Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Дон не даёт пить кубанской земле

+1
0
-1
Автор: Inga
пн, 05.08.2013 09:52

Газета "Кубанские новости" пишет о проблемах мелиорации. Согласно учёным, на протяжении истории чередуются периоды с достаточной влагой и её дефицитом. Сейчас Кубань вступает в период нехватки влаги, что заставит власти вернуться к забытым в советское время идеям мелиорации. Уже сейчас урожаи риса под угрозой: в этом году в Кубанском море не хватало воды, чтобы заполнить все рисовые системы. Один из забытых проектов - подпитка кубанских рек из Дона. Будет ли такое? Полный текст публикации:

Взлеты и падения кубанской мелиорации. РАССЛЕДОВАНИЕ

Оказывается, на Кубани ограничены водные ресурсы. Столько рек, такая полноводная, казалось бы, Кубань и на тебе.

Серьезный звонок прозвучал уже в этом году, когда из-за маловодья, а в горах почти не было снега и несколько месяцев хороших дождей, в Кубанском море не оказалось нужного количества воды, чтобы заполнить все рисовые системы.

Мелиорация на Кубани — отдельная история из жизни нашего края. И вместе с тем неразрывно связанная с ним. Это сейчас мы по праву гордимся миллионом тонн кубанского риса, огромными садами и овощными плантациями, высокими урожаями зерновых и многих других сельскохозяйственных культур, современными поселками как грибы после дождя выросшими когда-то в почти непроходимых плавнях в 60 — 70-х годах прошлого века.

В былые времена нашу Кубань называли по-разному. Турки, например, Гулистаном, что означало «цветущая страна» или «рай». И лишь дурной славой пользовались приазовские плавни или, как их еще называли, — гиблые места. Плавнями нижней Кубани, а это строки из книги, написанной к недавнему семидесятилетию начала интенсивной мелиорации в крае, принято называть ежегодно затапливаемые талыми водами и паводковыми водами заболоченные пространства долины реки Кубань ниже Краснодара. Они занимали почти 900 тысяч гектаров, а это ни много ни мало более 11 процентов всех сельхозугодий. И в начале прошлого века почти не использовались местным населением.

Предложения по мелиорации нижней Кубани высказывались еще в ХIХ веке. Таврический губернатор дал тогда распоряжение атаману Черноморского казачьего войска разгрузить русло в период паводков «от Темрюка до Кубани, где часто бывают наводнения, провести канавы двухаршинные». А в 1909 году в плавнях нижней Кубани возле Темрюка впервые был получен урожай риса в 24 центнера с гектара.

Историю мелиорации на Кубани можно разделить на несколько периодов. Первый — еще до 30-х годов прошлого века, когда началось обваловывание берегов Кубани, чтобы предотвратить от затопления огромные территории плавней. Дамбы были построены по обоим берегам реки Кубань от Краснодара до самого моря.

Второй тридцатипятилетний период — это начало широкомасштабного мелиоративного и водохозяйственного строительства на нижней Кубани. За это время было построено около 70 тысяч гектаров оросительных систем на заболоченных и засоленных плавневых землях.

Самый расцвет мелиорации на Кубани начался с середины шестидесятых годов прошлого века. Тогда все это получило государственную поддержку. Было построено Варнавинское водохранилище, затем Крюковское. И наконец в мае 1973 года было введено в эксплуатацию крупнейшее на Северном Кавказе Краснодарское водохранилище.

Ну и последний период, начиная с 1991 года и по настоящее время, особенно выдающимися успехами на этом поприще уже не отличался. Капиталовложения в мелиорацию прекратились. Частично финансировались лишь аварийно-восстановительные работы. Посевы риса снизились в два раза, а его валовые сборы снизились еще больше. И лишь в 2000-х годах рисосеяние на Кубани получило новый импульс. И в 2006 году было завершено строительство Тиховского гидроузла — последнего в каскаде регулирующих сооружений нижней Кубани.

Вот талая, если так можно сказать, краткая история освоения кубанских плавней. А что сейчас? Этот вопрос задаю главному мелиоратору края, генеральному директору «Кубаньмелиоводхоза» Николаю Якубу. Николай Петрович начинает издалека. Рассказывает, что когда-то в стране было пять миллионов гектаров орошаемых земель. В Египте один миллион. Сейчас у нас меньше, а у них уже шесть миллионов гектаров. А Китай, по его словам, вообще творит чудеса в области мелиорации. Там прямо-таки промышленными темпами идут мелиоративные работы на огромных площадях. Все старое сносят под корень и создают новую инфраструктуру. Смотрят, видимо, в будущее, думают как прокормить не только свои почти полтора миллиарда населения, но и в будущем хорошенько зарабатывать на экспорте продовольствия.

— Ну а мы почему так не мыслим? — задаю вопрос главному мелиоратору края.

— Это вы меня спрашиваете? — парирует он. — Наше дело спросить. А что строить, когда государство на это денег не дает.

Читаю между строк. Кроме денег нужна еще и политическая воля, чтобы к проблеме повернулись лицом. За все эти годы со времен ввода в эксплуатацию тысяч гидросооружений ни одно крупное из них до сих пор не реконструировано, в том числе и Кубанское море. И так не только на Кубани. Так по всей России. Видимо, до мелиорации пока руки не дошли.

Никто не спорит, что урожаи многих сельскохозяйственных культур в разы выше на орошаемых землях. Когда-то строили Краснодарскую оросительную систему по границе со Ставропольским краем. Планировали оросить 23 тысячи гектаров в Кавказском, Новопокровском, Тихорецком районах, в Белой Глине. Но то ли производители оказались не заинтересованы, то ли еще что, дело постепенно заглохло. Потом стали раздаваться голоса, что зачем заболачивать наши земли. По мнению Якубы — обычная глупость. Если у вас вода во дворе — это же всегда благо. Просто не было нормального рынка и никто толком не знал куда девать эти самые овощи.

Тут к проблеме орошения надо комплексно подходить, как сейчас делает Бондюэль или Балтимор. У них большие орошаемые земли, получают отличные высокие урожаи, но и знают что с ними делать. У них своя переработка и рынки сбыта. Затраты на мелиорацию и орошение окупаются мгновенно. Но увы, таких примеров по краю единицы. Бывает, конечно, что кто-то из крупных производителей встрепенется, мол, будем орошать. Но ситуация на рынке изменилась и энтузиазм быстро гаснет.

— Нужна государственная политика, стимулирование отрасли, — продолжает Николай Якуб. — В крае пока нет ни одной программы, которая поддерживала бы развитие мелиорации.

Пытаюсь ему возразить и говорю, что в прошлом году губернатор озвучил цифры, что на ближайшие три года на мелиорацию край выделяет 80 миллионов рублей.

— Это, конечно, большое и важное дело, — отвечает собеседник, — но эти деньги идут, в основном, на планирование рисовых чеков, без чего, как известно, высоких урожаев риса не получишь. А пока у нас из более чем 150 тысяч гектаров орошаемых земель используется около тридцати.

Как выстрел для меня прозвучал такой факт. Оказывается, на Кубани ограничены водные ресурсы. Столько рек, такая полноводная, казалось бы, Кубань и на тебе. Серьезный звонок прозвучал уже в этом году, когда из-за маловодья, а в горах почти не было снега и несколько месяцев хороших дождей, в Кубанском море не оказалось нужного количества воды, чтобы заполнить все рисовые системы. Поговаривали даже о сокращении площадей. Если в восьмидесятые годы на полив риса набирали три миллиарда кубических метров воды, то сейчас чуть ли не в половину меньше.

В начале девяностых годов уровень воды в Кубанском море сознательно был снижен почти на метр. Соседняя республика настаивала на этом. Якобы многие земли из-за этого подтапливались. Уровень снизили, потеряли миллиард кубов, но главное, что последствия никто не просчитал. При каждом паводке стал оседать песок, а прибрежные территории при отступлении воды стали поростать лесом.

С годами заилились и водоприемники, такие, как Кирпильский лиман, куда обычно сбрасывается 80 процентов воды из оросительных систем. А ведь оросительные системы построены в основном на плавнях. Да, их осушили, но надо постоянно сбрасывать дренажные воды, иначе снова вода выйдет на поверхность.

Более тридцати процентов рисовых земель находятся ниже уровня Азовского моря. И если круглогодично не откачивать воду, снова будут островки да гряды. А ведь в этой части края проживает почти 400 тысяч человек. Здесь все: и хозяйства, и поселки, вся инфраструктура. И пока, слава Богу, не рвануло. В основном, благодаря той колоссальной прочности, которую вложили в оросительные системы мелиораторы тех лет.

А еще Николай Петрович рассказывал, что бывают циклы многих засушливых лет, а бывает и наоборот. Сейчас как раз период достаточной влаги. Наступит засушливый период — об орошении снова вспомнят.

В другой части края тоже проблема в водных источниках. Казалось бы, много степных рек, а воды в них не хватает. А ведь от границ с Ростовской областью до самого предгорья это самые плодородные земли Кубани. Хотели когда-то и их оросить, построив канал «Дон — Кубань». И в свое время начали его строить. Даже 50 километров уже прорыли по территории Ростовской области. Но потом по разным причинам проект закрыли. А планы действительно были грандиозные — напоить водой не только десятки тысяч засушливых земель, но и десятки рек, в коих воды уже почти не осталось из-за сотен и сотен дамб и сплошного заиливания.

А может, все-таки срастется когда-нибудь. И построят этот жизненно важный канал, и донская вода напоит кубанские речушки. Да и не век же быть брошенным поистине колоссальным гидротехническим сооружениям, построенным нашими отцами и дедами, которые дали стране уже всего столько, что и не перечислишь.

Текст: Борис Золотов

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров