Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Если плуг оброс металлоломом: почему всё больше фермеров переходит на технологию ноутил?

+1
0
-1
Автор: admin
Если плуг оброс металлоломом: почему всё больше фермеров переходит на технологию ноутил?
пн, 14.12.2015 14:52

Аграрии юга России всё чаще используют ноутил – нулевую технологию обработки почвы. Только в Ростовской области за четыре года площадь под «нулёвкой» увеличилась в 3,5 раза и составляет уже 260 тыс. га. Это 12% от общего количества пашни на Дону.

Об особенностях применения ноутила в разных регионах юга, а также о новейших технологиях хранения зерна говорили фермеры и учёные на очередном заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин» (конференция "Растениеводство: от традиционных подходов — к бизнес-мышлению" [ВИДЕО+ФОТО]). Оно состоялось в рамках деловой программы выставки «ЮгАгро-2015» в Краснодаре. Приводим основные цитаты из состоявшейся дискуссии.

Ноутил и проблемы аграриев

Председатель общероссийской общественной организации сторонников прямого посева, гендиректор ООО «Агротехник» (г. Аксай) Вадим Бандурин:

– Недавно на основе статистики мы про­анализировали, насколько сельское хозяйство Ростовской области обеспечено средствами производства. С 2010-го по 2015 год цены на них увеличились в два раза и даже больше. Кроме того, в последние пару лет появились новые налоги и пош­лины. Видимо, ситуация будет и дальше ухудшаться. Данные метеостанции по ЗАО им. Кирова Песчанокопского района показывают: все пять последних лет уровень осадков снижается. В этих условиях многие задумываются о переходе на прямой посев. Но эта технология тоже требует инвестиций, в том числе в технику. Насколько они велики? Мы сравнили набор машин для обработки 3 тыс. га по традиционной технологии и по ноутилу. Оказалось, что набор для прямого посева обходится дешевле.

Мы взяли данные по хозяйствам Песчанокопского района, применяющим прямой посев уже пять лет. За эти годы средняя урожайность основных культур у них ни разу не была ниже, чем у «классиков». По Октябрьскому району картина несколько иная. Там были небольшие отличия по зерновым и зернобобовым в течение трёх лет. А подсолнечник всегда давал выше урожайность по прямому посеву.

Ноутил в Ростовской области становится всё популярней. Если в 2012 году он охватывал 69 тыс. га посевов, то в 2015-м – почти 260 тыс. га озимых культур. С учётом того, что в области сеется около двух с небольшим млн га озимых, это составляет 12%. Он применяется уже практически во всех районах области.

Завкафедрой растениеводства и экологии ДонГАУ Николай Зеленский: 

– Ноутил – не новое течение. Человек начал земледелие с этой технологии. Примитивной палкой делал отверстия, размещал семена, пяточкой придавливал. Не было плугов, сохи. Затем человек начал создавать себе проблемы. К плугу добавились культиваторы, дискаторы, бороны. Плуг «обрастал» металлоломом. Считалось, что урожайность находится там, где глубже. Но проводя рыхление, уплотняешь почву. А рациональнее природы никто ещё не придумал. Природные агроценозы существовали миллионы лет, и плодородие из года в год увеличивалось. Потому что на наших почвах было биоразнообразие: и злаковые, и бобовые. И каждому растению находилась ниша. Человек влез, начал всё переделывать под себя. И природа наказывает человека. Вспомните 2010 год, все кричали: «Караул!». И в этом году во многих регионах юга России появились проблемы с озимыми. Даже на парах они взошли в конце октября, в ноябре.

Опыт использования

Главный агроном ООО «Донская нива» (Октябрьский р-н, Ростовская область) Григорий Мокриков: 

– Свой первый «нулевой» посев мы провели осенью 2008 года. В первые три-четыре года делали много ошибок, на которых учились. И сейчас уже можем посоветовать начинающим, как не наступать на грабли. Мы добились экономии топлива, трудовых ресурсов. В нашем хозяйстве на 5,5 тыс. га пять механизаторов и пять водителей. Средняя зарплата в нынешнем году у механизаторов и водителей – около 800 тыс. рублей на человека. Всего в хозяйстве работают 50 человек.

Глава КФХ (Тихорецкий р-н, Краснодарский край) Владимир Гавриленко:

– Моё хозяйство небольшое – чуть больше 600 га. Прямым посевом занимаюсь с 2011 года. Показатели урожайности за это время составили от 37 ц/га до 60 ц/га по озимой пшенице. Меньше всего было в 2012 году, когда центральная часть Кубани очень сильно подмёрзла. Для сравнения: сосед по «классике» в тот год получил 8 ц/га. Это наглядный пример того, насколько почва, укрытая растительными остатками, устойчива к перепадам температур. Как летних (она холоднее), так и зимой (она теплее). Это одна из функций растительных остатков на поверхности.

После уборки колосовых я стараюсь сразу провести повторный посев, чтобы, как минимум, закрыть почву от солнца. И получить дополнительную органическую массу для баланса питательных веществ. Если удастся при этом снять продуктивный урожай, то совсем хорошо. В этом году, например, я посеял 240 га подсолнечника после озимой пшеницы. Урожай был небольшой – 4,8 ц/га. Но это продуктивный урожай с рентабельностью около 60%. А озимая пшеница при невысокой урожайности 47 ц/га в текущем году вышла на уровень 4,20 руб./кг. То есть рентабельность – 100%.

Главный агроном ООО «Добровольное» (Ипатовский р-н, Ставропольский край) Андрей Горбенко:

– Когда в нашем хозяйстве впервые применили прямой посев, результат шокировал: 57-58 ц/га. У нас на парах урожай был в районе 45-50 ц/га! Сегодня мы понимаем, что альтернативы прямому посеву нет. Я увидел, что структура почвы восстанавливается, что нет эрозии. Увидел, сколько червей появилось в почве. По урожайности мы всегда в пятёрке лидеров. Исключение составил 2015 год. В этом году у нас выпало всего 144 мм осадков. Но мы всё равно получили 25 ц/га озимой пшеницы.

Почвы у нас тёмно-каштановые, тяжёло-суглинистые. Показатель pH в районе восьми, гумус три процента. Максимальная урожайность пшеницы, которую мы получали по «нулю», – до 63 ц/га. Кукурузы – до 73 ц/га, подсолнечника – 42 ц/га. Помимо сои хочу научиться выращивать чечевицу, нут. В нашем хозяйстве свыше 10,8 тыс. га. Сейчас мы вошли в концерн «Энергомера». Все 80 тыс. га земли концерна переведены на прямой посев.

Глава КФХ (Тихорецкий р-н, Краснодарский край) Владимир Гавриленко:

– Победить эрозию, наверное, невозможно. Повреждения земли у нас всё-таки происходят. Но благодаря ноутилу нам удалось минимизировать эти процессы. И по водной, и по ветровой эрозии, поскольку земля прикрыта растительными остатками. Химическая эрозия тоже уменьшилась: вношу минимум минеральных удобрений, только с листовыми подкормками. Исключил почвенные гербициды. То есть убрал всё то, что отрицательно влияет на естественную микрофлору почвы, на наших помощников.

Переход на ноутил

Завкафедрой растениеводства и экологии ДонГАУ Николай Зеленский:

– Одежду, которую сшили для «классики», ни в коем случае нельзя примерять для технологии прямого посева. Если будете копировать то, что делали раньше, вы обречены на неудачу. Потому что меняется всё. Температурный режим в первую очередь – мульчирующий слой не даёт почве быстро прогреваться. При ноутиле мы начинаем полевые работы как минимум на неделю позже: почва влажная, техника не может зайти. Некоторых это пугает. Начинают по грязи сеять, а потом говорят, что сеялка плохая. Торопятся: сеешь в грязь – будешь князь. Этот стереотип тяжело преодолеть.

Профессор, замдиректора СНИИСХ (Ставропольский край) Виктор Дридигер:

– Хочу обратить внимание вот на что. Сложилось мнение: если ты работал по традиционной технологии, то для перехода на ноутил надо пять-шесть лет заниматься «минималкой». Но ведь при «минималке» мы капитально уплотняем верхний слой почвы, поскольку работаем тяжёлыми дисковыми боронами. Они формируют плужную подошву помощнее, чем плуг. Если после этого перейти на ноутил, то получаешь проблемы. И сваливаешь их на ноутил. Но это не результат прямого посева. Это результат неправильного перехода к нему. Перед прямым посевом надо обязательно проверить плотность поч­вы. Если она высокая, то взрыхлить.

Удобрения

Главный агроном ООО «Донская нива» (Октябрьский р-н, Ростовская область) Григорий Мокриков:

– Под озимые культуры с осени мы вносим 100 кг аммофоса. Что касается яровых культур, то в последние годы у нас в мае резко теплеет до +30 градусов. Поэтому возникает конкуренция удобрений и семян за влагу. В результате появляются болезненные всходы. Попробовали сеять без удобрений, намного лучше получается. Всходы безболезненные. Сейчас мы закладываем в своём хозяйстве опыты по нормам удобрений.

Завкафедрой растениеводства и экологии ДонГАУ Николай Зеленский:

– Прямой посев без внесения в почву хотя бы умеренных доз азотных удобрений приведёт к неудаче. Потому что мы создаём органическое вещество, а это клетчатка, углерод. И для того чтобы они быстро минерализовались, необходим азот. Агрохимики дают рекомендации: на тонну соломы надо внести в действующем веществе 10-15 кг. Как это делать? В южных районах пшеницу убирают в июле. Температура от +35 до +40. А мы должны при прямом посеве внести селитру. И что будет? Деньги на ветер. Заделать? Но это уже не прямой посев.

Можно идти двумя путями. Использовать высокие дозы азотных минеральных удобрений, это дорого. А можно брать биологический азот, ведь у нас в воздухе его 79%. Самый доступный способ – фиксация клубеньковыми бактериями, которые растут в симбиозе с бобовыми культурами. Меня часто спрашивают: зачем сеять люцерну, эспарцет, если нет животноводства? Отвечаю: используйте эти культуры не по прямому назначению. Не на корм, а в виде почвопокровных сидеральных культур и бинарного компонента.

Реализуйте потенциал южного региона. После уборки озимой пшеницы и до посева яровых у нас идёт тёплый вегетационный период около 150 дней – с температурой более пяти градусов. В это время можно создавать органическое вещество, в котором соотношение азота и углерода будет не 1 к 70, как у зерновых, а 1 к 25, как у бобовых. Очень быстрая минерализация!

При прямом посеве лучше отдавать предпочтение уже не твёрдым удобрениям, а жидким. Это более управляемый момент. Чтобы всё работало, необходимо сочетать и бинарные посевы, и ноутил, и максимальное насыщение культурами, которые могут создавать органическое вещество.

Добавлю ещё про фосфор. Бобовые культуры имеют уникальную особенность. Они не только берут азот из воздуха, но и выделяют в почву большое количество органических кислот – щавелевую, уксусную, янтарную. Они растворяют фосфорные и калийные соединения. Ведь у нас в почве валовое содержание фосфора достаточно велико. Но он находится в недоступной форме.

Норма высева

Завкафедрой растениеводства и экологии ДонГАУ Николай Зеленский:

Я всегда задаю вопрос: «Зачем сеять 5-7 млн семян?» У меня 400 га земли, где я экспериментирую, обкатываю технологию. Кто был у меня перед уборкой, тот видел: ширина междурядий – 40 см, норма высева 50 кг. А урожайность тридцати посеянных линий озимой пшеницы составила от 32 ц/га до 68 ц/га.

Когда мы сеем меньше растений, есть возможность управлять процессом. А когда создаём для растений концлагерь, то каждое из них пытается выжить. Оно не думает о реализации потенциала. И здесь как раз необходимо использовать биологические факторы. К основной культуре подбирать сорта и нормы высева бобового компонента. Чтобы бобовое растение обес­печило питание в течение всей вегетации.

Итог – если вы что-то начали делать и не получилось, разберитесь, где ошибка. Так поступают опытные фермеры. Чаще же говорят: «Виновата сеялка, семена, погода... А мы сделали всё правильно».

Химия и техника

Профессор, замдиректора СНИИСХ (Ставропольский край) Виктор Дридигер:

– Наши оппоненты утверждают, что мы страшно много работаем глифосатами. Действительно, я посчитал: при пятипольном севообороте мы выливаем на каждое поле по четыре-шесть литров глифосата каждый год. Мы провели больше 40 анализов, брали в разных регионах образцы пшеницы, кукурузы, подсолнечника. Перед уборкой работали 30% глифосатами и убирали. Обрабатывали почву, через три дня отбирали и отправляли. Ни в одном образце глифосаты найдены не были.

Завкафедрой растениеводства и экологии ДонГАУ Николай Зеленский:

– По «классике», поч­вообрабатывающая техника предназначена для разрушения почвы, борьбы с вредителями. Нас так учили. И я продолжаю так учить студентов. Есть учебные планы по борьбе с сорняками, вредителями и болезнями. Но при прямом посеве мы этих операций не проводим. А нагрузка ложится на опрыскиватель и на средства защиты. Я работаю с одной компанией – поставщиком «химии». Почему так? В её каталоге на каждом препарате указана совместимость. Нет идеальных пестицидов. У каждого свои недостатки. Когда вы делаете баковую смесь, используя несколько препаратов, это удешевляет её и позволяет значительно поднять эффективность.

И ещё о технике. Тем, кто задумывается о приобретении сеялки, важно знать следующее. Она должна иметь три опции: как можно меньше рыхлить почву, вносить удобрение, семена основной и мелкосемянной культуры за один проход. Если меньше тревожить почву, то будет результат. Почва должна постоянно находиться под покровом пожнивных остатков или вегетирующих растений.

Что делать с зерном?

Вторая часть заседания клуба была посвящена инновационным способам хранения и транспортировки зерна. По словам экспертов, современные технологические решения позволяют предельно сократить сроки выгрузки зерна с комбайна. Так, что останавливаться ему почти не приходится. А зерно потом спокойно может лежать на полях и год, и более. Что за технологии дают подобный результат?

Гендиректор ООО «Лилиани» (Ростов-на-Дону) Армен Налбандян:

– В растениеводстве мы целый год вкладываем деньги в расчёте на хороший урожай. В уборку надо за кратчайшие сроки собрать его. В первые 4-5 дней потери составляют 1,5-2%. Но затем мы каждый день теряем дополнительно 1,5-2%. Мало кто успевает собрать урожай за 10 дней. У многих не хватает комбайнов, автомобилей. А у других, наоборот, избыток машин, которые приходится держать целый год ради пары недель. То есть ресурсы тратятся неоправданно.

Что делать? Есть технологическое решение, которое используется пока слабо. Это уборка с применением промежуточного звена. Бункер-накопитель зерна решает ряд проблем. Во-первых, он обеспечивает во время уборки параллельную выгрузку комбайнов без их остановки. Во-вторых, это транзитная зона, которая накапливает зерно. А потом выгружает уже готовую партию в автотранспорт. Сделаем расчёты. Среднее время загрузки комбайна на юге России – около 20 минут. Среднее время выгрузки комбайна – семь минут. То есть треть времени комбайны стоят. Или так можно сказать: каждый третий комбайн не принимает участия в уборке.

Когда вы используете бункер-накопитель зерна, то простой комбайнов сводится к нулю. Шестью комбайнами вы уберёте уже не 200 га, а 270 га.

Не менее важен бункер-накопитель во время сева. Мы сперва загружаем посевные комплексы. Потом они разгружаются. До 25% рабочего времени тратится на загрузку сеялок. А с использованием бункера-накопителя время загрузки сокращается до трёх-пяти минут. Вы экономите время для сева.

Хранение зерна – одна из самых острых проблем в России. Привычный способ – это зерносклады, элеваторы. Но есть ещё прекрасная технология, зарекомендовавшая себя во всём мире: пластиковые рукава. Хранение в них обходится в сегодняшних ценах в 170 руб./т. При этом не имеет значения, сколько времени вы храните – неделю, месяц или год.

Директор ООО «Раздолье» (Неклиновский р-н, Ростовская область) Николай Шарганов:

– У нас в обработке 25 тыс. га пашни, которая находится в четырёх районах. Разброс очень большой. Применяем для уборки 15 собственных комбайнов, в основном «Нью Холланды». Приобрели пять бункеров-накопителей по 11 кубов. Одного бункера как раз хватает для разгрузки трёх комбайнов. Применяем раздельную уборку. На 15 комбайнов имеем 10 собственных «Камазов». Не успеваем. При использовании бункеров-перегрузчиков экономим около пяти-семи «Камазов» на ближних расстояниях и по восемь-десять – на средних.

Кроме уборки мы брали бункеры для сева. У нас посевные комплексы заправляются семенами и удобрениями через шнек. Это занимает около часа. Если применяем бункеры-перегрузчики, то максимально 15 минут. В результате производительность наших сея­лок повысилась примерно на 20%.

Профессор, замдиректора СНИИСХ (Ставропольский край) Виктор Дридигер:

– Есть мнение: «А мы при прямом посеве на краю поля будем выгружать». Но тогда на краю поля переуплотняется поч­ва, что ведёт к недобору урожая. В 1994-1995 годах мы в Омской области работали с бункерами. На четыре комбайна у нас был один бункер-накопитель. Там урожай поменьше, бункер успевает. Когда на столько комбайнов приходится один бункер, это равнозначно одному комбайну дополнительно. То есть бункер обязательно нужен. Надо учесть вот ещё что. Когда комбайн трогается с места, то при технологии ноутил на этом месте поч­ва так уплотняется, что потом целый год ничего не растёт. Поэтому нельзя, чтобы комбайн останавливался вообще. Когда мы были в Аргентине на поле, то комбайнер не остановился даже перед хозяином. И тот на ходу догонял, чтобы запрыгнуть и посмотреть, сколько молотит.

Гендиректор ООО «Лилиани» (Ростов-на-Дону) Армен Налбандян:

– Скажу об инвестициях. Поставьте на одну чашу весов один зерноуборочный комбайн, один трактор тяжёлого класса, один посевной комплекс и два «Камаза» с прицепами. Суммарно это около 50 млн руб. Эти же задачи можно решать, изменяя технологию. Затратная часть в этом случае составит порядка 2,5 млн – т. е. 5%.

Директор НПО «Нива» Иван Молчанов:

– Наше решение хранить зерно в полиэтиленовых рукавах было вызвано необходимостью. Каждый год пакуем 5-6 тыс. тонн в полипропиленовые рукава. Культуры разные: озимая пшеница, подсолнечник, кукуруза. Рапс пока не паковали, потому что есть небольшое хранилище. Задачи, которые ставились, мы решили. На каждое поле у нас приходится два, три или полтора 75-метровых рукава. Закладываем зерно сразу во время уборки. У меня перегрузчик «Флигель», который везёт 32 тонны. И две восьмёрки «Джон Диров» тягают от комбайнов это зерно. Упаковка идёт параллельно с уборкой.

Хранением в рукавах я занимаюсь уже четыре года. Первый год все относились скептически. Пришлось общественное мнение ломать через колено. Первый год мы хранили кукурузу и подсолнечник. Удалось продержать их семь месяцев до продажи. Если рукав правильно положен, то потери будут минимальные. Бывает, в концах рукавов возникает влажность – то ли от разницы температур (зимой одна, летом другая), то ли ещё отчего. Если механизатор на упаковщике допустил ошибки и образовались складки, то там могут быть и мыши. Натянутый рукав они не трогают – не могут укусить этот пластик. А складки прокусывают. Но всё равно и в этом случае вреда большого нет. Словом, потери такие же, какие вам натопчет колёсами любой погрузчик в складе.

В прошлом году я хранил пшеницу 11 месяцев, продал в мае. Нет никаких нареканий. Нет амбарного вредителя. Нет посторонних запахов в рукаве. Это очень хорошее решение, особенно если у вас проблемы с территорией. Всегда можно найти точку с удобной логистикой. К примеру, у меня плечо подвоза составляет 10 км. Просчитано всё. И комбайны не стоят, и упаковка идёт. А построенные склады вы не перенесёте за 40 км.

Илья Романов

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров