Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса

Экспертные мнения → «Затыкаем дырки вместо того, чтобы бежать вперёд»: как справляются с санкциями разработчики цифровых решений в АПК [+ВИДЕО]

Ассоциация «ЭлектронАгро», которую возглавляет Алексей Трубников, объединяет разработчиков и производителей радиоэлектронной аппаратуры для АПК. То есть те российские компании, которые создают автопилоты, системы параллельного вождения, карты полей, программы для мониторинга сельхозтехники и прочие «умные» вещи для цифровизации сельского хозяйства.

«ЭлектронАгро» собрал под своим крылом компании, которые можно назвать локомотивом прогресса в АПК. Но антироссийские санкции этот локомотив серьёзно притормозили. Вместо того, чтобы стремительно мчаться вперёд, разработчики «умных» систем вынуждены думать, как бы совсем не сойти с рельсов.

Agrobook.ru расспросил Алексея Трубникова о том, что происходит в отрасли и насколько доступными будут для аграриев цифровые технологии.

– Алексей Владимирович, в начале весны звучали опасения, что Россию отключат от платного сигнала и техника остановится… Но этого не случилось, верно?

– Действительно, опасения в марте были более трагичными, но посевная в итоге прошла неплохо. Многие единицы техники были отключены, возникали проблемы с электроникой, навигацией, ISOBUS («язык общения» между техникой – прим. авт.). Но в целом, скажем «телевизор работает», хотя и непонятно, сколько ещё он проработает в отсутствие мастера.

Умные технологии в АПК: возможна ли цифровизация после санкций

Отказ американских и других западных компаний поставлять навигационное оборудование, приёмники, автопилоты, гидроблоки повлиял на посевную сейчас и будет влиять дальше ещё сильнее.

Весной мы сталкивались с приостановкой подписок на сигнал коррекции (это то, что обеспечивает точность вождения техники до 5-15 см).

Если физически товары – запчасть или мешок с семенами – ещё можно привезти через другие страны, то подписка через спутники, облако, компьютерные сервисы очень легко отслеживается и их не так просто восстановить.

Примерно до конца мая сигнала не было, но потом научились через соседние страны оплачивать потихоньку. Жадность капиталистов, что называется, победила: они возобновили подписку и разблокировали оборудование.

– Какие сложности, связанные с санкциями, сейчас испытывают участники «ЭлектронАгро»?

– Во-первых, с блокировками платежей в долларах. Наши электронщики не могут в долларах ни в Китай, ни в Азию, ни в Южную Америку отправить оплату за товар. Увеличились сроки оплаты в юанях и в рублях в Китай, контроль процесса оплаты очень трудоёмкий.

Значительно выросли цены на некоторые комплектующие. Приведу пример. Есть такая деталь – силовой ключ – маленькая штучка, которая производится нидерландской компанией Semiconductors. Она позволяет управлять электрическими клапанами на опрыскивателе. Раньше эта штучка стоила 300 рублей, сейчас братья-китайцы предлагают поставку такого силового ключа за 10 тысяч рублей за штуку.  Соответственно, компании, которая покупала 10 тысяч штук таких ключей, необходимо потратить уже не три миллиона, а 100 миллионов рублей. Всё это заставляет электронщиков перестраивать компонентную базу: менять схему, плату, корпус оборудования и так далее.

Весной бал дикая нехватка арматуры ARAG, а не ней работает львиная часть опрыскивателей. Все искали расходомеры – хоть какие-нибудь! – и цены выросли в десяток раз. Компаниям пришлось пересматривать контракты, объяснять клиентам, что деталь, которую покупали за две тысячи рублей, теперь стоит 35 тысяч – и это съедает саму идею бизнеса.

И конечно, мы постоянно сталкиваемся с логистическими проблемами. По тем же силовым ключам: некоторые компании берутся привезти их через Турцию, Казахстан и Армению, берут 100% предоплаты, а потом не могут доставить товар. То же самое с оборудованием, которое обеспечивает пофорсуночное отключение на опрыскивателе.

Первая проблема – в ценах, вторая – в физической возможности привезти товар.

– Что тяжелее всего импортировать?

– Практически всю электронно-компонентную базу (ЭКБ): процессоры, силовые ключи – всю «начинку», которая что в микроволновке, что в ракете – одинаковая. Поскольку она двойного назначения, она вся запрещена на ввоз. Любые схемы доставки – через посредников, через третьи руки – ведут к удорожанию ЭКБ, и просто бывают недоступны.

– Как вы с этим справляетесь?

– Пока на каких-то остатках держимся. Мы гибкие, ищем варианты. Некоторые регистрируют юрлица в Армении, Казахстане...

Физически компоненты для цифрового земледелия можно привезти хоть чемоданом… Рассуждаем так: не смогли закупить 10 тысяч компонентов, но закупили тысячу – уже хорошо, на апрель-май хватит, до весны есть время.

Некоторые компании пытаются перестроиться на транзисторные схемы, чтобы исключить те же силовые ключи. Ищем варианты.

Одна из компаний, которые входят в «ЭлектронАгро», занимается разработкой систем ГНСС – высокоточных антенн, которые устанавливаются на морские суда и на сельхозтехнику. После введения санкций компания столкнулась с нехваткой компонентов – микросхем интерфейсов, кабелей, разъёмов, адресов. Компания купила другие компоненты и стала менять схемотехнику для уже разработанных устройств. Поменяли полностью всю плату, сделали новое устройство…

Но дальше вопрос – а получится ли у компании в следующий раз купить компоненты? Или придётся снова искать аналоги и перестраивать схемы?

Эта перестройка явно сказывается и на количестве выпускаемых устройств, и на их стоимости и на функционале – характеристиках, качестве. Вместо того, чтобы заниматься развитием и бежать вперёд, мы затыкаем дырки, чтобы не утонуть.

– Какие-то положительные изменения в отрасли случились? В мае Вы рассказывали о том, что «Пегас-Агро» начал закупать и устанавливать на свою технику бортовые компьютеры компании «Системы точного земледелия» из Новосибирска. Появились ли новые примеры?

– По «Пегасу», действительно, больше тысячи компьютеров заехало из Новосибирска в Самару. А до этого там были только Trimble и TeeJet.

Член нашей ассоциации ООО «ВК ЭЛЕКТРОНИКС» стал участником консорциума ISOBUS. Пять лет все говорили, что нужен свой ISOBUS-компьютер, но разговоры – одно, а производство – совсем другое. Ситуация подстегнула: люди вложили свои деньги, вступили в консорциум, сделали первый образец, начали его тестировать. На следующий год уже будет свой компьютер.

Сейчас у компаний в сфере мелиорации, да и у того же «Пегас-Агро» есть запрос на закупку линейных сервоприводов. Эта деталь производится в одной из европейских стран и массово по всему миру применяется. Железка стоит 45 тысяч рублей. Новый член нашей ассоциации – липецкая компания НПК «Созвездие» – была готова провести реинжинирг и выпускать такие сервоприводы. Но в Минпромторге заявили, что в стране уже есть компания, которая будет подобные сервоприводы выпускать. Представьте, «Созвездие» освоит техпроцесс, перестроит линию – а завтра, например, «Итэлма» выдать 25 тысяч штук сервоприводов с более низкой ценой – и усилия «Созвездия» окажутся напрасными. Вопрос отсутствия координации в отрасли стоит очень остро. У Минцифры с айтишниками общение в этом плане идёт бодрее…

– Какую помощь, кроме координации действий, могло бы оказать вам государство?

– Из очевидного – отменить ввозную пошлину на компонентную базу. Потому что это фактически «сырьё» из которого мы делаем продукцию высокого передела – «ЦентрПрограммСистем» на базе 1С, «Историю поля» от «Геомира» и так далее. Но все большие вещи начинаются с мелких компонентов.

Юридические инструменты поддержки есть есть – «Сколково», фонд МТИ, фонд Бортника… Но получается, что между подготовкой заявки и получением финансирования – целая пропасть. До получения финансирования добегает один из сотни, и то, пока добежит – все силы потратит. Есть Постановление Правительства РФ от 17 февраля 2016 г. № 109, которое предполагает субсидирование производства электронных компонентов и радиоэлектронной аппаратуры, от НИОКРа до серийного производства. Но я не знаю никого, кто бы по этому постановлению помощь получил.

Некоторые идеи очень трудно донести до правительства. Мы на форуме «Технопром-2022» объясняли Минцифры: чтобы доставить в поле сигнал, нужно покрытие. Компания МТС готова это покрытие обеспечить, но для этого нужно поставить вышку в поле. Это требует финансовых вложений, которых у агрария нет. А в министерстве отвечают: «МТС – это бизнес? Бизнес. Аграрии – бизнес? Бизнес. Так почему мы должны помогать одному бизнесу зарабатывать для другого бизнеса?» И как объяснить, что в поле не будет абонентов, что сигнал нужен для управления техникой и эффективной работы в поле? Мы считаем так: государство же строит дороги, вкладывается в инфраструктуру? Вышки – это тоже инфраструктура для обеспечения продовольственной безопасности.

– И напоследок вопрос о будущем. Насколько велика конкуренция на рынке радиоэлектроники? Не пугает ли вас появление китайских конкурентов? Как оцениваете темпы продаж в 2022 году?

– Мы успешно конкурируем на рынке с зарубежными компаниями. Мы делаем и курсоуказатели, и автопилоты, можем замещать системы автоуправления севом и обеспечивать дифференцированное внесение удобрений. Спрос на нашу продукцию есть. В то же время мы ощущаем двойственность ухода зарубежных компаний: они вроде бы и ушли, но многое можно из-под полы вытащить.

Мы заметили появление на рынке мощных китайских компаний, которые предлагают автопилот. Но их позиции пока не слишком сильны, потому что они не умеют работать с системой 1C. Им не на чем оттачивать цифровые решения, так как в КНР нет крупных хозяйств: стране, где 90% фермеров возделывают площадь менее 1 га, сложно понять потребности, например, холдинга «Степь», который имеет сотни тысяч гектаров. Это даёт нам хоть какую-то гарантию безопасности от китайской экспансии.

Продажи наших компаний в этом и следующем году будут зависеть от простой вещи – будут ли у покупателей деньги на внедрение цифровых решений. Это будет зависеть от таможенной политики, цен на продукцию.

У членов «ЭлектронАгро» ситуация с продажами разная. Если говорить о компании «Агроноут», которую я возглавляю, то в первой половине года мы вдвое увеличили выручку. Мы внедряем в хозяйствах технологию точного внесения удобрений. Видимо, когда рентабельность растениеводства была бешеной, хозяйства не имели стимулов к развитию. Теперь, когда всё подорожало, когда аммофос стоит безумных денег, сельхозпроизводители понимают, что выживать будет тот, кто научится работать наиболее эффективно. Система дифвнесения стоит не так дорого, как новый трактор – видимо, в этом году деньги на цифровизацию у хозяйств нашлись.

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров