Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Статьи → «Это уже часть технологии»: отзывы аграриев о биологизации земледелия

пн, 29.10.2018 15:48 - admin

Одиннадцать агрономов и руководителей донских хозяйств рассказывают об опыте применения биопрепаратов НВП «БашИнком».

О том, что биологизация сельского хозяйства – необходимое условие для сохранения почв и повышения урожайности культур, аграрии говорят всё чаще. Несмотря на засуху текущего сезона, ситуация с болезнями на юге России обостряется. И одной химии тут явно недостаточно, чтобы справиться с проблемами. Но как встроить биопрепараты в конкретную технологию производства и адаптировать под те или иные культуры? А главное, каких эффектов при этом удаётся добиться?

Мы спросили об этом одиннадцать руководителей и главных агрономов донских хозяйств на примере продукции НВП «БашИнком» – крупнейшего российского производителя биоудобрений и биопрепаратов для сельского хозяйства.

Ниже – их беспристрастное, с цифрами и фактами, мнение о таких препаратах, как Фитоспорин (биофунгицид, защитник растений), СТЕРНЯ (деструктор соломы), Биолипостим (прилипатель) и других.

Владимир ЛИТВИНОВ, директор ООО «Гелиос», Неклиновский район Ростовской области:

– Фитоспорин – один из элементов нашей технологии выращивания различных сельхозкультур. Он отвечает за проблему контроля корневых гнилей, в частности, на озимой пшенице, которая занимает свыше 50% в севообороте. Поэтому выходит, что больше половины площадей
(2 000 га из 3 300) мы накрываем Фитоспорином.

Проблема с корневыми гнилями существует давно. Климат меняется, в севообороте перекос то с пшеницей, то с подсолнечником: так диктует рынок – первые семь лет работы мы выращивали девять культур, оставили в итоге шесть рентабельных. Понятно, что технологическая деятельность человека влияет на почвенный состав биоты, и мы должны восполнять потери. В какой­то степени на это как раз работает Фитоспорин.

Как мы его используем? В первую очередь, полной дозой – на протравке семян. На этом деле экономить нельзя, поэтому в смеси у нас участвует много компонентов: химпрепараты, биофунгицид, питание, Биолипостим. Без химии никуда – мы занимаемся семеноводством, поэтому нужно учесть весь спектр присутствующих болезней. Фитоспорин – не панацея, против головнёвых он бесполезен. Но зато бактерии, которые в нём присутствуют, снижают радикальное воздействие химпрепаратов, ускоряют процесс их распада. Плюс сами участвуют в борьбе с патогенами. Ну и наконец, в процессе своей жизнедеятельности они вырабатывают большой набор активных веществ, например, усиливающих корнеобразование.

Фитоспорин находится в споровой форме, спящей – поэтому, за некоторыми исключениями, мы свободно смешиваем его с химфунгицидом. Природа создала споры таким образом, что они могут перенести различные отрицательные факторы среды.

После протравки мы дважды работаем весной, причём добавляем ещё препарат СТЕРНЯ. Вообще, в этой части работает целый комплекс бактерий: и триходерма, и азотобактер, и Bacillus subtilis. Данный комплекс предназначен для того, чтобы подавить развитие грибных болезней, патогенов. Он гораздо лучше работает, чем химический препарат, или на уровне химии. Как это объяснить? Химия, внесённая на быстро растущее растение, не способна целиком опуститься в прикорневую часть – идёт активное нарастание вегетативной массы. А с «биологией» каждый препарат занимает свою нишу. И они запускаются при различных температурах.

Конечно, всё зависит от внешних условий. Как идёт накопление влаги, какова периодичность выпадения осадков? Чем комфортнее условия для растения, тем лучше будет и для микроорганизмов, как полезных, так и патогенных. Поэтому в годы эпифитотий, например бурой ржавчины, «биология» не всегда может справиться с агрессивным фоном.

Тем не менее в последние два года у нас отпала необходимость обработки химфунгицидом по вегетации. Но мы всё равно ещё работали незадолго до уборки, чтобы сохранить в чистоте семенной материал. Рисковать было нельзя. Для производственных посевов можно уже не обрабатывать.

В общем, мы уже четыре года используем Фитоспорин на протравке семян и дважды по вегетации – с интервалом между первой и второй подкормкой в две­три недели. Правда, конкретно в этом году мы не увидели больших плюсов в наших обработках. Влаги было очень мало, 180 мм осадков с начала сезона. Скатились по климату до калмыцких степей. В этом году получили на пшенице 42 ц/га. А в прошлом было 65 ц/га.

Ещё одно неоспоримое преимущество Фитоспорина – это его цена. Пробовали на фоне конкурентов, при равной эффективности он дешевле. У нас уже нет сомнений в необходимости его применения. Кто занимается производством зерна, тот знает, что проблемы с корневыми гнилями стоят остро. И ни один химпрепарат их на 100% не решает.

Плюс химические препараты оказывают очень мощное угнетающее воздействие на растения. Однозначно устойчивых к корневым гнилям сортов нет и не будет.

По поводу СТЕРНИ – почему мы вносим её весной, а не летом, после уборки? Во­первых, наша технология не подразумевает внесение препарата с немедленной заделкой. У нас даже нет машин, рабочих органов для этого. Во­вторых, работа любых бактерий напрямую зависит от наличия влаги. Поэтому мы решили изменить сроки.

Евгений БУШМИН, главный агроном СПК­колхоз «50 лет Октября», Неклиновский район Ростовской области:

– Есть много биопрепаратов, которые завоевали популярность, и многие хозяйства уже с уверенностью ими пользуются. Мы же, скорее, принадлежим к тем, кто ещё не до конца убедился в их эффективности. Объясню, почему. Для нас очевидно, что в особых условиях биопрепараты как минимум не проиграют химии по эффективности. Это особенно заметно, если год засушливый и биомассы немного.

Но существуют годы, когда биология просто не справляется с тем комплексом болезней, который может возникать на озимой пшенице. И тут вступают в жизнь другие законы – особенности сорта, технологии и т. д. В своём хозяйстве мы решили так. Если мы знаем, что данный сорт обладает повышенной устойчивостью ко многим заболеваниям, то экономически обоснованным будет применять на нем биопрепараты. Если же выращиваем новейшие, интенсивные сорта, требующие компенсации, то вносим химфунгициды. И так дифференцированно вырабатываем тактику на каждом поле.

Важный момент: мы пользуемся либо химическим способом защиты, либо биологическим. В интегрированном подходе не вижу особого смысла.

Впервые мы начали работать Фитоспорином в сезоне 2013­2014 года: протравливали им семена, работали по вегетации. По сравнению с «химическим» контролем получили прибавку в пять центнеров на гектаре.

Потом глобальных экспериментов мы не проводили. Поступили иначе. Стали размещать Фитоспорин на полях с наибольшим инфекционным фоном. И в последующие годы повторяли эти опыты на полях, где было много растительных остатков и высокая вероятность болезней. Контролем для нас было изучение корневой системы растений на наличие гнилей. К нашему удивлению, все годы проблем не было. Одного биопрепарата хватало, чтобы «держать удар». Для меня нет сомнений в том, что на протравке семян «биологией» мы получаем хороший эффект.

В прошлом году мы заложили такой опыт. На поле в 140 га возделывалось более 20 сортов пшеницы различных селекций. Все семена обработали Фитоспорином. Дополнительно на поле ввели опытные участки с препаратами фирм­конкурентов. И был ещё участок, который ничем не обрабатывался. По вегетации мы планировали провести три обработки – одну осеннюю и две весенних. Но осенью не получилось зайти в поле из­за погодных условий.

Что мы сделали дальше? Прежде всего, отдали протравленные и непротравленные семена на фитоэкспертизу. По внешнему виду они ничем друг от друга не отличались, так как обрабатывались без красителей. Итог: фитоэкспертиза подтвердила эффективность обработки ФИТОСПОРИНОМ.

Но семена семенами, а основной источник заболеваний – это всё­таки почва. Глобально все химические протравители можно разделить на две группы. Есть те, что борются с инфекцией только на семенах. А есть те, которые захватывают ещё и болезни в почве – это премиум­препараты.

Фитоспорин привлёк нас тем, что у него есть такая потенциальная возможность. Бактерии в споровой форме, из которых он состоит, оседают в почвенном слое. И когда наступают условия – приходит влага, тепло – начинают борьбу с патогенной флорой.

Конечно, в особо влажный год технологию придётся корректировать. Никто не мешает дополнять этот метод химией.

В нынешнем году опытное поле, обработанное только  Фитоспорином, показало среднюю по хозяйству урожайность – 43 ц/га. Никакого падения не было даже по сравнению с химобработкой. Конкуренты не превысили показатели «БашИнком».

В 2017 уже 10% семян на нашей пашне (2 750 га под зерновыми) были обработаны Фитоспорином. В нынешнем сезоне  по биометоду засеяна четверть площадей.

Мы не считаем экономику «кратковременной». Мы смотрим в будущее и осознаём всю серьезность химического воздействия. Селекция движется к тому, что появляются сорта пшеницы, устойчивые в нашем климате практически ко всем заболеваниям. Соответственно, всё меньше подходов требуется для борьбы с ними.

Рано или поздно мы вступим в эру, когда будет нужна органическая продукция, выращенная без химии. С учётом того, что у нас есть животноводство, мы стремимся опробовать всю технологию биологического производства. Поэтому часто консультируемся со специалистами «БашИнком» по самым разным нюансам: возможности обработки при солнечном свете, смешивание с удобрениями, с заделкой или без... Плюс не все разновидности болезней могут быть побеждены бактериями Bacillus subtilis (основа Фитоспорина). Соответственно, «БашИнком» предлагает нам комплексы бактерий, в том числе Trichoderma и Pseudomonas.

Мы пробовали разные продукты «БашИнком» – и Стерню, и Бионекс­Кеми, и гуматы, и прилипатель Биолипостим. Последний, кстати, для нас уже что­то само собой разумеющееся. Применяем и при обработке семян, и по вегетации. Весной хотим повторить опыт ООО «Гелиос» по внесению Стерни вместе с Фитоспорином – с последующей заделкой в почву ротационными боронами.

Какие опыты мы ещё заложили? Испытываем новые химпрепараты системного пролонгирующего действия класса «премиум». Рядом разместили Фитоспорин и биопрепараты других фирм. Посмотрим, как он себя покажет на фоне лучших представителей. И какова при этом будет экономика. Я надеюсь, рано или поздно всё­таки появится биопрепарат, который будет справляться с большинством имеющихся болезней. Пусть он даже будет содержаться в разных отдельных канистрах.

Лидия НОВИЧЕНКО, главный агроном ПСХК «Александровский», заслуженный работник сельского хозяйства РФ, Мясниковский район, Ростовская область:

– Мы испытывали Фитоспорин на наших полях давно и долго – наверное, даже были в этом смысле пионерами. Начинали с небольших площадей, делали мелкоделяночные опыты, потом на больших площадях... Сравнивали его с другими препаратами подобного профиля – резкого различия по результатам не увидели. А цена ниже.

Сейчас время испытаний закончилось. Мы в него поверили, увидели положительную динамику и теперь просто покупаем и используем на площади более тысячи га. На урожай он работает.

Фитоспорин решает у нас проблему корневых гнилей – это важно. Когда растение здоровое, у него большой потенциал. Вопрос теперь заключается в том, как этот потенциал разогнать. Следующие опыты будут такие: Фитоспорин уже фоном, а мы к нему добавим различные стимуляторы, питание. Поиграем временем, фазами обработки. Как и все аграрии,  всегда хотим вырастить большой урожай.

В первую очередь мы используем Фитоспорин там, где озимая пшеница идёт по колосовому предшественнику. Делаем протравку, работаем по вегетации. Химический фунгицид в баковой смеси, разумеется, остаётся. Один Фитоспорин всех проблем не снимает. По вегетации работаем один раз – с химией или без. Всё зависит от состояния посевов. Если не видим серьёзной проблемы, то в первую обработку обходимся Фитоспорином.

Самый главный результат Фитоспорина – это прибавка урожая. Если препарат даёт менее двух центнеров, то мы его не используем. Максимальные прибавки у нас были до 4 ц/га.
Также мы в этом году пробовали биодеструктор соломы Стерня, но результата пока не увидели – было жарко и сухо. Хотим в этом сезоне поработать СтернЁй по весне. Осталось много неразложившейся соломы.

Кроме того, мы активно применяем прилипатель Биолипостим на протравке семян и при гербицидной обработке. Это позволяет снизить дозу гербицида. И мы реально видели его эффект. Как­то на одном поле нас прямо в процессе обработки накрыл ливень. Мы думали, что придётся заново всё опрыскивать. Но пришли на поле через семь дней, а препарат нормально подействовал.

Алексей ЕМЕЛЬЯНОВ, руководитель фермерского хозяйства, заслуженный работник сельского хозяйства РФ, Азовский район Ростовской области:

– О препаратах «БашИнком» я узнал несколько лет назад в СПК­колхоз «50 лет Октября». Всегда стараюсь схватывать всё новое: семена, пестициды, добавки.

Работать ими начал весной позапрошлого года, по листу. У меня было поле 80 га, засеянное элитными семенами Безостая 100 и Алексеич. Семена протравливал только химическим фунгицидом. По весне отработал Фитоспорином и биологическими удобрениями Бионекс­Кеми. И это поле мне дало под 65 ц/га при норме высева в 120­150 кг!

Видя такие результаты, стал двигаться дальше. В следующем сезоне применил препараты уже на 200 га (всего под пшеницей около 400 га из 800). Погодные условия сложились благоприятнейшие – взял 58 ц/га.

В этом году я уже протравливаю Фитоспорином 300 тонн семян – помимо фунгицида в смеси идет биоприлипатель Биолипостим, химфунгицид, а ещё жидкое удобрение Мегамикс.

Кстати, благодаря прилипателю я смог уменьшить дозу химического протравителя на треть. У меня не бывает на полях ни плесени, ни корневых гнилей. Весной приезжал товарищ из Воронежа, посмотрел на моём поле корневую систему пшеницы и сказал: «Я давно такой не видел». Шикарная была корневая система!

По весне я теперь делаю две обработки: баковая смесь «химия плюс ФИТОСПОРИН» и в ней же питание Бионекс­Кеми. И потом ещё раз Бионекс, вместе с гербицидом. Питание, получается, вносим по фазам развития растений – два раза на урожай, один раз на качество.

Относительно соседей урожайность у нас практически всегда оказывается выше. В этом году на круг взяли 48 ц/га – сказалась засуха. Посеял осенью три новейших кубанских сорта – весной буду работать с ними «биологией».

Юрий КУЗНЕЦОВ, директор ПТ «Кузнецов и К», Кагальницкий район Ростовской области:

– Мы с биопрепаратами работаем уже несколько лет. Почему в итоге остановились на Фитоспорине? Мы испытывали его неоднократно. Однажды протравили семена для одной половины поля дорогим химическим фунгицидом, а для другой – только Фитоспорином. И я не заметил разницы. Со всеми болезнями он справился и оказался втрое дешевле. Но хорошо, что не было головни.

А вообще, для протравки мы обычно делаем сложную смесь – химия, «биология», стимуляторы плюс Биолипостим – он образует такую надёжную пленочку из полезных веществ. Коктейль из 6­7 компонентов.

Мы закладывали опыты: там, где работает Фитоспорин, активнее развивается корневая система растений, озимая лучше выходит из зимнего стресса. Поэтому мы работаем им уже более чем на тысяче гектаров.

Ранней весной, когда ещё нет ультрафиолета и высоких температур, мы вносим Фитоспорин и микроэлементы. Позже проводим ещё пару химобработок по фазам развития растений.

Почему так? Из практики вижу: вот отработали мы весной, а по флаговому листу всё равно надо опрыскивать. И по колосу – потому что будет фузариоз или септориоз.

Какую функцию в таком случае выполняет Фитоспорин? Она пролонгирует нам защиту от болезней, корневых гнилей и удешевляет обработку. А химия не вся справляется с корневыми гнилями, это уже проверено. Скажем, «Титул», «Фалькон», «Солигор» хороши в борьбе с листовыми болезнями. А чтобы задавить корневые гнили, надо ещё вносить «Фундазол». При выходе из зимы мы как раз заменяем его биопрепаратом.

У нас ведь проблема сейчас не только с фузариумом и грибами! Из­за того что севооборот перенасыщен колосовыми, появились страшные бактериозы. Эту нагрузку тоже снимаем Фитоспорином. Он действует всё лето. Создались условия – начинает работать.

А что значит вырастить здоровое растение? Этим летом у нас практически не было осадков, а мы получили достойный урожай – 64 ц/га на круг. По парам (чуть более двухсот га) – 92 ц/га.

Мы применяем Фитоспорин и на подсолнечнике. Работаем также по гнилям, серым, белым, сухим. Раньше не было возможности применять его ближе к цветению, заходили рано, с химпрепаратом. Сейчас купили новый бразильский опрыскиватель – у него высокий клиренс, и можем делать уже две обработки, одну биологическую, другую химическую.

Фитоспорин хорошо справляется с мучнистой росой и т. д. Мы получаем сейчас около 30 ц/га подсолнечника, но думаю, можем получать и все четыре тонны. А почему бы и нет?

Вообще же, в нашем севообороте более 50% – озимая пшеница. Соломы много, поэтому вносим биоту и на соломе. В этом году пробовали Стерню, хотя раньше брали другой препарат. После уборки солома ещё не разложилась, дождей мало. Но мы чётко знаем – биота будет работать в почве весь год. В этом году мы вносили её ближе к осени, когда отросла падалица и ушёл ультрафиолет. Был опыт, когда вносили биоту даже незадолго до посева. И получили хороший стеблестой, выпадов мы не заметили.

Да, биология – это добавочный компонент в нашей технологии. Но меня уже не нужно убеждать в том, что это полезно. Фитоспорин я использую даже дома. Заметил как­то, что газон стал болеть. Химию применять нельзя – внучки маленькие бегают. Обработал ФИТОСПОРИНОМ в ночь, и газон ожил, пропали болезни, проплешины.

Николай АНОХИН, ИП глава КФХ, Тацинский район Ростовской области:

– Севооборот у нас простой: ячмень, пары, озимая пшеница. Пашни всего 650 га. Мы используем Фитоспорин уже третий год. Сначала экспериментировали на маленьких делянках, по 20 га – опрыскивали пшеницу весной по вегетации. Получили прибавку в пять центнеров, погодные условия удачно сложились. Стали применять.

Сейчас мы добавляем Фитоспорин при протравке семян – это позволяет экономить на химфунгициде до 30%. Плюс опрыскиваем им посевы ранней весной, чтобы пшеница не заболела. И это экономически выгоднее, чем работать потом химией. В апреле даём подкормку в виде мочевины и Мегамикса.

На непаровой культуре ведём обработку ещё с осени. Соломы на полях остаётся много, и туда лезет всякая зараза. Таким образом, весной и осенью, по всходам, удаётся обойтись без химического фунгицида. Эти обработки у нас в районе вообще мало кто использует, экономят. Только если пшеница уже заболела. А с Фитоспорином получается дёшево и эффективно.

Как биологизация влияет на состояние полей и растений? Мы стали больше сеять непаровой пшеницы. Доля паров сокращается, урожай поднялся выше 50 ц/га. А был менее 40 ц/га, хотя все три года до того стояла хорошая погода. И по болезням всё хорошо. Одно поле как­то не смогли обработать Фитоспорином, техника по весне не влезла на поле. И там начался фузариоз. А на остальных клетках его не было.

Уже два года мы применяем и биодеструктор соломы Стерня. Она оздоравливает почву и разлагает пожнивные остатки. Стерню льем на всей площади, где выращиваются озимые. Солома уже не мешает севу, сеялка прорезает её легко. Раньше так не получалось: прошла сеялка по соломе – и зерно лежало на ней. Также по вегетации добавляем МЕГАМИКС и БИОЛИПОСТИМ.

Сергей ИЛЬЧЕНКО, ИП глава КФХ, Тацинский район Ростовской области:

– Использовать биологические удобрения мы начали с 2014 года. До этого предпочитали селитру, листовую подкормку делали мочевиной. Но эффект от селитры был слабый. В 2011­2013 годах было особенно сложно: урожайность не превышала 24 ц/га. Правда, качество держалось на уровне – «тройка», редко «четвёрка».

Потом я решил делать листовые подкормки активнее, поскольку они «конкретны». Начинал с малого – работал Мегамиксом по весне, и потом ещё совместили его и Бионекс­Кеми с обработкой ядами. Может, это помогло, а может, погодные условия так сложились, но в 2014 году урожай превысил 41 ц/га.

Я стал работать «биологией» серьёзно на всей площади (420 га, севооборот пар­пшеница). Осенью протравливаю семена Фитоспорином и химфунгицидом, а весной вместе с ним даю несколько раз подкормку Мегамикс, Бионекс­Кеми, гуматы плюс биоприлипатель. Эффект получился такой же – в среднем 44 ц/га, но просело качество: «четвёрка» и «пятёрка». Я считаю, что это связано с тем, что мы не выдержали технологию. Должны были проводить четыре обработки, а сделали три. Массы зёрен была неплохая, урожайность тоже. На четвёртое опрыскивание, на качество, просто не хватило препаратов.

По сравнению с селитрой биопрепараты дешевле. Если раньше затраты на производство тонны пшеницы выходили в пределах 7­8 тысяч рублей, то сейчас это 5­6 тысяч. Затраты на питание и обработку сократились втрое. А благодаря повышению урожайности на 80% подросла и прибыль. Рентабельность превышает 100%.

Весной я хочу немного изменить технологию – совместить химические и биологические подкормки: селитра, карбамид, а потом биология. Посмотрим, что получится. Себестоимость выглядит привлекательно. Мне не нужна «тройка» и урожайность под 70 ц/га. Свой потолок прибыльности мы давно определили. Его и намерены держаться.

Сергей ЛОБОВ, руководитель ООО «Дельта», Константиновский район Ростовской области:

– Мы уже три года применяем ноутил на зерновых. В этом году впервые посеяли по «нулю» ещё и пропашные. В севообороте рыжик, нут, пшеница, подсолнечник, горох, ячмень... Зерновая группа – 900 га из 1 800. Пытаемся сеять бинарные посевы. Состояние почв хорошее, содержание гумуса увеличивается. Купили недавно очёсывающие жатки, они себя отлично зарекомендовали.

Фитоспорин используем уже давно, лет десять. Начали применять, как только он появился. Причины просты: дилер находится недалеко от нас, препарат легко купить и привезти. Плюс низкая цена и при этом ощутимый эффект от его работы. Мы сравнивали Фитоспорин с дорогим химфунгицидом – отличий не увидели.

Обычно мы делаем хороший упор на протравку семян, чтобы заложить фундамент на старте. Химия, Фитоспорин, удобрение Мегамикс­Семена, биоприлипатель, гуматы... Отличный коктейль! Пробуем разные препараты начиная с 1990­х годов.

Весной по вегетации изучаем состояние посевов: применять фунгициды или нет? На пшенице по каким­то предшественникам в этом году вообще не применяли. Почва и растения здоровы. Похожая история и с гербицидами – стараемся вносить их осенью, после сева, в фазу два­три листочка. А весной иногда обходимся и без них.

Ещё мы активно применяем Мегамиксы. Испытывали их на фоне дорогих микроудобрений – один и тот же сорт, поле. Урожайность была схожей, но цена Мегамикса оказалась вдвое ниже. Опять­таки, после выхода из зимы наблюдаем за состоянием растений. Если кущение слабое и много погибшего листа, снова используем Мегамикс и Фитоспорин. И потом несколько раз кормим.

Биоудобрения покупаем давно – они однозначно дают прибавку. На одном поле кукурузы однажды был сумасшедший хлороз. Перепробовали всё, думали, потеряем поле. Но потом обработали препаратом Мегамикс­цинк, и кукуруза дала 36 ц/га. А было ощущение, что вообще ничего не взошло. Причину болезни определили позже. В фазе выхода шила стукнул мороз, минус четыре. И кукуруза перемёрзла.

А была ещё такая история.

Как­то сеяли по «минималке» пшеницу, и на тракторе сломался подшипник. Потом пошёл дождь. Сеялку отцепили, и у неё в памяти стёрлось задание. Через пару дней механизатор поехал на это поле, начал работать. Спустя пару часов звонит: «Что­то я долго тут, семена уже должны были закончиться». Оказалось, перепутали, норма высева получилась 45 кг, хотя обычно сеем 120 кг. Пшеница взошла, отработали Мегамиксом и оставили ещё контрольный участок без питания. Какой итог? На контроле кущения мы не получили. А под Мегамиксом урожайность была под 55 ц/га. Такая же, как и при норме высева в 120 кг!

Мегамиксами мы кормим и кукурузу, и подсолнечник. Даём бор, цинк – кому что нужно. Семена этих культур после химии также перетравливаем Мегамиксами и ФитоспориноМ.
В прошлом году испробовали препарат Стерня. Пожнивные остатки кукурузы он превращает просто в труху. Причем бактерии работают даже спустя год! Этим летом вносить Стерню не было смысла – засуха. А тем не менее после очёса поле уже стоит чёрное. Бактерии сохранились, почвенная биота действует.

Дмитрий МОЛЧАНОВ, главный агроном СПК «Водяный», Орловский район Ростовской области:

– ФИТОСПОРИН мы впервые использовали на пшенице в прошлом году на трёх сотнях гектаров. Вносили его один раз вместе с гербицидом, в фазе кущения. Больше ничего в смеси не было. Эффект увидели где­то на вторую неделю: если до того лист был светлым, то потом стал тёмно­зелёным. Сорняк начал жухнуть, а пшеница, наоборот, пошла в рост. На второй год довели площадь обработки до 790 га.

Также использовали его во время протравливания семян ярового ячменя. Всходы были равномерные, хотя сложно сказать, что именно больше повлияло – под предпосевную культивацию мы вносили ещё карбамид. Вообще, с болезнями ситуация у нас нормальная, мы выдерживаем севооборот, у нас строго с этим. Злаковые по злаковым – только два года подряд, далее меняем культуры.

По ячменю работали ещё удобрением МЕГАМИКС­Азот в норме 0,6 л/га. Большой прибавки урожайности не наблюдали, но пока МЕГАМИКС не внесли, ячмень стоял слабенький, а потом развился. В этом году высота стеблестоя была хорошая – как говорится, солому мы взяли. А вот жара и засуха, к сожалению, не дали колосу как положено  налиться – последние дожди были в мае. В дальнейшем также планируем применять новый  ФИТОСПОРИН–АС в норме 1,2­1,5 л/га на полях как озимой пшеницы, так и ярового ячменя во время вегетации культур.

Евгений ЗУБЕНКО, главный агроном колхоза­племзавода «Киевский», Ремонтненский район Ростовской области:

– Вообще у нас довольно засушливая зона. На пшенице мы химическими фунгицидами по вегетации, как правило, не работаем. Но в последние влажные годы всё­таки появилась некоторая необходимость в обработке. Начали о себе активно напоминать такие болезни, как септориоз и пиренофороз озимых. Растения болели не сильно, я решил обойтись биофунгицидом. Поначалу использовали конкурирующий препарат. А два года назад нам посоветовали ФИТОСПОРИН. Мы решили провести эксперимент: одну половину площади весной обработали им, а другую – нашим привычным биопрепаратом. Пашни у нас 12 000 га. По урожайности не сравнивали, но чисто визуально мне больше понравилось действие ФИТОСПОРИНА. Лист стал чище, быстрее началось оздоровление. И уже в этом году мы накрыли им всю площадь озимых –
5 500 га. Доза – полтора литра на гектар. В конце апреля опрыскивали самолётом, совместили с гербицидом.

Химический фунгицид нам так и не понадобился, но думаю, что при сильном заражении озимых будем совмещать химический фунгицид с новым биофунгицидом – ФИТОСПОРИН­АС.


Валерий ЖУЙКО, главный агроном ООО «Алиса», Куйбышевский район Ростовской области:

– Два года назад мы обратились к биопрепаратам. Это произошло по нескольким причинам. Во­первых, чтобы растение нормально усваивало азотное питание, нужно, чтобы ему помогала «биология». Во­вторых, мы достаточно уже залили почву химией. Надо восстанавливать баланс. Плюс после уборки у нас остаётся много соломы. Её разложение требует дополнительного азота, да и вызывает болезни. Вкупе мы хотим добиться гармонии. Пашни у нас 3 200 га, и около 2 000 га занимают пшеница и ячмень.

Биологизацию мы начали с Фитоспорина. Ранней весной отработали им вместо химического фунгицида. Цена на химию очень высокая, а Фитоспорин помог сэкономить. Правда, по флагу и по колосу всё равно опрыскивали химией, но уже сниженными дозами. Добавляли в раствор Биолипостим. Этот прилипатель, к слову, уже три года добавляем в баки на любых обработках – гербициды, инсектициды, протравка. Препарат уже надёжно встроен в нашу технологию. Затраты на него небольшие, меньше 30 рублей на гектар.

Минувшей осенью мы применяли Фитоспорин и на протравке семян. В коктейле были микроудобрения, химия и т. д., в зависимости от предшественника. Добавляем в почву азотфиксирующие бактерии, пробуем биодеструкцию соломы.

Недавно провели исследование почв. На тех полях, где мы вносили биопрепараты, содержание полезных бактерий на 15­20% больше, чем там, где ничем не обрабатывали. Так что мы выбрали правильное направление.

Рубрика: 

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров