Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Элита выделки не стоит: семеноводство озимой пшеницы теряет рентабельность

+1
0
-1
Автор: admin
пт, 01.10.2021 09:53

– В прошлом году мы реализовали три тысячи тонн семян озимой пшеницы. В этом году – 1 200 тонн. Со следующего года заниматься семенами не будем. Это ненужное и вредное для хозяйства бремя, – говорит генеральный директор АО «Учхоз Зерновое» Владимир Абрамов.

За последние два года конъюнктура рынка изменилась настолько, что продавать товарное зерно стало проще и прибыльнее, чем корпеть над очисткой семян. В отрасли назрел серьёзный кризис, и семеноводческие хозяйства ищут пути выхода. Или просто уходят.

Продоволка дороже семян

– Рентабельность продаж семенного материала упала до уровня товарного, – констатирует директор ООО «Гелиос» Владимир Литвинов (Неклиновский район). – Товарное зерно в момент реализации семян стоило около 16 рублей за килограмм. Семена – около 20 рублей. Разница между ценой семян и продовольственной пшеницы – четыре рубля, в которые мы должны вложить свои затраты: мешкотару, апробацию, покупку семенного материала, роялти, проведение семинаров и Дней поля, литературу… Семеноводу с тонны остаётся порядка тысячи рублей. Это ни о чём. Просто альтруизм...

Другой фермер-семеновод, с юга Ростовской области, признаётся, что в прошлом году сработал в убыток. «Отходы» от семеноводства (зерно, которое не прошло по стандартам качества) в январе 2021 года продавал дороже, чем элитные семена в августе 2020-го. В этом году решил не работать бесплатно – поднял ценник до 25 тысяч рублей за тонну. Половина клиентов, особенно крупных, тут же ушла. Зато не пришлось работать вхолостую.

– В этом году цена на товарное зерно в начале сезона доходила до 19 рублей, притом что цена на семена варьировалась от 22 до 24 рублей за килограмм элиты, – говорит Сергей Фоменко, директор ООО НПФ «Селекционер Дона» (Тарасовский район). – Технология производства семян, которая включает затраты на покупку оригинальных семян, очистку, калибровку, доведение до посевных кондиций, сводят на нет эту разницу в цене. И ведь нужно ещё учитывать трудозатраты.

Тот, кто более-менее знаком с работой семеновода, понимает, какой это адский труд. Чего стоит одна только ручная сортопрополка! Но настоящая жара начинается во время уборки, когда после каждого сорта приходится продувать всю технику, чтобы в партию не попало «чужое» зёрнышко.

– В семеноводстве очень много времени уходит на зачистки, задувки – это непроизводительный расход времени, – говорит семеновод с юга Ростовской области. – Есть трудности со складированием: небольшие партии пшеницы занимают огромные площади, а количество хранимого и перерабатываемого зерна по факту очень небольшое.

Трудозатраты огромны – и не стоят тех денег, которые может выручить семеновод, говорят главы хозяйств.

– Цена на товарное зерно подвержено биржевым колебаниям. Цена на семена – нет, – объясняет Владимир Литвинов. – Мы продаём семена не фирмачам, а своим друзьям, товарищам, коллегам. И если уже сказали, что будем продавать тонну семян по 20-22 тысячи рублей, то через две недели, когда они приедут за товаром, не можем повысить цену. В отличие от экспортёров, мы вынуждены вести себя приземлённо.

В связи с тем, что продовольственное зерно стало стоить дорого уже в начале сезона, необходимость торговать семенами отпала, говорит Владимир Абрамов.

– Раньше мы сразу после уборки подготавливали и продавали семена, у нас появлялись живые деньги на закупку необходимого, – говорит Владимир Герасимович. – Сейчас, как видите, высокая цена на пшеницу складывается и при уборке зерновых. Мы можем продать две-три тысячи тонн товарной пшеницы – и нам этого хватает, чтобы продержаться два с лишним месяца. А там уже начинается обычная реализация.

Карантин страшнее

Одна из проблем семеноводства заключается в том, что увеличивается бюрократическая нагрузка на хозяйства. Например, в этом году у многих возникли сложности с оформлением карантинных сертификатов. Несколько хозяйств признались, что раньше могли беспрепятственно продавать семена в пределах региона, не оформляя в Россельхознадзоре карантинные сертификаты, либо сертификаты оформлялись, но хозяйствам давали большие сроки на погашение документа. В этом году ведомство стало очень жёстко контролировать выполнение этих требований.

– Процесс реализации семян сильно усложнили. На каждый транспорт нужно иметь свою документацию, за документами на каждую тонну надо бежать в Россельхознадзор. Одна суета и бумажная волокита, и больше ничего, – возмущается Владимир Абрамов. – Только отвлекаем своих сотрудников, которые бы могли в это время заниматься полезной работой.

Владимир Литвинов говорит, что раньше его хозяйство могло беспрепятственно продавать семена без карантинных сертификатов в пределах трёх районов – Неклиновском, Матвеево-Курганском и Куйбышевском. Теперь правила изменились. 

Доходит до смешного: два соседних хозяйства, поля граничат, но одному требуется сертификат, а другом – нет, потому что юридически они относятся к разным административным единицам.

– В течение четырёх лет мы для своих близлежащих районов сертификаты не оформляли, а теперь пришлось. Около 200 тысяч рублей ушло только на одни карантинные сертификаты, – говорит Владимир Валентинович.
В холдинге «РЗ Агро» затраты на карантинные сертификаты оценивают примерно в миллион рублей – или даже больше.

– В прошлом году затраты на карантинные сертификаты составили около 120-130 рублей на тонне семян, – подсчитал Торос Корманукян, руководитель отдела семеноводства и испытаний ООО «Русская Земля» (ГК «РЗ Агро»).

– Нам не совсем понятно, зачем нужны карантинные сертификаты, поскольку мы изначально сдаём семена на анализ посевных качеств и наличие карантинных объектов. Семена продаём не насыпью, а упакованными в биг-бэги. Ещё одна бумажка – просто лишняя трата сил и денег.

Кто «зажал» рынок?

Впрочем, как бы ни влияли на стоимость семян карантинные сертификаты, подорожавшие биг-бэги и рост цен на все прочие составляющие, сами семена не растут в цене из-за высокой конкуренции на этом рынке, признаются все семеноводы.

– Каждое хозяйство, которое обладает нормальной технической базой, специалистами, безусловно, задаётся вопросом, почему бы не попробовать себя в семеноводстве. Самая простая культура для этого – пшеница, поскольку у неё самый высокий коэффициент размножения. При грамотном подходе можно из 1 кг пшеницы получить до 80 кг семян. Конечно, всё зависит от продуктивности сорта, погодных условий, влагообеспеченности, но, в принципе, это возможно, – говорит Владимир Литвинов.

– Рынок стал очень насыщен, на него пришли новые крупные игроки, которые демпингуют. Старые игроки ужались – покупатели, бравшие большие объёмы, ушли к тем, кто продаёт дешевле, – говорит один из семеноводов Ростовской области.

Зачастую невысокая стоимость семян – признак не очень высокого качества, уверен Сергей Фоменко. 

– На рынке стало много посредников, готовых продавать пшеницу на рубль дороже товарного зерна, – замечает Сергей Петрович. – Мне кажется, должен быть более строгий подход к семеноводству. Семенами должны торговать только аккредитованные хозяйства.

Торос Корманукян отмечает, что семенной завод «РЗ Агро» конкуренции не чувствует – более того, сам стал конкурентом для многих хозяйств и в Ростовской области, и за её пределами. Вместе с тем тенденция падения маржинальности заметна и этому крупному производителю семян.

– Когда мы говорим о маржинальности, нужно учитывать, что есть производители, а есть перекупщики семян, у всех разные цены и системы скидок. Производители конечным потребителям дают одну цену, дистрибьюторам – другую. За счёт скидок их рентабельность, конечно, снижается, – объясняет Торос Корманукян. – Маржинальность в прошлом году, несмотря на рост цены на товарную пшеницу, у нас составляла в районе 45-50 долларов в период реализации семян – то есть с начала июля до конца сентября. В этом году, учитывая ранний рост стоимости товарной пшеницы и достаточно высокую стоимость итоговую, маржинальность будет около 35 долларов.

Представитель «РЗ Агро» отметил, что цена реализации семян в этом году выше, чем в прошлом: розничный прайс начинался с 22 рублей за килограмм, итоговая цена вышла в 23,5 рубля за килограмм семян.

Один из экспертов рынка предполагает, что падение рентабельности семеноводов может быть связано ещё и с сокращением спроса со стороны аграриев. Два года подряд в Ростовской области сокращается поддержка на один гектар площади, засеянной элитными семенами. Если два года назад субсидия компенсировала 6,5-7,5 тысячи рублей на тонне семян (в зависимости от нормы высева), то сейчас сумма уменьшится до 3,5 тысячи и менее.

На вопрос: «Что делать семеноводам?» – у каждого хозяйства свой ответ. Кто-то сокращает сортимент, кто-то принял решение размножать исключительно новинки селекции, кто-то стал искать клиентов в регионах, расположенных севернее Ростовской области – там рынок ещё более-менее свободен.

Те, кто решил остаться в семеноводстве, признаются: работать будут, скорее, из интереса, чем ради прибыли.

– В чём наша выгода? Во-первых, семеноводство – это как растопленная доменная печь – потушить в момент невозможно. Ты идёшь по накатанной, у тебя бизнес-план расписан на несколько лет вперёд: сеешь питомники размножения второго года, получаешь суперэлиту, потом элиту. Этот маховик в одночасье остановить невозможно, – говорит Владимир Литвинов. – А во-вторых, у тебя есть возможность пользоваться новинками селекционных достижений, которые дают какую-либо прибавку. У нас практически 100% площади занимают суперэлитные посевы. Естественно, семена высших репродукций – и это научно обосновано – дают дополнительные 3-5 ц/га. Нас как производственников это сильно мотивирует.

Сергей Фоменко и Владимир Литвинов сошлись во мнении, что семеноводы в последние годы оказались самым слабым звеном в цепочке, связывающей науку и производство: в отличие от селекционных центров, они не пользуются никакой государственной поддержкой, и всё, на что могут рассчитывать – поддержка спроса через субсидию на элитные семена.

– Было бы в этих условиях хорошо иметь свою ассоциацию, которая бы отстаивала интересы семеноводов. Но мы пока не созрели до этого, – говорит Владимир Литвинов.
Торос Корманукян считает, что лучшей поддержкой со стороны государства было бы устранение бюрократических барьеров. Но единственный способ поднять рентабельность семеноводства, как ни крути, повышение цен на семена.

– Маржинальность подразумевает разницу между товарной пшеницей и семенами. Учитывая рост цен на товарное зерно, необходимо увеличивать стоимость семян. Как бы это ни звучало неприятно для хозяйств, но это единственный способ остаться с качественными семенами, – отметил представитель «РЗ Агро». – Если семеновод хотя бы один год закончит с убытком, он перестанет этим заниматься. И его клиенты на следующий год останутся без семян. Покупателям придётся адекватно оценивать, сколько стоит пшеница и сколько должны стоить семена. 

– Сейчас в России готовится новый федеральный закон «О семеноводстве». Регулирование подразумевается очень серьёзное. Я уверен, что, после того как закон вступит в силу, количество семеноводческих хозяйств сократится – не каждый сможет выдержать такую нагрузку, – говорит Владимир Литвинов. – Так что со временем цена семенного материала подрастёт. Но и объёмы производства снизятся.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 39 от 29.09.2021 под заголовком: «Элита выделки не стоит»
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров