Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → За три года на Кубани планируют вернуть на фермы 1 млн поросят

+1
+1
-1
Автор: admin
чт, 11.04.2013 12:15

В 2012 году Краснодарский край окончательно утратил статус одного из лидеров свиноводства в России. В результате масштабной вспышки АЧС регион сжёг на кострах столько поросят, сколько содержат некоторые области РФ.

Но власти региона обещают уже через три года восстановить былую численность хавроний, то есть 1 млн голов. Каким образом? Об этом состоялся подробный разговор в Краснодаре на конференции «Комплексный подход к эффективному развитию животноводства и меры государственной поддержки отрасли». За ходом дискуссии наблюдал корреспондент «ДК».

Отчуждение и принуждение

Руководитель государственного управления ветеринарии Краснодарского края Георгий Джаилиди назвал 2012 год «страшным для свиноводства Кубани». АЧС, лютующая в регионе вот уже пять лет, на этот раз охватила едва ли не полкрая. Причём в отличие от первых вспышек, которые регистрировались в 2008 году в ЛПХ и в лесах у диких кабанов, нынешний пожар полыхал в основном на крупных специализированных свинофермах.

– С июля по сентябрь вспышки следовали одна за другой, возникло даже ощущение, что кто-то этим специально занимается, – поделился ощущениями Джаилиди. Теперь, когда ажиотаж поостыл, главный ветеринар края склоняется к другой, более реалистичной версии: – Вряд ли есть другой регион в стране, за исключением Московской области, где идёт такое же перемещение людей, как летом на Кубани. Наверное, чума была разнесена на ногах, колёсах и всём остальном. Он продемонстрировал участникам конференции жуткие «сэндвичи» из отчуждённых свиней, предназначенных для сожжения. В 2012-м на Кубани были таким вот образом осуждены на костёр 174 тыс. хавроний – больше, чем за четыре предыдущих года, вместе взятых. «В некоторых регионах страны нет столько свиней, сколько было уничтожено на Кубани в этом году», – заметил ветеринарный начальник. По его мнению, не предприми край столь решительных мер, «сейчас полыхали бы Ставрополье и Дон». Впрочем, одними лишь кострами дело не ограничилось. Власти края предприняли и другие непопулярные меры. Владельцам ЛПХ велели снизить поголовье. А фермам ниже третьего компартмента запретили заниматься свининоводством. Речь о хозяйствах, где биологическая защита либо вовсе отсутствовала, либо была довольно низкой, пояснил Георгий Джаилиди. Им предложили два варианта на выбор: либо вложить средства и перевести фермы в третий, четвёртый компартменты, либо отказаться от хрюшек и «не заражать территорию». Большинство слабозащищённых пошли по второму пути. Да и выбора у них, по сути, не было. Банки, напуганные ликвидацией ферм, отказались выдавать свиноводам кредиты, а страховые компании перестали страховать животных. И сегодня на таких фермах, по данным Джаилиди, осталось ничтожно малое поголовье – всего 11 тыс. Напуганные надвигающейся катастрофой, избавлялись от свиней даже хозяйства третьего и четвёртого компартмента. Там за этот год убыль поросят составила 50 тыс. голов. Многократно, с 84 тыс. до 11 тыс, уменьшилось стадо в ЛПХ края. В итоге, констатировал на конференции начальник управления развития животноводства и рыбохозяйственного комплекса министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности края Юрий Клименченко, на Кубани сегодня осталось 305 тыс. свиней.

Разумеется, все эти сокращения шли под жёстким накатом репрессий. Георгий Джаилиди признал, что число штрафов после серии вспышек выросло втрое. Что и говорить: в крае умеют при необходимости запускать репрессивный аппарат на полную катушку.

Испанский опыт самый горький

Была ли альтернатива масштабным истребительным мерам? Главный ветеринарный врач края убеждён: не было. Больше того, он дал понять, что меры эти надо и дальше ужесточать. Обосновывая свою позицию, Джаилиди сослался на успешный мировой опыт борьбы с АЧС. Первой в списке примеров оказалась Одесская область, где в 1977 году после вспышки чумы ликвидировали подчистую всех хрюшек. «Через два года там возобновилось свиноводство. До сих пор все здоровы и счастливы». Примерно тогда же заполыхала АЧС на Кубе. Причём разведка Острова Свободы утверждала, что заразу к ним занесли американские спецслужбы. После каждой вспышки, а их было две, кубинцы полностью истребляли свиней. «Теперь свиноводство на Кубе развивается без всяких проблем».

А вот в Испании срок оздоровления после первых вспышек растянулся на долгие 37 лет. Там пошли по пути локальных мер. А наряду с этим пытались изобрести вакцину, принялись поголовно обследовать поросят. Ничто не принесло положительного результата.

– В Испании количество вспышек в 1967- 1969 годах немногим не дотягивало до 3,5 тыс. 30 вспышек на Кубани в этом году – и уже страшно. А представьте, что творилось в тот момент в Испании, – привёл сравнение Джаилиди. – Испанская эпопея закончилась только после того, как все свиньи оказались в предприятиях закрытого типа.

Вывод главного ветврача: если медленно где-то что-то ликвидировать, то и мы на десятилетия застрянем в чуме. За пять лет эпизоотии вспышки АЧС зарегистрированы уже в 27 регионах России. И пока признаков обуздания вируса не наблюдается.

– Прогноз неблагоприятный, – считает Георгий Джаилиди. – По большому счёту, ситуация в России развивается сейчас хуже, чем в Африке. Потому что в Африке уже хуже некуда. А мы можем потерять всё свиноводство в стране и, кроме того, потерять возможность экспортировать нашу продукцию – зерно, мясо птицы, говядину.

Кто заменит хавронью в подворье?

Между тем власти Кубани уже строят планы возрождения свиноводческой отрасли.

– Губернатор поставил задачу: в каждом муниципальном образовании должен быть как минимум один стотысячник, – обозначил перспективу замминистра сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности края Олег Шутов.

Это сообщение могло показаться маниловщиной на фоне мрачных прогнозов фермерасвиновода, который поделился впечатлениями от недавней поездки в Прибалтику, где знакомился с работой коллег.

– У них больше доступ к кредитным ресурсам, чем у нас. Но сегодня там нет животноводства, – констатировал фермер. Он обозначил признаки грядущего кризиса в отечественном свиноводстве: «Цены на продукцию после присоединения к ВТО упали на 35%. Это ниже себестоимости, как отмечает Национальный союз свиноводов». Впрочем, хозяев крупных ферм такие новости, похоже, не пугают. Георгий Джаилиди сослался на позицию ряда руководителей свиноводческих хозяйств края, которые горят желанием строить современные свинарники и наращивать поголовье «пятачков». Любопытно, что в их числе оказались даже те, кто недавно уничтожил стадо из-за АЧС.

Итак, стотысячники. Согласно данным регионального минсельхоза, к цели будут двигаться поэтапно. Согласно проекту программы развития свиноводства на территория края, на первом этапе будут предусмотрены строительство и господдержка пяти стотысячных комплексов.

– В результате в ближайшие три года удастся довести численность свиней на Кубани до 1 млн голов, – обещает Юрий Клименченко. Иными словами, ставка на крупные высокотехнологичные фермы, куда требуется минимум рабочих рук. А как добывать теперь себе хлеб тысячам владельцев ЛПХ и мелким фермерам, которые жили за счёт свиноводства? Именно они сегодня – главные подозреваемые в распространении АЧС. Не зря же Джаилиди сослался на научные исследования, проведённые в Португалии в период борьбы с чумой. Тамошние учёные назвали несколько причин распространения смертельной инфекции. Главная – плотность свиноферм.

– Если брать один комплекс на 50 тыс., то это одна ситуация. А если в 10 тыс. дворов содержится 50 тыс. свиней, то получаем зону сплошного поражения. Что и произошло на Кубани, – делает вывод главный ветврач края.

По завершении конференции корреспондент «ДК» решил уточнить у Георгия Джаилиди, действительно ли обречены оставшиеся в подворьях Кубани хавроньи.

– Моё мнение – да, – ответил Георгий Анастасович. – Мнение руководства (края. – Авт.): их можно сохранить, если будут соблюдаться ветсанправила. Но как соблюсти? Прежде чем зайти в свинарник, надо переодеться, надо искупаться, надо пройти санитарную обработку. Так же надо занести корма, всё остальное. Представляете, как это будет в рамках ЛПХ?

Руководитель ветуправления полагает, кроме того, что ЛПХ после присоединения России к ВТО не смогут тягаться с западными сельхозпроизводителями. «Борьба идёт в Европе, в Штатах за каждую сотую единицу конверсии корма. За каждую сотую процента сохранности. За каждую сотую сэкономленного электричества. Реально ли в ЛПХ выдержать конкуренцию?»

Крупные свинокомплексы, на которые делают ставку кубанские власти, будут иметь серьёзные последствия для села. Джаилиди с этим согласен.

– Чем выше технология, тем меньше потребность в людях, – говорит он. – В Израиле всю страну кормят 3% населения. При этом от коровы получают 12-13 тыс. л молока. В России 40-50% по разным регионам – сельское население. Поэтому сейчас надо продумывать политику создания рабочих мест. Перерабатывающие предприятия, кооперативы, ещё что-то. Создавать конкурентоспособную систему. Если сейчас не создадим, то будем обманывать, а через 3-5 лет это всё прорвётся и получим социальный взрыв.

Илья ИВАНЕНКО
г. Краснодар

+1
+1
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров