Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Солома без надлома: как правильно разложить растительные остатки в условиях засухи? [+ВИДЕО]

+1
0
-1
Автор: admin
вт, 28.07.2020 13:02

Внесение небольших доз азотных удобрений и заделка в почву – «рецепт» работы с пожнивными остатками традиционен. Если складываются благоприятные погодные условия (подходящие влажность и температура), то многие аграрии используют биопрепараты. Насколько эффективен подобный приём и как меняется плодородие донских почв за последние годы? Об этом шла речь на круглом столе, который состоялся в редакции ИД «Крестьянин» в рамках заседания Клуба агрознатоков.

По словам директора агрохимцентра (ФГБУ ГЦАС) «Ростовский» Ольги Назаренко, в текущем году одним из главных показателей, который повлиял на урожайность, стало содержание продуктивной влаги. На большой площади в южной зоне ощущался дефицит влаги в апреле – начале мая. Выпадение обильных осадков в какой-то степени сняло проблему, но основные этапы развития растений к этому моменту уже прошли, и большого влияния на урожайность (добавим сюда весенние заморозки) дожди не оказали.

Что происходит в регионе с внесением удобрений и содержанием элементов питания в почве?

Как отмечает Ольга Назаренко, по закупкам удобрений аграрии даже превысили на 13% тот объём, который был выбран в 2019 году. Это хорошая основа, чтобы приступать к осенне-полевым работам.

– В пятилетнем цикле мы проводим агрохимическое обследование для каждого района области, – говорит она. – В прошлом году был Октябрьский и Сальский районы. Какие тенденции можно выявить? Показатели подвижного фосфора в почве у нас ниже, чем в прошлом году. А учитывая, что в последние четыре года мы получали очень высокую урожайность, особенно по озимым культурам, то фосфора, который мы вносим в почву, недостаточно. И рост подвижного фосфора, который наблюдался последнее время, вышел на плато. И если мы и дальше хотим получать такие же высокие урожаи, то надо подумать о внесении фосфорсодержащих удобрений на всей территории области. Мы обязаны возвращать элементы питания в том же объёме, какой выносится из почвы.

Чтобы снять эту проблему, нужны инструменты – например, субсидии на внесение фосфорсодержащих удобрений под пар и зябь, считает Ольга Назаренко. В 2011-2014 годах такая поддержка в области действовала и давала колоссальные результаты – продуктивность полей с удобрениями была в разы выше, чем без. Качество зерна тоже было выше. Но потом Россия вступила в ВТО, и поддержку отменили – она не соответствовала нормам торговой организации. Сейчас благодаря поправкам, внесённым в госпрограмму «Развитие АПК», можно снова субсидировать внесение фосфорсодержащих удобрений. Их плюс ещё и в том, что они работают не только на основную культуру, но и на следующую за ней, ту же озимую пшеницу.

– Также у нас проблемы с азотным питанием, это основной механизм повышения урожайности, – продолжает перечислять Ольга Назаренко. – К сожалению, мы редко увязываем азотное питание с фосфорным. Если содержание подвижного фосфора в почве низкое, то азотные подкормки должны быть ограничены. В некоторых хозяйствах в нынешнем году мы даже не рекомендовали азотные подкормки.

По данным Ольги Назаренко, в некоторых районах области наметилась также тенденция к снижению содержания калия, хотя оно всегда было высокое (и из-за этого многие аграрии вносят калий только в составе сложных удобрений). Впрочем, это характерно только для лёгких почв, на тяжёлых суглинистых его содержание по-прежнему в норме.

– Но есть важный момент, – добавляет директор агрохимцентра «Ростовский». – Отзывчивость растений на внесение калийных удобрений даже там, где их достаточно, хорошо прослеживается. Калий существенно влияет на многие показатели развития растений в процессе вегетации. Мы не можем разделить триаду NPK, в совокупности каждый её компонент даёт и урожайность, и качество.

Что с содержанием микроэлементов?

По оценке Ольги Назаренко, цинка в почве практически нет, там он связывается с карбонатами, закрепляется и становится менее доступен растениям. По остальным микроэлементам картина пёстрая, и оценивать её нужно на каждом поле отдельно. Но по данным агрохимобследований, содержание, в частности, серы в большинстве районов находится в пределах нормы.

С точки зрения использования разных форм питания наметилась и позитивная тенденция, говорит она.

– Было время, когда аграрии пытались вносить сульфат аммония как весеннюю подкормку, – рассказывает Ольга Назаренко. – С осени ещё можно, но вместо ранневесеннего внесения аммиачной селитры не стоит этого делать. Когда холодно, данный приём не работает. Радует, что аграрии не стали этим увлекаться. Далее, в припосевное внесение мы рекомендуем сульфоаммофос. Это удобрение физически кислое, и мы закладывали опыты – уже три года они подтверждают, что такое внесение сульфоаммофоса на наших почвах даёт хороший результат. Но оговорюсь, это работает там, где высокий агрофон. Наконец, радует и то, что фермеры снова стали более активно использовать ЖКУ – жидкие комплексные удобрения. В 1980-е годы они часто применялись, в разные фазы и с разными культурами…

Разложить солому…по полочкам

Получать минеральное питание для растений можно и не только за счёт удобрений. При правильном разложении растительных остатков почва насыщается элементами питания, сходятся во мнении специалисты. Тот же фосфор – более 50% его находится в почве в органической форме, а не в минеральной. При урожайности 40 ц/га при условии разложения соломы в почву поступает от 3 до 7 кг фосфора.

Но как правильно работать со стернёй, учитывая, что средние температуры летом всё повышаются? Есть классические рекомендации на этот счёт, напоминает Ольга Назаренко. Они предполагают измельчение соломы до размеров 5-10 см и перемешивание с почвой путём дискования или лущения. Если при этом добавить компенсационные дозы азота, разложение пойдёт быстрее.

В последнее время всё больше аграриев применяют также специальные микробиологические деструкторы соломы, которые делают этот процесс быстрее и к тому же оздоравливают почву.

Так, например, работает азовский фермер Виталий Дудник. Грамотно встроив биопрепараты в свою агротехнологию, он настаивает на том, что с ними нужно работать системно.

– Земледелие – как цепочка, вырви одно звено – и всё прерывается, – рассказывает аграрий. – Впервые мы попробовали биопрепараты "Биотехагро" на арбузах, и нам понравился результат. Поэтому уже четвёртый год используем их на разных культурах, прежде всего на озимой пшенице. После любой химической обработки растение останавливается в росте, снижает урожайность. А с биопрепаратами такого не происходит. Космических прибавок, конечно, нет, но и 5-10% уже неплохо. Мы применяем биопрепараты для разложения растительных остатков и для борьбы с патогенами. После многократного внесения деструкторов соломы плотность почвы постепенно снижается. От пахоты мы стараемся уходить, тем более что она неприемлема при использовании биопрепаратов. После оборота пласта в глубоких слоях почвы бактерии не могут жить, погибают.

Как биопрепараты встроены в технологию? После уборки лучше вносить деструктор соломы сразу, чем быстрее, тем лучше, пока в почве есть влага. Мы пробовали сначала дисковать, а потом вносить – эффект был хуже. Земля высушивается. Поэтому в идеале – комбайны только ушли, мы распределяем валки, и ночью заходит опрыскиватель с биологией. Даём её в смеси с небольшой дозой КАС. Потом дисковка. Как быстро удаётся разложить стерню? Чем больше влажность, тем быстрее работает препарат. Уже весной всё в порядке. Мы проверяли – там, где нет обработки биопрепаратом, солома остаётся твёрдая, а где есть – рассыпается в труху. Раньше даже, бывало, весной культиватор шёл, забивался неперегнившими растительными остатками. А теперь ровно идёт. Насчёт внесения в жару я тоже сомневался – любому виду бактерий нужна влага. Но тут тонкость в том, что надо до дисковки вносить и быстро заделывать. Тогда в почве ещё присутствует влага. Плюс ночью земля охлаждается, идёт накопление.

Плодородие почв Ростовской области – динамика и проблематика

Активное освоение биотехнологий приветствует и Ольга Назаренко. По её словам, биопрепараты помогают аграриям выйти на новый уровень управления процессами на полях (при этом очень важно контролировать качество препаратов и проводить полноценные сравнительные исследования их эффективности, оговаривается она).

– Когда мы говорим об агроэкосистеме, то подразумеваем управление всеми компонентами, – утверждает она. – Растениями, микроорганизмами, насекомыми и т. д. Мы должны со всем этим справляться, потому что мы сдвинули равновесие, введя земли в сельскохозяйственное использование. До сих пор мы управляли только фитоценозом, растениями. Появление микробиологических удобрений – это шаг вперёд, мы начинаем управлять уже и микробными ценозами. Зачем это нужно? Почвообразование – это биохимический процесс, без живых организмов он не происходит. Но нужно подробнее изучать вопрос взаимодействия привнесённых микробов с аборигенными. Здесь наши данные ещё не столь масштабны. В рамках агрохимцентра мы сейчас подготовили к аккредитации микробиологическую лабораторию – в этом году надеемся получить лицензию на проведение соответствующих исследований. Закупили оборудование, подготовили помещения, наши сотрудники прошли обучение. Это очень важная тема.

Заместитель руководителя филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Ростовской области Григорий Заднепровский осторожно относится к идее внесения биопрепаратов для разложения стерни. По его словам, «биология» работает только в идеальных условиях – при увлажнённости почвы не менее 60% и температуре не выше 35 градусов. Если эти условия соблюдены, то вносить можно. В противном случае ожидаемого эффекта можно не добиться, предупреждает он.

– Уже три года на участке в Зерноградском районе мы делаем микробиологический и микологический анализ почв. Закладывали опыты – на одном поле вносили пять вариантов биодеструкторов, все от известных компаний, плюс «контроль» – обычная вода. Препараты вносили после уборки ярового ячменя опрыскивателем, ночью. Сразу заделали дискатором на глубину 10-12 см. Поздней осенью ещё провели чизелевание полей, для накопления влаги. Также на всех участках были заложены кусочки льна, солома в капроновых мешочках, чтобы отследить разложение. В течение трёх лет мы проводим исследования – динамики нет. Причём на контрольном участке наличие местных, аборигенных грибов спустя время оказалось в разы больше, чем там, где вносили посторонние. Поэтому внесение микробиологических препаратов – очень тонкий момент, – говорит Григорий Заднепровский. – В почве тоже достаточно своих микроорганизмов, которые при наличии условий справятся с разложением соломы.

Даже если почва сухая, биодеструкторы можно вносить – они всё равно сработают, но позже, не соглашается Ольга Назаренко. Под климатические условия надо подстраиваться, убеждена она.

Фитосанитарное состояние на Дону. Результаты испытаний групп деструкторов растительных остатков

В сельском хозяйстве нет догм, подчёркивает глава КФХ «Олимп» Александр Федоренко, практикующий на своих полях прямой посев. В технологии ноутил наличие нетронутых пожнивных остатков на полях – обязательный элемент.

– Мы с растительными остатками не боремся, они наши друзья, – объясняет Александр Федоренко. – Они помогают нам создать благоприятные условия для выращивания растений. Позволяют как можно дольше сохранить влагу на полях, защищать почву от палящего солнца и крупных капель дождя, способных её травмировать. Но пожнивные остатки важно равномерно распределить. Если мы этого не делаем, то создаём различные условия для сева. Сеялку невозможно отрегулировать так, чтобы она одинаково работала там, где есть валок и где его нет. А вообще, идеальный вариант для меня – комбайн с очёсывающей жаткой, оставляющий солому в том положении, как она и была. Колосок срезали, полову разбросали – это лучше всего.

Работа с пожнивными остатками при технологии no-till

Крестьянин №31 от 29.07.2020 под заголовком " Солома без надлома"
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров