Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → От свиней к коровам при господдержке

+1
0
-1
Автор: editor
От свиней к коровам при господдержке
чт, 06.08.2015 09:14

Светлана Каркалёва относится к первой волне начинающих фермеров Ростовской области, получивших гранты господдержки. Два года назад в числе 13 сельских предпринимателей Светлана Аркадьевна была названа победителем в конкурсе, что позволило ей стать обладательницей 1,2 млн рублей на создание молочной мини-фермы, а кроме того, 180 тысяч рублей единовременной помощи – на бытовое обустройство. А уже минувшей осенью донской минсельхозпрод признал КФХ Каркалёвой лучшим начинающим фермерским хозяйством региона. 

Как далась Светлане Аркадьевне победа в конкурсе? Как она распорядилась полученными средствами? Насколько оправдал ожидания молочный проект? С этими вопросами мы отправились к хозяйке фермы.

Карантинные хрюшки

У Каркалёвых в селе Миллерово добротный двухэтажный особняк. В ином шестерым домочадцам было бы тесно. Ведь здесь помимо супругов Николая и Светланы живут их взрослые сыновья Константин – 26 лет и Павел – 24. К тому же Павел уже женат, у них с Татьяной маленькая дочь, и они ждут второго ребёнка. Все разместились под одной крышей. И дело, что их объединило, тоже одно. 

Вернее, с недавних пор этих дел у большой семьи два. Первое – растениеводство, которым с 1990-х на правах главы фермерского хозяйства занимается Николай Иванович. Второе – животноводство, которое два года назад возглавила Светлана Аркадьевна. Двоякий профиль бросается в глаза уже на просторном дворе Каркалёвых. Культиватор, сеялка, борона соседствуют здесь с сараями, где мычат бурёнки. 

Светлана Аркадьевна говорит, что перепрофилироваться на молоко её надоумила газета «Крестьянин», в которой она прочитала о грантах для начинающих фермеров. «Что, если при господдержке переключиться на молоко?» – предложила на семейном совете. Домочадцы идею одобрили.

– Фермерами мы стали по необходимости, – считает Светлана Аркадьевна. – Муж учительствовал, преподавал математику в школе. Но зарплату получал мизерную. А сыновей кормить-одевать и учить надо. Решил поменять указку на плуг. А через несколько лет и я распрощалась с должностью зоотехника на местной птицефабрике, потому что она разорилась.

У Николая Каркалёва небольшое фермерское хозяйство: 120 га земли (в собственности), набор старенькой отечественной сельхозтехники и инвентаря. Хорошими доходами похвастаться не может, хотя ему во всём помогают сыновья, выучившиеся на инженеров-механиков. Фермер Каркалёв не вылезает из кредитов. 

– Я лелеяла надежду, что сыновья после вуза останутся в городе, где копейка легче даётся, но они в один голос твердили: «Обязательно вернёмся домой. Будем продолжать отцовское дело», – улыбается Светлана Каркалёва. – Так и случилось. Поэтому теперь мы решили развиваться, чтобы всей семье работы хватало. Докупать землю нам не по карману. А заняться животноводством вполне можем – и знания, и опыт есть. К тому же власть протягивает руку помощи.

Строго говоря, Светлана Аркадьевна и сразу после ухода с птицефабрики ни дня не сидела на шее мужа. Борщи и котлеты для работающих в поле мужчин не в счёт. На своём подворье она держала все эти годы приличное хозяйство, поставляющее на семейный стол мясо, молоко, яйца. Основой ЛПХ были полтора десятка свиноматок, приплод от которых, проданный на рынке, приносил Каркалёвым заметный доход.  

– А в последние годы из-за африканской чумы свиноводство стало для нас убыточным, – признаёт Светлана Каркалёва. – Наш-то двор эта зараза миновала. Но мы оказались заложниками вспышек АЧС в других местах. Везём поросят на рынок, а нас не пускают: карантин. Попытались переключиться на откорм – тоже пролёт. Перекупщики, которым сбывали свиней, опустили цены: мол, риски выросли.  

Светлана Аркадьевна говорит, что перепрофилироваться на молоко её надоумила газета «Крестьянин», в которой она прочитала о грантах для начинающих фермеров. «Что, если при господдержке переключиться на молоко?» – предложила на семейном совете. Домочадцы идею одобрили.  

Покупки первой необходимости

В минсельхозпроде области Каркалёвой сказали: чтобы претендовать на грант, надо перво-наперво стать предпринимателем. Это оказалось несложно: в феврале 2012 года Светлана Аркадьевна зарегистрировалась как ИП КФХ.

– Это дало мне право участвовать в конкурсе, – поясняет Каркалёва. – Там было условие: ИП «возрастом» не больше года.

Вторая задача выдалась посложнее – положить на свой банковский счёт 10% от суммы гранта, то есть от 1,5 млн рублей. Плюс ещё 10% от 250 тысяч рублей на бытовое обустройство. Всего получается 175 тысяч. Таких сбережений у Каркалёвых не было. Обратилась Светлана Аркадьевна в банки за кредитом – и получила отказ: нет залоговой базы. Хорошо, что в минсельхозпроде подсказали воспользоваться кредитом Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства, которое занимается микрофинансированием малого бизнеса. 

– Там я взяла 300 тысяч под 7% годовых сроком на один год, – продолжает Светлана Аркадьевна. – Взяла с запасом, потому что боялась удорожания расходов по гранту. Забегая вперёд, скажу: опасения оказались не напрасными. Запас меня несколько раз выручал. 

Наконец, ещё сложнее было грамотно составить бизнес-план. Женщина порылась в интернете в поисках подходящего образца. Но нашла только рекламные проспекты. 

– Подготовить бизнес-план мне предлагали за 30 тысяч рублей, – называет цену вопроса Светлана Аркадьевна. – Для нас это дорого. И я взялась составлять бумагу сама. 

Прежде всего начинающий фермер перечислила в документе то, чем уже располагает. В этот список вошли те самые 300 тысяч на банковском счёте, а кроме того, 3 дойных коровы и 10 бычков на откорме. Эта живность содержалась у Каркалёвых в сараях, наличие которых хозяйка по­дворья тоже отметила. Указала и запасы фуража в количестве 10 тонн. Членам конкурсной комиссии все эти сведения важны для понимания, есть ли у претендента на грант что-то кроме благих намерений. 

Нетрудно подсчитать, что общая сумма затрат заметно меньше предусмотренных грантом 1,5 млн. 

Что касается самих намерений, то они были предельно просты: создать небольшую МТФ (12 дойных коров и 6 бычков на откорме), которая обеспечит постоянной работой нескольких человек и пополнит рынок натуральных молочных и мясных продуктов. Деньги гранта Светлана Каркалёва предложила направить на самое необходимое: покупку трактора «Беларус» за 700 тысяч рублей, десяти нетелей по 50 тысяч за голову, шести месячных бычков по 10 тысяч за голову и доильной установки на 12 голов ценой 30 тысяч рублей. 

Нетрудно подсчитать, что общая сумма затрат заметно меньше предусмотренных грантом 1,5 млн. 

– Полтора миллиона – это верхняя планка гранта, – разъясняет Светлана Аркадьевна. – А минсельхозпрод нашей области уменьшил его размер до 1,2 млн, чтобы больше начинающих фермеров охватить. То же самое произошло и с деньгами на бытовое обустройство: вместо 250 тысяч заложили лишь 180 тысяч. Под этот лимит плюс собственные средства и подбирала покупки.

Погоня за баллами

Составленный Каркалёвой бизнес-план потребовал корректировок. В этом смысле начинающему фермеру неоценимую помощь оказала специалист райсельхозуправления Елена Цветкова. Она предложила усилить акценты, за которые конкурсная комиссия начисляет дополнительные баллы. 

– В моём плане уже было несколько важных преимуществ, – обращает внимание Каркалёва. – Во-первых, проект мой молочный, то есть самый приоритетный сегодня в Ростовской области. Во-вторых, я специалист-животновод. В-третьих, моя семья живёт в селе. В-четвёртых, мы уже содержим на своём подворье коров и телят. Всё это повышало шансы на победу. 

Светлана Каркалёва - зоотехник со стажем   Наколай Каркалёв поменял указку на плуг

Елена Ивановна подсказала, как заработать дополнительные баллы. По её рекомендации Светлана Каркалёва сократила срок окупаемости фермы до двух лет, а также увеличила число работников МТФ до четырёх.  

– Создание новых рабочих мест – важное условие получения гранта, – говорит хозяйка фермы. – Первоначально хотела обойтись членами своей семьи: два сына и невестка. Но чтобы не рисковать, добавила в штат ещё одну доярку со стороны. Хотя на такое поголовье, конечно, это многовато. 

Правда, у работников минсельхозпрода, рассматривавших её бизнес-план, было на этот счёт совсем другое мнение. Они, озабоченные какими-то высшими целями, настаивали на семи (!) наёмных работниках. Это на двенадцать-то коров. Столько обслуживающего персонала разве что на курортников в санатории приходится. 

– На таких условиях грант мне не нужен. Я прямо сказала об этом, – возмущается Светлана Каркалёва. – Такая бригада доярок и скотников (а их я не смогу сократить в течение пяти лет) однозначно обречёт ферму на убытки.  

Впрочем, и без раздутых штатов заявка Светланы Аркадьевны уверенно победила в конкурсе, о чём её известили в июне.

Затратные реалии

О том, что средства гранта поступили на её счета в Россельхозбанке, Светлана Каркалёва узнала в августе 2012-го. В сельхозуправлении посоветовали ей поторопиться с покупками. Ведь на освоение денег отводится всего лишь год. Прежде всего начинающий фермер озаботилась приобретением нетелей. 

– Хотела взять красных степных. Они неприхотливы, хорошо приспособлены к местным условиям. Но найти их поблизости не смогла, – вздыхает собеседница. – А везти их с Кубани накладно: 80 тысяч за машину только надо отдать. Пришлось остановиться на чёрно-пёстрых голштинизированных и айширских. О них договорилась с руководителями хозяйств в двух соседних районах. Почему две породы? Да потому, что десять голов одной породы ни на одной ферме не было.    

За упущенное время часто приходится платить. Если шесть айширских нетелей Каркалёвой продали по цене 100 рублей за 1 кг живого веса, то четыре чёрно-пёстрых – уже по 180 рублей за тот же 1 кг.

По правилам расходования денег гранта, поясняет Каркалёва, заключила договоры с продавцами, перечислила им по 10% предоплаты из своих 300 тысяч. А затем с ксерокопиями этих договоров, платёжками и выписками банка поехала в минсельхозпрод за разрешением на использование грантовских денег.

– Вообще-то, можно было самой не ездить в Ростов, – уточняет Светлана Аркадьевна. – Отправила бумаги через сельхоз­управление или по почте и жди ответа. Но мы-то знаем, насколько это может затянуться в наших инстанциях. Поэтому я предпочитала ездить в министерство и сидеть там у дверей кабинета, чтобы быстрее получить подпись. Там же, если требовалось, я сразу вносила поправки. 

Впрочем, даже такая сверхбдительность не выручила Каркалёву. Сверки бумаг между министерством и банком затянулись, а предоплаченные нетели на фермах ждать волокитчиков не захотели и растелились. 

– Мне пришлось оправдываться перед продавцами и заново отбирать поголовье. Доходило до слёз, – вспоминает Светлана Аркадьевна. – Разрешение на использование грантовских денег я получила только в декабре. 

За упущенное время часто приходится платить. Если шесть айширских нетелей Каркалёвой продали по цене 100 рублей за 1 кг живого веса, то четыре чёрно-пёстрых – уже по 180 рублей за тот же 1 кг. К тому же чёрно-пёстрые оказались крупнее, а следовательно, тяжелее. В итоге за каждую голову этой породы хозяйка уплатила примерно по 100 тысяч рублей, то есть вдвое больше запланированного. Вот тут-то и пригодился ей денежный резерв.

Пригодился он и при покупке трактора, а также доильной установки, когда продавцы взяли с покупательницы в дополнение к основной цене по 18% НДС.  

А вот с бычками для откорма всё сошло гладко – строго по намеченному. 

Не возникло сложностей и с покупками на бытовое обустройство. 

– Расходы на ремонт я сразу исключила, потому что за каждый гвоздь замучаешься отчитываться. Взяли мы мягкий уголок в зал, телевизор, современный компьютер, вот эту газовую печь и десять металлопластиковых окон, – показывает обновы Светлана Аркадьевна. – Как раз вышло на 200 тысяч. 

В сарай – с фотоаппаратом

На сегодняшний день Светлана Каркалёва полностью использовала грантовские средства по их назначению, отчиталась по каждой покупке как в бумажном, так и в наглядном варианте (в её хозяйстве побывали представители минсельхозпрода и счётной палаты, сличили с документами всю живность и домашнюю утварь). Теперь она полноправная единственная хозяйка этих приобретений. Государство безвозмездно отдало ей 1,38 млн рублей.   

Доильная устанвка - незаменимый помощник

Впрочем, вовсе уж безвозмездными деньги гранта не назовёшь. Светлана Аркадьевна говорит, что обязана сохранять профиль молочной фермы в течение пяти лет, не сокращая поголовья коров. Обязана она и сохранить в течение такого же срока заложенные в бизнес-плане рабочие места, выплачивая людям жалование не ниже прожиточного минимума и перечисляя положенные налоги и платежи. Словом, это вам уже не ЛПХ, освобождённое от необходимости пополнять государственную казну. 

– О том, что я как индивидуальный предприниматель выполняю все обязательства по гранту, каждый квартал докладываю сельхозуправлению, – рассказывает Каркалёва о мерах контроля. – Сообщаю о численности поголовья, о надоях, о зарплате работников, о перечисленных налогах. К отчёту прилагаю свежие фотографии коров и телят. Хорошо, что эти документы теперь не надо возить. Отправляю их по электронке.    

В свою очередь, минсельхозовские чиновники наведываются в хозяйство Каркалёвой, чтобы воочию убедиться в достоверности её сообщений.

Самим торговать выгодней

Жёсткий контроль министерства касается не всех положений бизнес-плана. И это хорошо, считает хозяйка фермы. Скажем, при подготовке заявки на грант она в качестве непременного условия предоставила договор с местным предпринимателем, закупающим молоко у населения, о сбыте ему удоя с фермы по рыночным расценкам. Членам конкурсной комиссии это позволяло сделать вывод о востребованности продукции. 

Но жизнь распорядилась иначе. Заготовитель стал платить Светлане Каркалёвой 10 рублей за литр – столько же, сколько и другим селянам, не учитывая ни качества молока, ни объёма.  

– При таких расценках мы обречены на банкротство, – считает Светлана Аркадьевна. – Поэтому сбываем удой заготовителю только в крайних случаях. Например, в летнюю жару, когда у моих мужчин много работы в поле, а молочную продукцию долго не сохранишь. В прочее время стараемся торговать в городе.

Намерены Каркалёвы откорректировать и мясное направление своей фермы, которое считается не основным. Как уже упоминалось, 50 тысяч гранта Светлана Аркадьевна потратила на покупку десяти месячных бычков для откорма. 

На торговле специализируется у Каркалёвых Павел. Светлана Аркадьевна вместе с невесткой Татьяной загодя готовят ему разнообразный ассортимент: творог, сметану, сливочное масло, брынзу. Помимо них в день отъезда загружают в машину свежий удой. Три раза в неделю он с этим грузом отправляется в Таганрог и Ростов.

– Поначалу почти всё я привозил обратно. У соседа по прилавку те же продукты, их берут, а ко мне не подходят, – вспоминает Павел. – И всё потому, что его товар люди давно знают. А я неизвестно откуда и неизвестно с чем.  
Хорошо, что парень не отчаялся, где уговорами и визитками с телефоном, где привлекательной ценой стал приручать покупателей. И сегодня у него уже своя преданная клиентура в обоих городах. Многие звонят ему домой, чтобы сделать персональный заказ на масло или брынзу.  

– До городов больше сотни километров. Много времени у сына уходит на дорогу, – констатирует Светлана Аркадьевна. – Но зато и цена другая: за литр молока горожане платят 40 рублей. Такие деньги уже гарантируют прибыль.

Намерены Каркалёвы откорректировать и мясное направление своей фермы, которое считается не основным. Как уже упоминалось, 50 тысяч гранта Светлана Аркадьевна потратила на покупку десяти месячных бычков для откорма.

Те животные за год выросли до оптимальных 300 кг и уже успешно реализованы. Теперь им на смену приходят бычки от своих чёрно-пёстрых и айширских коров. И это молодое племя семью совсем не радует.

– Вот этим бычкам уже ровно год, – показал нам двух пятнистых телят в сарае Николай Каркалёв. – А весу в них по 220 килограммов. Порода не мясная. Корма, уход те же, а результата нет. Перекупщику же подавай бычков не меньше двух с половиной центнеров, тогда только цена приемлемая. 

Сами торговать говядиной на рынке Каркалёвы не готовы – слишком много времени на это требуется. Выход один, считает Николай Иванович: продавать бычков в младенческом возрасте. Спрос на них хороший: селяне готовы платить по 8 тысяч рублей за голову, чтобы затем откормить для собственных нужд.  

Поле и МТФ в одной связке

Два фермерских хозяйства под одной крышей успешно дополняют друг друга. В севообороте у Николая Ивановича пшеница, ячмень, кукуруза, подсолнечник. Ему теперь нет нужды ломать голову над тем, куда сбыть зерноотходы или фураж. 

Что касается членов большой семьи, то теперь они обеспечены работой и в полевой сезон, и зимой. Словом, тандем получился довольно удачный.

– А в прошлом сезоне полноценная кукуруза упала до четырёх рублей за килограмм. Так я её всю оставил своей скотине. Ячмень тоже не продаю, держу в амбаре для коров, – рассказывает глава семейства. 

Каркалёвы обзавелись собственным пресс-подборщиком, КУНом, прицепом. Косят травы на сено жаткой, где позволяет местность, а где не позволяет, берут в руки косы. Ячменная солома с полей идёт на корм, пшеничная – на подстилку. 

Николай Иванович уже готовится ввести в свой севооборот люцерну: и великолепный предшественник, и отменный корм скоту. 

В свою очередь, с фермы на поля поступает навоз — ценное органическое удобрение. Новый трактор успевает и обслуживать МТФ, и на ниве трудиться.

Что касается членов большой семьи, то теперь они обеспечены работой и в полевой сезон, и зимой. Словом, тандем получился довольно удачный.

Павел Каркалёв умеет и торговать, и технику ремонтировать

Отказываясь от откорма бычков, хозяйка фермы настроена нарастить дойное стадо. И уже отобрала для этого первых четырёх тёлочек из нового приплода.  

– Известно, что одна корова полностью покрывает расходы на себя и ещё одну корову, – делится расчётами Каркалёва. – Значит, чем больше у тебя дойное стадо, тем выгоднее. За год полноценной работы молочной фермы мы набили много шишек, но и бесценного опыта набрались. И уже готовы развиваться. Главная забота сейчас — построить добротный коровник за пределами села на 30 голов хотя бы с простыми механизмами. 

Нынешний сарай-коровник при доме Каркалёвых имеет лишь примитивные приспособления для облегчения ручного труда вроде шланга для закачки из цистерны воды в поилки. Доильная установка, рассчитанная на 12 коров, реально выдаивает за два часа лишь шесть бурёнок. 

– Предусмотренные нормативами пять минут на доение одной головы — это слишком мало и безжалостно по отношению к животным, – утверждает Светлана Каркалёва. – При такой интенсивной эксплуатации их уже через четыре года нужно выбраковывать. Поэтому наша доярка обслуживает каждую корову втрое дольше: обмывает, массирует... А я тем временем дою другую часть коров вручную.

– А больше всего изнуряет чистка навоза, – говорит Константин Каркалёв. – Навозоудаление край необходимо. 

Но механизацию есть смысл устанавливать не в хлипком сарае, а в просторном корпусе. Площадку для него Каркалёвы уже определили — 1 га земли рядом с зернохранилищем на своей фермерской земле.

– Знаю, что дело это очень затратное. Вся надежда опять на господдержку, – признаётся Светлана Аркадьевна. – В сельхозуправлении меня обнадёжили: теперь есть возможность побороться за грант на развитие семейной фермы. А там уже предусмотрены другие деньги — у нас в Ростовской области это до 10 млн рублей. 

Владимир Пономарёв
с. Миллерово, Куйбышевский -н, Ростовская область
Фото Владимира Карпова

Опубликовано в журнале "Деловой Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: editor
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров