Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Фермеры требуют отмены пошлины. XXXIII съезд АККОР [+ВИДЕО]

пн, 28.02.2022 15:39

"Они наc услышали": XXXIII съезд АККОР был горячим. Станет ли результативным?

В Москве прошёл ежегодный съезд Ассоциации  крестьянско-фермерских хозяйств России. Традиционное общение с властью в этот раз проходило на повышенных тонах. Фермеры требовали отменить экспортную пошлину, устранить бардак с поставками минеральных удобрений, быть справедливыми в распределении субсидий. Ответы чиновников Минсельхоза звучали не слишком убедительно, но АККОР на них и не рассчитывала – гораздо важнее, как отреагируют президент и глава правительства, когда резолюция съезда попадёт к ним на стол.

Патрушева решили не расстраивать

Накануне съезда некоторые представители АККОР скептически замечали: в Москву поехать можно, но с кем там говорить?

– Нам бы нужен был Андрей Белоусов (первый зампред правительства, которому приписывают идею ввести экспортную пошлину. – Прим. авт.), главы Минприроды и Минпромторга. А пришлют Оксану Лут (замминистра сельского хозяйства. – Прим. авт.). Что мы ей будем доказывать?

Справедливости ради надо заметить, что так оно и произошло. Высшее руководство страны не удостоило съезд АККОР личным визитом – президент Владимир Путин, председатель Госдумы Вячеслав Володин и другие главные лица ограничились телеграммами с приветственным словом. С министром сельского хозяйства Дмитрием Патрушевым аграриям тоже поговорить не удалось: он появился на съезде только на второй день и только на пару часов – поздоровался, коротко высказался о значительной роли фермеров и пожелал всем успехов. После этого Патрушева «отпустили с миром» решать другие государственные задачи.

Правда, президент АККОР Владимир Плотников пообещал:

– Всё, о чём мы здесь говорили, ляжет в резолюцию съезда, которую мы передадим и министру, и главе правительства, и президенту.

Отдуваться перед лицом фермеров за все государственные решения пришлось чиновникам среднего звена – замминистра сельского хозяйства Елене Фастовой, Максиму Увайдову и Андрею Разину, а также главам департаментов.

Задачи «поставить аграриев на колени» нет

Главным вопросом, поднятым на съезде, стала отмена экспортной пошлины на зерно. Первым это требование высказал – от имени АККОР Ростовской области – её глава, фермер из Пролетарского района Алексей Жданов.

– У аграриев изымают в виде пошлин семь рублей с каждого килограмма зерна! Приведу в пример своё хозяйство: намолочено 9 000 тонн озимой пшеницы, недополученный доход – 63 миллиона! Я получаю субсидию – 2 млн 400 тыс. рублей. Потеряно 60 млн рублей! – сказал Алексей Жданов. – Я прошу съезд, если вы согласны, поддержать меня аплодисментами.

И зал, конечно, зааплодировал.

– Мы рады за юг, мы гордимся, что у них маржа с гектара 120 тысяч. Но у нас – 22 тысячи! И семь тысяч забрали, – поддержал коллегу делегат с Дальнего Востока. – Елена Владимировна, нам тяжело! Мы живём в регионах!
Экспортная пошлина усугубила диспаритет цен между сельхозпродукцией и теми товарами, которые требуются для выращивания культур.

Фермеры требуют отмены пошлины. Жёсткие вопросы Минсельхозу, XXXIII Съезд АККОР

– Если мы работаем в рыночной экономике, то почему металл подорожал на 100%, дизтопливо и СЗР – на 30%, удобрения – на 50%, а нам вы ввели пошлину, которая забирает по семь рублей с килограмма? Какая же это рыночная экономика? Или стоит задача поставить аграриев вообще на колени? – возмутился председатель крымского кооператива СПОК «Таврида» Вячеслав Вовк. – Нам была обещана компенсация за потери от экспортной пошлины. Крыму выделили 52 миллиона рублей. Эти 52 миллиона получили 13 хозяйств. Все остальные были лишены этого права!

– Нам ввели пошлины, отобрали от пяти до семи рублей… Умножьте на урожай – от 600 до 800 млрд рублей изъяли из отрасли. Если мы такими темпами будем двигаться, мы загубим всё сельское хозяйство, – заметил глава АККОР Крымского района Кубани Александр Титов. –  Какой выход? Первый и самый простой – полная отмена пошлины. А если нет, мы тогда должны в ручном режиме регулировать цены на все средства производства. И нам должны давать субсидии на все смежные товары!

В ответ на это глава департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Роман Некрасов заявил, что ведомство «уже готовит предложения по стабилизации цен на всю ресурсную базу сельского хозяйства».  

– Не буду обсуждать пошлину – это государственная политика, и не мне её оценивать, – сказал Роман Владимирович. – Но во многом благодаря пошлине мы дофинансировали программу комплексного развития сельских территорий, мы выделили 10 млрд рублей на животноводство. Можно говорить о том, что распределение пошлин было не совсем эффективно, но это те реалии, в которых мы живём. Больше мне сказать по этому поводу нечего…

Такой ответ аграриев, конечно, не устроил.

Елена Фастова отдувалась за всё правительство

– С февраля «Акрос» дорожает на три миллиона. «Туман» стоил семь миллионов, сегодня – одиннадцать. «Кировец» брали по старой цене 8,5 млн рублей, сегодня – 11,2 млн. Бычок подсосный шестимесячный стоил 28 тысяч, сегодня

– 42 тысячи. Что нам делать? Ответьте, пожалуйста, – обратился к Некрасову Алексей Жданов.

Глава департамента помолчал секунду, и стало ясно, что делать нечего.

– Наша работа будет заключаться в том, чтобы своевременно доводить до вас господдержку, чтобы улучшать вашу доходность, – сказал наконец чиновник.

– Роман Владимирович, может, хочет отменить пошлину больше, чем все присутствующие здесь, – вмешался в разговор Владимир Плотников. – Но он как государственный чиновник не может принимать такие решения, никто ему такого права не давал. Настроение зала понятно, это серьёзная тема. Если оставить пошлину, то мы можем потерять все те позитивные начинания, которые были в последние годы. Экспортную пошлину нужно полностью отменить. 

Удобрения ручного режима

Немало вопросов было задано и про удобрения. Их потребление, по данным Минсельхоза, ежегодно растёт: если в 2018 году аграрии страны вносили 3,9 млн тонн (в д. в.), в 2021 году – уже 4,7 млн тонн. В этом году потребление должно перешагнуть за 5 млн тонн.

Чиновники перечислили ряд мер, которые уже приняло правительство: добилось фиксации цен, разработало план поставок на внутренний рынок, ограничило экспорт аммиачной селитры. Но эти решения, заметил на съезде зампред Госдумы Алексей Гордеев, были запоздалыми и не привели к желаемому результату.

– Попытка сегодня централизованно управлять удобрениями – при отсутствии «Росснаба» и «Россельхозхимии» – приводит только к многим дефицитам в регионах. И непонятно, с кем строить отношения, – сказал Алексей Гордеев. – Минсельхоз пытается исправить ситуацию, работает практически в ручном режиме.

«Ручной режим» заключается в еженедельных совещаниях, на которых регионы обрисовывают ситуацию, а Минсельхоз пытается решить проблемы.

– Мы мониторим план приобретения удобрений. С декабря 2021-го мы приобрели 2 млн 163 тыс. тонн в д. в. Или на 20% больше изначально установленного плана, – сказал Роман Некрасов.
Резонно прозвучал на съезде вопрос о том, почему правительство не ввело ограничения раньше – до сева пшеницы, например. 

– За то время, что дорожали удобрения, ФАС не предприняла никаких действий, – заметил председатель АККОР Бугурусланского района Оренбургской области Александр Сотников. – Мы посчитали: при цене аммофоса 58-59 рублей затраты на гектар, с учётом внесения, составят 7-8 тысяч рублей. И если полученную прибавку от урожая мы по нынешним ценам продадим, то выручка не покрывает затраты, применение удобрений становится невыгодным. 

– Крым провёл посевную кампанию практически без удобрений, – поддержал товарища Вячеслав Вовк. – Всё, что министерство отчиталось, – просто слова. Все мои коллеги сеяли без удобрений. К чему это приведёт? Через два года это будет понижение урожайности, а через три года увидим банкротство 30-40% фермерских хозяйств.

Поставки удобрений: Минсельхоз признался в сбоях, фермеры на съезде АККОР возмущены

Делегаты из разных регионов указывали на дефицит аммиачной селитры и большой разброс цен: от 18 до 35 рублей за килограмм удобрения. Дешёвых удобрений нет, зато у перекупов по спекулятивному прайсу – всегда пожалуйста.

– Вы говорите, цена на селитру должна варьироваться от 21 рубля до 23 рублей, – обратился к Роману Некрасову глава АККОР Рязанской области Владимир Мимоглядов. – А ведь чиновники заявляли, что за ориентир возьмут отпускную цену на заводах в мае 2021 года. В таком случае, цена должна быть зафиксирована на уровне 18 рублей. Вы от этой цены уже начинаете перепрыгивать!

Некрасов попросил фермера «не передёргивать» и объяснил, что, согласно нормативному акту правительства, средняя цена вычислялась не только по маю, но также по июню и июлю. 

– Это первое. Второе – у нас регулируется цена на заводе-изготовителе. На каждом заводе цена своя, логистическое плечо своё. Если вы считаете, что цена завышена неадекватно, давайте с ФАС проверим. У нас на сайте Минсельхоза есть форма обращения, мы с каждым конкретным случаем будем разбираться, – предложил чиновник.

Президент АККОР заметил, что при фиксации цен за основу нужно было брать не прайс завода-изготовителя, а те конечные цены, которые озвучивают сельхозпроизводителю.

– Цена на удобрения должна считаться по той накладной, по которой платит фермер, – подытожил Владимир Плотников.

Собрал документы – «проездил» субсидию

Звучали на съезде и вопросы о вечном – про доступность и размер господдержки.

Елена Фастова рассказала, что на финансирование Госпрограммы развития сельского хозяйства выделено 285,1 млрд рублей (в прошлом году – 326,67 млрд), но эта сумма не окончательная.

Фермер Владимир Мимоглядов удивился, что господдержка по сравнению с 2021 годом сокращается, хотя в производстве инфляция составила не менее 30%. Фастова объяснила, что на сумму 285,1 млрд рублей пока можно не обращать внимания.

– В начале прошлого года тоже так было, но потом в ходе пересмотра бюджета на АПК добавили значительную сумму. В этом году поддержка будет не меньше, чем в 2021 году, – заверила замминистра.
Однако такой ответ представителя Рязанской области не удовлетворил. Он резонно заметил, что если инфляция в АПК составляет 30%, то и господдержка должна увеличиваться на 30%.

Лёгкая неразбериха возникла в подсчётах, сколько денег идёт на поддержку малых форм хозяйствования. По данным Минсельхоза России, микро- и малые предприятия, производя около 30% сельхозпродукции, получают 47% от всего объёма господдержки.

Но если посмотреть, сколько фермеров получают субсидии, картина выглядит совсем иначе. Представитель АККОР Ставропольского края Сергей Колесников сообщил, что в его регионе КФХ дают 30% зерна, 60% баранины и 80% овощей открытого грунта, но при получении субсидий доля фермерских хозяйств «едва составила 11%».

– Почему это происходит? Если взять несвязанную поддержку, то многие просто не хотят этим заниматься. Хозяйства получили по 8-12 тысяч рублей, что даже не оправдало бензин, потраченный на сбор документов, – сказал Сергей Александрович.

Другой фермер Ставрополья указал, что получить погектарную субсидию трудно: в региональном законодательстве есть требование не сжигать стерню и проводить раз в пять лет агрохимобследование.

В минсельхозе согласились, что на местах случаются перегибы.

– Мы только доводим деньги до региона, регион сам разрабатывает свои правила, – прокомментировала Елена Фастова. – Есть много сигналов, что где-то в субъектах усложняют ситуацию. Представители Ставрополья, уберите агрохимобследование! «Несвязанка» у нас осталась только для малышей: чтобы они пришли, показали затраты и получили субсидию. Если мы туда ещё навесим всё на свете… Надо максимально упрощать правила.

Чего хотят фермеры. Делегаты на XXXIII съезде АККОР

Затронули тему льготного кредитования. Изменения, которые недавно предлагал Минсельхоз, наделали много шуму. Елена Фастова заверила фермеров, что в этом году у них не возникнет проблем с получением займов – даже несмотря на то, что раньше ведомство возмещало банкам 80-100% ключевой ставки, а теперь вернёт только 70%.

– Для сельхозтоваропроизводителя не увеличиваются проценты по кредитам, которые банки выдают. То есть как у нас было от нуля до пяти, так и остаётся. Да, видимо, те, кто раньше получал под 3%, будет получать под 4%, кто получал под 4% – получит под пять. Но не выше, – сказала Елена Фастова. – Банкам придётся затянуть пояса, но в последние два-три года они очень хорошо зарабатывали. Мы банкам сказали: давайте проблемы, которые возникают в целом, не будем перекладывать на плечи сельхозпроизводителей. А вообще, при той ставке рефинансирования, которую Центробанк нам озвучил – 9,5%, брать кредит под 5% для нас, сельхозпроизводителей, я считаю, очень хорошо.

Вопрос со льготным кредитованием, однако, не решен в Крыму. Полуостров находится под санкциями, поэтому там нет «материковых» банков. Получается, что ни короткий кредит, ни инвистиционный – на технику – аграрии не могут. А цены на все составляющие сельхозпроизводства у них выше.

– На сегодняшний день я покупаю солярку по 60 рублей. Сульфат аммония купил по 34 рубля. Кредитование в банке – это только одни слова, больше ничего нет. Я отвёз два ящика бумаги в банк РНКБ, но мне отказ с мотивировкой, что я не нуждаюсь в кредитовании, потому что у меня большие остатки, – посетовал Вячеслав Вовк.

Сергей Колесников предложил Минсельхозу увеличить долю льготного кредитования фермеров и не давать «лишних» кредитов агрохолдингам. 

– Крупные хозяйства имеют на депозите 500 миллионов рублей и более – и получают дополнительно льготный кредит. Получается, мы им даём зарабатывать на разнице в процентной ставке, – подметил Сергей Александрович.
Затронули фермеры вопрос о сроках господдержки.

– Погектарные субсидии – хорошая вещь. Для чего они нужны? Чтобы поддержать нас. Нам субсидии были бы нужны в конце мая. Мы получили их в середине декабря. Зачем они нужны? – возмутился глава «Сезам-Агро» из Крыма Сергей Перепелица.

И тут чиновники были вынуждены согласиться.

– В прошлом году, к сожалению, у нас только 40% господдержки к 1 сентября было доведено до конечных получателей. Поэтому мы в рамках превентивных мер предусмотрели в правилах, что субъекты должны обеспечить освоение средств в объёме не менее 50% к 1 июля. В случае если этого не будет сделано, сумма средств на последующий год, к сожалению, будет сокращаться – на 20% от потребности, – рассказал советник министра сельского хозяйства Максим Боровой.

От этого заявления фермерам легче не стало.

– Не бюджет надо сокращать, а виновников! – подсказал президент фермерской ассоциации Дагестана Абдурахман Абуриков.

Чужих проблем не бывает

На некоторые вопросы представители Минсельхоза отвечали: «Подойдите после мероприятия, поговорим». Речь шла о частных (хотя, может, и не очень) сложностях аграриев.

Татьяна Передерий из Тамбовской области рассказала о неудачной попытке построить завод по переработке фруктов и ягод на средства гранта.

– Деньги гранта на кооперацию полностью освоены, завод построен, проверки прошли… А в ходе эксплуатации к строителям возникли вопросы. Устранить замечания подрядчик отказался. Прошло уже два года после судебной проверки. Из-за недостатков в конструкции здания мы не можем выполнить заложенные в проекте показатели. Завод работает, люди есть, все налоги платим. Но за неисполнение условий соглашения управление сельского хозяйства направило нам требование о возврате гранта.

У владельцев молочных ферм в Калужской области другая беда: молоко регулярно проверяется на наличие антибиотиков тест-полосками. Неожиданно оказалось, что сертифицированные полоски реагируют не только на медикаменты, но и, например, на безобидную кормовую добавку – биотин.

– На эту добавку есть сертификат качества, она совершенно безопасна, но тест-полоски расценивают биотин как антибиотик. Хозяйства сдавали пробы на анализ в лабораторию, наличие антибиотиков не подтвердилось, но молзавод всё равно не принимает сырьё и заставляет хозяйства платить за перевозку молока, – рассказал председатель АККОР Калужской области Бабкен Испирян.

Тему молока на съезде продолжила Юлия Рощина, председатель АККОР Псковской области. В регионе себестоимость молока и цена закупки практически сравнялись – 25 рублей за литр.

– Мы проанализировали структуру затрат фермеров на производство молока в процентном соотношении. В 2015 году на корма приходилось 47% затрат, сегодня – 48%. На ГСМ – 1%, сегодня – 12%. На электроэнергию – 2%, сегодня – 10%. В 2015 году на покупку основных средств уходило 9% средств хозяйств, а 2020-2021 годах такой статьи расходов вообще нет, – перечислила Юлия Рощина. – Кооперация у нас практически невозможна, потому что хозяйства расположены за 100 км друг от друга. На собственную переработку тоже нужно найти 10-15 млн рублей. Многие задумываются о том, чтобы перейти на мясное скотоводство.

Но и у мясных ферм не всё гладко. Сергей Колесников из Ставропольского края попросил Минсельхоз решить вопрос с регионализацией по ящуру. Из-за ветеринарных требований продажа скота с юга России ограничена Воронежской областью.

– Дайте возможность хотя бы племенным хозяйствам отказаться от вакцинации по ящуру, – попросил Сергей Александрович.

Владимир Алейников, председатель АККОР Курганской области, пожаловался на то, что в 2021 году регион пережил жесточайшую засуху. Ущерб аграриев составил 5 млрд рублей, документы были направлены в Минсельхоз, но в компенсации ущерба отказали – ответив, что посевы надо было страховать.

Формализм чиновников порой доходит до абсурда. Бабкен Испирян рассказал, с 2021 году серьёзно увеличивается стоимость сертификации средств защиты растений, причём сертифицируются СЗР на каждую культуру отдельно. Это грозит тем, что нишевые культуры останутся без разрешённой защиты.

– Какой смысл производителю препарата регистрировать его для определённой культуры за 2-3 миллиона рублей, если он за год продаст препаратов всего на миллион рублей? – спросил Бабкен Юрьевич. – Ведь, по большому счёту, если взять обработку малины, смородины или другой культуры инсектицидом — акарицидом против клещей, например, – препарат будет действовать одинаково на любой культуре. Эффект препарата относится не к культуре, а к вредителю!

Глава Калужской АККОР призвал Романа Некрасова ответить и на внезапный запрет глифосата в качестве десиканта, который вышел в прошлом году.

– В нашей области рапс или лён можно убрать только с помощью десикации. Хозяйства закупили глифосат, приготовились к уборке – а вы в сентябре выпускаете документ, который запрещает его использование!
Замминистра ответил, что, когда Роспотребнадзор прислал бумагу, что работу с глифосатсодержащими препаратами для десикации надо прекратить, другого варианта у ведомства «просто не было»…

…По итогам встречи АККОР России приняла резолюцию XXXIII съезда. В ней содержится 54 пункта – разных шагов, которые следует предпринять правительству для развития фермерства и сохранения сельского уклада жизни. Один из первых пунктов – отменить экспортную пошлину на зерно. Затем – разработать и применять меры государственного регулирования при превышающем инфляцию росте цен на ГСМ, удобрения, СЗР и другие средства производства.

АККОР также попросила отложить на год срок обязательной регистрации КФХ во ФГИС прослеживаемости пестицидов и агрохимикатов; освободить об регистрации во ФГИС «Зерно» хозяйства с земельным банком менее 500 га; подключать семейные фермы к инженерным сетям бесплатно. 

– Озвученные членами АККОР вопросы и предложения, я вас уверяю, будут детально проработаны. На каждый из них мы в обязательном порядке представим ответ по существу, – сказал, прощаясь с фермерами, министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев. – Интересы селян, интересы фермерства для нас представляют наибольшую важность. 

Александра КОРЕНЕВА
г. Москва
Фото автора

 

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № от 23.02.2022 под заголовком: «Они нас услышали»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров