Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Поиграли в инвестиции

ср, 01.06.2016 11:22

Через 13 лет вложения пайщиков СПК «Егорлык» вернулись в прежнем размере

Полтора года Анатолий Гриценко штурмует правоохранительные органы. Его и нескольких соседей-пенсионеров обидел местный кооператив. Хозяйство было ликвидировано, но перед тем как почить, вернуло людям их имущественные паи. Весьма замысловатым способом.

Забирай, а то проиграешь

О том, что СПК «Егорлык» готовится отойти в мир иной, никто даже не догадывался.

В феврале 2014 года председатель Василий Черноиванов созвал людей на общее собрание, отчитался, как жили-работали, обрадовал, что получили прибыль. СПК заработал более 2,5 миллиона рублей и был готов 15% из них отчислить на дивиденды. Предложили голосовать. Люди подняли руки...

Спустя пару месяцев ассоциированных членов СПК (то есть тех, кто в кооперативе не работал) стали вызывать к бухгалтеру.

– Позвонили, говорят: «Срочно приезжайте, получайте деньги», – вспоминает Галина Бондарева. – Я приехала, бухгалтер сказала расписаться в ведомости и выплатила мне 4 700 рублей – сумму имущественного пая, который я вносила в кооператив в 2001 году.

Наверное, селянам следовало бы сразу спросить: «А почему кооператив решил ни с того ни с сего вернуть нам паи?» Но этот вопрос задавали вторым. А в первую очередь интересовались, почему так мало.

Народ рассуждал так: мы внесли деньги, кооператив успешно работал, приобретал новую технику... По идее, его имущественная база должна увеличиваться, а паи, следовательно, расти. О том, что паи становятся больше, говорила на отчётных собраниях сама бухгалтер Валентина Власенко. Но тут вдруг оказалось, что за 13 лет у ассоциированных членов взносы не изменились.

– Власенко говорила, у них нигде не написано, что мой пай увеличился. И вроде бы сохранились документы только за 2001 год, – говорит Галина Ивановна.

Как бы ни спорили люди о размере пая, ответ был один: бери что есть, а то совсем ничего не получишь.

Только зачем нужно было возвращать паи членам СПК?

– Мне объяснили, что на то был приказ Черноиванова. Вы, мол, не работаете, у вас маленькие суммы, мы вам решили отдать, – говорит Таисия Алейникова.
«Конторе» привыкли верить. В феврале 2014 года в СПК «Егорлык» числилось 174 участника, к сентябрю их стало в семь раз меньше – 25 человек.

«Обогатились за наш счёт?»

Через несколько месяцев после «возвращения паёв» хозяйство объявило о своей ликвидации. Имущество было оценено и поделено между его работниками. Те, кто оставался в кооперативе до последнего дня, получили в разы больше денег, чем те, кто «вышел» в феврале.

– Другие оказались умнее нас, – говорит Таисия Алейникова. – Молодые меньше нас работали, а получили в три раза больше.

Ассоциированные члены были возмущены. Масла в огонь подлил ещё один факт: оказывается, пайщики не просто «вышли» из СПК, а продали свои паи председателю!

– Это – договор купли-продажи моего пая, – предъявляет печатный лист Анатолий Гриценко. – В день, когда оформлялся документ, я лежал в больнице. Подпись под договором – не моя.

То же самое утверждают Таисия и Фёдор Алейниковы, Лидия Капралова, Николай и Галина Бондаревы, Татьяна Курносова и другие.

Подделка документа – уголовная статья. Кто бы стал попирать закон, если бы за преступлением не маячила большая выгода?

Рассуждая таким образом, инициативная группа обратилась в полицию. Сейчас правоохранители выясняют, нет ли во всей этой истории признаков мошенничества.

Премия не платится, не растут паи

Бывшие ассоциированные члены уверены: если бы ликвидация СПК проходила с их непосредственным участием, они могли бы получить больше.

Но могли бы?

Этот вопрос актуален не только для «Егорлыка», но и для десятков других сельскохозяйственных коо­перативов, которые существуют в России.

– Чтобы понять, на какое имущество могли рассчитывать ассоциированные члены кооператива, нужно смотреть его устав, – говорит Андрей Морозов, исполнительный директор ревизионного союза сельхозкооперативов Московской области «Ревизор».

Устав СПК «Егорлык» слово в слово повторяет ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» – и не даёт ассоциированному члену никаких дополнительных прав.

По российскому законодательству ассоциированный член кооператива является своего рода инвестором хозяйства. Человек внёс деньги (пай) и может рассчитывать только на один вид дохода – дивиденды. Дивиденды исчисляются в размере до 30% от годовой прибыли хозяйства. Никаких других дополнительных бонусов (премия, приращение пая) для ассоциированного члена не подразумевается.

К сожалению, это означает, что на большее, чем сумма изначального пая, ассоциированные члены СПК «Егорлык» претендовать не могли. И в какой-то степени им даже повезло – ведь если бы СПК был ликвидирован в результате банкротства, то им бы действительно могло ничего не достаться: все имущественные паи ушли бы за долги. На языке закона это называется «несение риска убытков в пределах своего паевого взноса».

Если бы пожилые жители Егорлыкского района были лучше информированы о том, как работает закон «О сельхозкооперации», они бы ещё при «жизни» кооператива могли требовать увеличить доли прибыли, которая шла на дивиденды, до 30%. А так людям выплачивалось в два раза меньше – всего 15%. И никто не возражал.

* * *
В этой истории остался один нерешённый вопрос. Какой был смысл покупать паи до ликвидации СПК?

Ответ снова кроется в законе «О сельскохозяйственной кооперации».

После того как СПК раздал долги кредиторам, его имущество и деньги делятся среди членов кооператива пропорционально их обязательным паям, если иное не предусмотрено уставом данного кооператива. Ничего «иного» в СПК «Егорлык» предусмотрено не было. Это значит, что тот, кто имел больше всех паёв, мог рассчитывать на самую большую долю имущества – в денежном или натуральном выражении.

Бывший председатель кооператива, а теперь – просто индивидуальный предприниматель Василий Черноиванов сообщил, что сам он приобрёл 183 пая.

Заявления пайщиков о подделке договоров купли-продажи Василий Николаевич назвал «абсолютной ложью», заверив, что все процедуры были сделаны по закону.

– Людям предложили деньги, вот они и согласились продать паи, – объяснил Василий Николаевич. – Если Гриценко и Алейникова считают, что подписи подделаны – пожалуйста, пусть заказывают соответствующую проверку.

Следователь, который ведёт дело ассоциированных членов СПК «Егорлык», уже назначил почерковедческую экспертизу. Её результатов «Крестьянин» ждёт вместе с пайщиками.

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Комментариев: 3

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров