5,5% – у населения.
Такое соотношение – среднее по области, но в некоторых территориях баланс смещается в сторону одной из групп.

Так, есть территории, где фермеров очень мало, а вся земля находится в руках у крупных предприятий. К таким относятся Целинский, Кагальницкий, Белокалитвинский, Весёловский и Мясниковский районы. Здесь у «крупняков» от 57% до 72% земельного фонда. Хуже всего с фермерством в Мясниковском районе: КФХ здесь досталась только десятая часть сельхозугодий.

А вот территории, где вольготно-весело живётся именно фермерам: Заветинский район (72,3% земли у ИП и КФХ), Константиновский (59%), Орловский, Тацинский, Советский, Ремонтненский (около 55%).

Звание «самого фермерского» по праву может носить Егорлыкский район: здесь крупным предприятиям досталось всего 2,3% сельхозугодий. 77,8% земли – у КФХ, 15,3% – у малых предприятий.

Кроме того, Егорлык победил и по количеству фермерских хозяйств. Абсолютное лидерство – 819 КФХ. На втором месте, с большим отрывом – Песчанокопский район (423), на третьем – Матвеево-Курганский (376).

– Много фермерских хозяйств было создано в тех районах, где руководство всячески способствовало этому движению, где не чинились никакие препятствия по разделу земли, – объясняет Александр Родин. – Конечно, в этих районах роль сыграли и местные фермерские организации: у АККОР тогда были другие возможности.

Помимо «фермерских» районов в Ростовской области есть территории, где много земли отдано под ведение личного подсобного хозяйства. Безусловный лидер – «огуречная столица» Дона, Багаевский район. Здесь у населения – 29% от площади всех сельхозугодий. Активны в сельском труде жители Волгодонского и Советского (по 16%), Каменского и Дубовского районов (по 15%).

Но вместе с тем в ряде территорий видна и негативная тенденция, когда земля у жителей есть, а работы на ней не ведутся. Около четверти земель ЛПХ не используются в Верхнедонском, Куйбышевском, Миллеровском, Белокалитвинском, Тацинском районах. В Шолоховском районе площадь заброшенных земель среди ЛПХ доходит до 28%.

– Эти процессы характерны и для всей страны в целом, – говорит Александр Родин. – За десять лет в России прибавилось 779 тысяч пустующих подворий: народ всё бросил и уехал. В то же время, это будет видно из следую­щих томов итогов переписи, в стране есть много товарных ЛПХ, которые работают, но никак не систематизированы, не встроены в общую схему сельскохозяйственного производства. Им нужно помогать в первую очередь. Может быть, даже не столько деньгами, сколько консультацией – как организовать производство, скооперироваться и начать зарабатывать.

По словам Александра Максимовича, в ближайшее время АККОР подготовит свою концепцию развития сельского хозяйства и представит её вице-премьеру Алексею Гордееву. В ней будут учтены и результаты Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года.

В конце концов, для того переписи и проводятся – чтобы вовремя корректировать политику государства.
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров