Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Покойников здесь носят на руках

+1
0
-1
Автор: Inga
Покойников здесь носят на руках
вт, 17.04.2018 12:36

Реформа местного самоуправления оставила хутор без дороги к кладбищу

Король ужасов Альфред Хичкок прославился в кинематографе тем, что умел создавать атмосферу тревожной неопределённости. Птицы-убийцы, кровожадные девушки и труп в лесу – он использовал приёмы, которые держали зрителя в напряжённом ожидании на протяжении двух часов фильма.

Но, как известно, самые захватывающие сюжеты подбрасывает сама жизнь. Что бы сказал великий мастер, побывав в переулке Речной в хуторе Шаумяновский? Здесь не всегда возможно купить булку хлеба и страшно отпустить ребёнка в школу, покойников здесь носят на руках, а жители – как зрители нескончаемого фильма ужасов – остаются в напряжённом ожидании на протяжении не двух часов, а вот уже 10 лет...

На краю хутора

Сюжет этой истории, на первый взгляд, не примечателен: хуторяне просят администрацию отсыпать щебнем дорогу, которая утопает в грязи, но то и дело получают отказ. Долгие годы они терпят лишения. Не выдержав такого существования, некоторые бросают свои дома и уезжают в поисках лучшей доли. Неизвестно, как дальше складывается их судьба: никто из покинувших хутор больше не возвращается.

Пожалуй, рассказывать об этом в газете было бы неинтересно, если бы не одна деталь.

Дело в том, что Шаумяновский совсем не похож на другие хутора Ростовской области: здесь повсюду идеально ровные асфальтовые дороги, аккуратные газоны, крепкие ухоженные дома… На минуту даже кажется, что ты не в России, а где-нибудь во Франции.

Порядок повсюду. Кроме одной улицы, ведущей к кладбищу.

Переулок Речной в Яндекс-навигаторе обозначен как улица Южная и проходит по краю хутора. Построить сюда маршрут непросто, от основной части хутора её отделяет река Кавалерка. Поэтому Сергей Шаповалов – высокий статный седовласый мужчина в очках и клетчатой рубашке – встречает меня на своей старой «шестёрке» прямо на трассе.

Любители ужасов знают: если не хочешь попасть в плохую историю, никогда не сворачивай с асфальта. Но у меня выбора нет. Ощущение такое, как будто автомобиль прыгнул с обрыва. От сильного удара о край асфальтовой дороги спасает только высокий клиренс.

С погодой повезло: грунтовка, на которую я съехала, высохла и покрылась твёрдым панцирем. Поэтому я без труда миновала густые заросли камышей над рекой. Среди пустых полей взору неожиданно открылся вид на редкие строения. Вероятно, их возводили в крайней нужде: где-то стоит пустой сарай без двери, где-то стены обшиты замшелым шифером, вместо забора – редкий частокол из стволов акации.

На лавочке перед первым из дворов уже поджидают жители.

Ловушка

Светлана Ивановна Окружко, бывшая доярка, прожила здесь 32 года.

– Раньше почти вся улица была жилая, в каждом дворе были люди. Сейчас осталось 10 дворов. Мы здесь, как в ловушке: в грязь это не дорога, а бездна. Такое впечатление, что на нас махнули рукой, бросили доживать, – начала разговор она.

Светлана Окружко (вторая слева): «Мы здесь как в ловушке»

Владимир Аршакович Дуринян с седой бородой вспоминает, как ночью ему стало плохо, давление за 200. Вызвали «скорую», а машина не могла подъехать к дому, остановилась на трассе. Дети встретили фельдшера и проводили её пешком, шли туда и обратно больше километра.

– Это хорошо, что фельдшер согласилась идти, а так меня бы уже в живых не было. Разве человек должен умирать, если дороги нет? Почему мы помогаем другим странам, когда сами умираем в нужде? – задаёт риторический вопрос Владимир Аршакович. Ему 78 лет, на встречу он приехал на велосипеде. На нём же он обычно ездит в соседний хутор за продуктами и лекарствами – единственное доступное средство передвижения.

Был случай, когда автомобиль «скорой помощи» посреди бела дня застрял в переулке Речном, его помогал тянуть на буксире местный фермер Амаяк Сагателян. Амаяк купил на улице несколько брошенных дворов, построил коровник, содержит сельхозтехнику. Перед его производственной базой – глубокие колеи от тракторов, легковым не проехать, а выровнять дорогу можно, только когда она просохнет.

– Это неправильно, нехорошо, что дороги нет. Мы делаем, что можем, пытаемся ровнять, но от грязи всё равно никуда не деться, – говорит Амаяк.

– Люди бегут отсюда, мой сосед в прошлом году дом продал, перебрался в другую часть хутора. 10 лет его сын отсюда в школу ходил, грязь месил, моя дочь из резиновых сапог не вылезает. Вот как тут можно жить? – говорит Лариса Кошелева.

Переулок Речной – единственная дорога к одному из хуторских кладбищ. Жители с содроганием вспоминают, как в феврале в распутицу не могли покойника довезти. Рыдающие родственники бросили увязшую машину и пешком, по колени утопая в липкой грязи, несли гроб к могиле.

 

 

Пишите письма

Сергею Дмитриевичу Шаповалову 65. Он ветеран труда, награждён грамотой Министерства сельского хозяйства РФ «за многолетний добросовестный труд». Работал бригадиром в бывшем совхозе, затем – управляющим в ЗАО «СКВО». Жена про него рассказывает: пока трудился, дома почти не бывал, здоровья не жалел, во всём стремился к порядку.

– Стела была перед въездом в сельхозпредприятие, он её всю цветами засадил. Цветы я для него выращивала, представляете, как красиво – посреди степи цветочная клумба. 

Труднее всего было сохранить её от вандалов, – рассказывает Татьяна Шаповалова.

Усилиями Шаповалова улица содержалась в порядке: подсыпали щебень, грейдировали, расчищали. Благодаря ему был установлен единственный в переулке фонарь. Потом выяснилось, что это не было согласовано с сельской администрацией, электрики хотели отключить фонарь, но жители улицы встали горой за «лучик света в тёмном царстве».

Пока шёл развал колхозов, предприимчивые люди становились фермерами. Погружённый в работу Шаповалов не успел. Уже выйдя на пенсию, попытался запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда: взял свой пай, дочери и жены, стал выращивать пшеницу. Но после двукратного повышения платежей в Пенсионный фонд ИП пришлось закрыть. Сказались и проблемы со здоровьем. Некому стало «гладить» дорогу, и вдруг стало понятно, что к труженику на пенсии у государства совсем другое отношение.

– Характер у меня сложный, я это признаю, просить не умею, – говорит Сергей Дмитриевич. С требованием, чтобы отсыпали дорогу щебнем, он обращался сначала к сельскому главе, потом в районную администрацию.

Про сельского главу в переулке Речном говорят только хорошее: Самвел Левонович Аванесян провёл газопровод за бюджетные средства, поменял водопровод, сделал асфальтовый тротуар. Пока полномочия по содержанию дорог оставались за сельскими администрациями, он поддерживал дорогу в хорошем состоянии.

В беседе с корреспондентом «Крестьянина» Самвел Левонович подтвердил, что находил средства на отсыпку щебня. Действительно, местами в переулке ещё видны остатки крупных камней.

Но в 2014 году в ФЗ №131 были внесены изменения, согласно которым содержание дорог перешло на районный уровень. В Егорлыкском районе полномочия передали в 2016 году.

– Я обратился в районную администрацию. Замглавы Семенцов приехал, посмотрел, пообещал привезти щебень. Когда я пришёл, чтобы напомнить об обещании, он вспылил, сказал, что щебня не будет, – вспоминает Сергей Шаповалов. Пришлось активисту писать письма в прокуратуру, министерство транспорта Ростовской области.

В декабре 2017 года прокурор Егорлыкского района вынес представление в адрес главы района об устранении нарушений – состояние дорожного покрытия не соответствует требованиям ГОСТа Р 50597-93. В ответ администрация обещала «устранить колейность и просадку дорожного покрытия без добавления новых материалов». Но… Эпизоды с застрявшей «скорой», покойником и ночным фельдшером произошли уже после того ответа.

Оказывается, бумагами дорогу не вымостить, поэтому в трудных условиях переулок Речной выживает как может. Сергей Шаповалов просит вынести благодарность фермеру Юрию Кироносову и трактористу Нверу Погосяну – они не раз откликались на просьбы выровнять колеи грейдером.

 

 

Велосипед – единственное доступное средство передвижения для 78-летнего Дуриняна

«Со счетов не снимаем»

В телефонной беседе замглавы Александр Николаевич Семенцов пояснил, что районная администрация уже отсыпала дорогу щебнем (40 тонн) и грейдировала за счёт внебюджетных средств. Делать это за счёт бюджета не позволяет приказ Минтранса РФ № 402.

– Чтобы сделать дорогу хорошо, нужно разработать ПСД, стоимость подготовки документации – от миллиона рублей за километр, плюс строительство асфальтовой дороги, на всё уйдёт до 10 миллионов рублей. И вот судите сами, где нужнее дорогу построить: на улице, где две тысячи дворов, или в переулке Речном, где 14 домов, а стоимость работ одинаковая?

Однако жители переулка Речного об асфальтовой дороге не мечтают: они просят только щебень, и то не на всём протяжении, а хотя бы в самых топких местах – это метров 300 от силы. Цена вопроса – 20 тысяч рублей. Они бы сами сбросились, будь у них достойная пенсия или работа.

После разговора с жителями я зашла в районную администрацию. Глава района Павел Павлов согласился поговорить на эту тему.

– Просто засыпать дорогу щебнем не решит проблему, – уверен Павел Александрович. – Вплотную к переулку примыкает поле, и грунтовые воды постоянно подтапливают дорогу. Нужно делать водоотведение и строить дорогу. Конечно, при принятии решений мы отдаём приоритеты по числу жителей. Но проблему этого переулка со счетов не снимаем. Я поставил задачу: в этом году выбрать мягкий грунт до твёрдого основания, сделать корыто, подготовить подушку под будущую дорогу. Твёрдая подушка и щебень будут уже в этом году, строительство дороги – перспектива 3-5 лет. То есть работы этого года должны стать предподготовкой для дальнейшего строи­­тельства. Также постараемся сделать ПСД, а дальше будем ратовать за финансирование из областного бюджета.

Глава района признал, что хутор Шаумяновский – на первом месте в районе по благо­устройству. Во многом это заслуга Самвела Аванесяна. Но благодарить следует и фермеров, местных предпринимателей, которые вовремя платят единый сельхозналог и тем самым поддерживают благополучие территории.

И всё же, не ошиблись ли федеральные законодатели, передав полномочия по содержанию дорог на уровень районов? По всей стране уже распространяется волна недовольства со стороны сельских жителей. Говорят, что районная власть дальше своего райцентра ничего не видит… По мнению Павла Александровича, эта реформа – правильная.

– Раньше эти полномочия и финансирование были распределены по сельским администрациям, в итоге каждому поселению оставалась небольшая сумма 200-400 тысяч в год. На эти деньги можно только тонкий слой щебня просыпать. Сейчас средства аккумулируются в районном бюджете, и мы можем планировать капитальные работы. При этом связь с жителями не утеряна – мы советуемся с сельскими главами, где проводить работы. Грамотная политика ведётся и со стороны областного руководства: если прежде сельские администрации штамповали проектно-сметные документации, которые потом пылились в ящиках и быстро устаревали, на них уходили бюджетные средства. Теперь же позиция губернатора такова: сделали ПСД – на следую­щий год построили дорогу. Я считаю, это правильно.

Так ли это, покажет время. Редакция газеты «Крестьянин» надеется, что районная администрация сможет исполнить возложенные на неё федеральным законодательством обязанности, и сельские жители в условиях бездорожья не останутся заложниками реформы местного самоуправления.

«Покойников здесь носят на руках»
+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров