Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Гибриды злаков подступают

+1
0
-1
Автор: Inga
Импортные семена пшеницы и ячменя могут потеснить с наших полей сор­та отечественной селекции
пн, 06.04.2015 14:43

Импортные семена пшеницы и ячменя могут потеснить с наших полей сор­та отечественной селекции. Какие последствия это может иметь для экономики сельского хозяйства и науки, рассказал заведующий отделом семеноводства и замдиректора Ставропольского НИИ сельского хозяйства, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Виктор Корнеевич Дридигер

– Виктор Корнеевич, над чем сегодня работают отечественные селекционеры?

– Создание высокоурожайных сортов с высокой адаптивностью к условиям окру­жающей среды и высоким качеством зерна. Отличие сортов ставропольской селекции – их высокая засухоустойчивость и устойчивость к листовым болезням. На востоке Ставропольского края, где условия для земледелия очень жёсткие, наши сорта озимой пшеницы доминируют над сортами других селекционных цент­ров по площади посевов. Сорта пшеницы ставропольской селекции отличаются также высокими хлебопекарными качествами зерна. Сейчас разница по цене между фуражом и продовольственной пшеницей существенная. Важно, чтобы качество было заложено генетически, чтобы аграриям не приходилось тратить дополнительные средства на содержание паров, удобрения и т. д. для получения качественного зерна. Всё это есть в сортах ставропольской селекции. Поэтому мы отмечаем устойчивый рост объёмов реализации семян наших сортов озимой пшеницы, озимого и ярового ячменя и увеличение их посевных площадей. 

– Сельхозпроизводители спрашивают какой-то определённый сорт?

– Это зависит от условий года. Здесь – как на обычном рынке: есть своя мода, у каждого свои предпочтения. Если прошлый год выдался засушливым, то люди из опасений начинают спрашивать засухоустойчивые сорта. То же самое относительно устойчивости к болезням, жаре, заморозкам.

– А чем правильнее было бы руководствоваться? 

– Своей агротехникой и экономическими возможностями: какая в хозяйстве техника и, следовательно, технология возделывания, какие предшественники, сколько удобрений есть возможность внести.

– Но если есть выбор между краснодарской, донской и ставропольской селекцией, как отдать предпочтение? Многие, например, закладывают опыты...

– Я в своё время работал главным агрономом и закладывал опыты, но пришёл к выводу, что это пустая трата сил и времени. Агроном должен заниматься производством и получением сельхозпродукции с минимальными затратами. А проведение опытов и изучение сортов – это задача учёных и сортоиспытателей, для чего есть сортоиспытательные участки. Я бы сказал так: задача агронома – держать глаза и уши открытыми, посещать сортоис­пытательные участки и демонстрационные посевы научных учреждений, общаться с учёными на конференциях, совещаниях и днях поля. Мы всегда готовы встретить на своих опытных полях, рассказать, показать. Можно просто самим походить, посмотреть и выбрать лучший сорт.

– Существует мнение, что в скором времени селекция приблизится к необходимости использования методов генной инженерии. Это действительно так?

– Иностранная селекция давно уже освоила эти методы и успешно ими пользуется при создании сортов, достигнув при этом колоссальных результатов. У нас в стране по этому поводу идут только дебаты – разрешать или запрещать генную инженерию в растениеводстве.

В связи с этим вспоминается время, когда генетику (знание которой необходимо для успешной селекционной работы) назвали «продажной девкой империализма» и тем самым затормозили развитие отечественной селекции. В том числе и по этой причине мы сегодня зависим от семян гибридов иностранной селекции.

Считаю, что пока политики ведут споры, российская наука обязана изучать и владеть методами генной инженерии. А применять их на практике или не применять – покажет время. Когда разрабатывали атомную бомбу, руководство страны понимало, что это страшное оружие. Но его необходимо было разработать и владеть им. Именно поэтому до настоящего времени на Земле не было атомной войны. Возможно, это некорректное сравнение, но методы генной инженерии – это тоже инструмент, которым надо владеть в целях защиты своей продовольственной безопасности.
Сейчас мы, с одной стороны, запрещаем генную инжене­­рию, а с другой – закупаем сою и другие генно-модифицирован-ные продукты в зарубежных странах и с удовольствием кушаем их сами и кормим скот. Запретить закупки невозможно: мы столкнёмся с дефицитом белка, что повлечёт ещё более тяжёлые последствия для здоровья населения. 

Если говорить о селекции пшеницы, то в настоящее время, по моему мнению, пока нет необходимости применения этих методов. Гораздо актуальней сейчас заняться созданием гибридов пшеницы и ячменя. В своё время у нас в стране не считали необходимым выведение гибридов сельскохозяйственных культур. В результате упустили время и отстали от мировых производителей, и в настоящее время существенная доля возделываемых в нашей стране сахарной свёклы, овощей, кукурузы и подсолнечника – это гибриды импортной селекции.

– А в чём преимущества гибридов?

– Гибриды на 25-30% урожайнее, чем сорта. Пока что российские сорта пшеницы и ячменя превосходят допущенные к использованию импортные. Но западные фирмы уже создали высокоурожайные гибриды. Они уже сеются в Европе, и гибрид озимого ячменя допущен к использованию на Украине. 

– Вы считаете, что появление импортных гибридов пшеницы и ячменя в России не за горами?

– Россия вступила в ВТО, во все международные организации по семеноводству. Западные производители могут вполне законным путём привезти эти гибриды и передать их на сортоиспытание. Мы будем обязаны их принять, и если они покажут хорошие результаты (а они непременно их покажут), эти гибриды будут внесены в реестр и допущены к использованию в России. Таким образом, Россия может стать зависимой от поставки импортных семян пшеницы и ячменя так же, как зависит сейчас от поставки импортных семян сахарной свёклы, подсолнечника и кукурузы. Последствия для экономики могут быть весьма тяжёлые.

– А как это предотвратить?

– Как говорится в известном изречении: «Не хочешь кормить свою армию, будешь кормить чужую». Так и с наукой. Поэтому, на мой взгляд, главной задачей нашего государства является развивать отечественную науку. Выведение любого сорта и тем более гибрида – это сложный и долгий процесс, который требует высококвалифицированных кадров селекционеров (по сути, учёных с научными степенями и званиями), оснащения современным оборудованием, которое должно быть не хуже, чем у зарубежных селекционно-семеноводческих фирм и кампаний. Нужно объединить учёных в создаваемых научных центрах, обеспечить их всем необходимым для такой работы. Но со стороны государства пока такой задачи не ставится. Даже напротив, говорят, что государство будет финансировать создание селекционно-семеноводческих центров на базе сельхозтоваропроизводителей, тогда как в стране уже есть успешно работающие селекционные центры, которые надо снабдить новой селекционной техникой и оборудованием, но на это денег нет. Я не представляю, кто и как в условиях производства будет создавать новые сорта и гибриды и насколько они будут конкурентоспособными, особенно с зарубежными аналогами.

Опубликовано в газете "Крестьянин"

 

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров