Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Майский мёд переносится на июнь

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
пт, 05.06.2020 10:05

За сезон крылатая живность красносулинского пчеловода приносит порядка четырёх тонн мёда. Про пчёл Александр Ряднов знает всё, потому что пасечник он потомственный. А в каком поколении – вот этого доподлинно, пожалуй, и не знает.

– Наши предки ещё до революции держали пчёл, и так из поколения в поколение это идёт, – рассказывает отец Александра Анатолий Иванович. – Я застал в живых своего прадеда, который работал пчеловодом у польского пана на Белгородчине. Он прожил 102 года, а жена его –101. Пан был умный хозяин и разрешал своему работнику держать для себя один-два улья. Из раннего детства от поездок в Белгородскую область остались яркие воспоминания: залитый солнцем сад, роскошная груша посреди него, под ней ульи, дед – высокий, худощавый. В Ростовскую область мой отец Иван Васильевич переехал в начале 1960-х годов. Устроился работать на шахту, но пчеловодством заниматься не бросил, несколько ульев привёз с родины. Так что пчёлы у нас тоже потомственные. К сожалению, отец не стал долгожителем – получил тяжёлую травму, попав под завал в шахте. В наследство оставил мне 60 семей. И все знания получил я от него. Про пчёл могу говорить бесконечно. Ни у кого ничего не спрашиваю, все ко мне едут за консультацией.

Дед Иван сумел передать накопленный поколениями опыт и Саше. С восьмого класса он был уже на подхвате у дедушки, но дело это воспринимал как увлечение. А потому после школы традиционно пошёл учиться в техникум. Работал электромехаником на шахте, пока отец не посоветовал заняться пчёлами профессионально. Предложение было очень убедительным – сыну Анатолий Иванович передал павильон на 60 пчелосемей. Так решили с супругой, чтоб интерес у парня был свою копейку зарабатывать самостоятельно. И хоть по-прежнему отец и сын помогают друг другу, прямая ответственность у каждого за свои ульи.

Пасеку Александра Ряднова, не будь он проводником, сами бы мы не нашли в глубине Красносулинского лесхоза. Сюда своих подопечных вывозит после зимовки в хуторе Михайловке на акацию. Вот только весна эта выдалась затяжная, акация не распустила свои гроздья даже к концу мая. Так что «майский» мёд собирать пчела будет уже в июне. Но свои свойства – оставаться жидким – он сохранит. На самом деле такой мёд, как рассказывает пчеловод, не лучше и не хуже собранного с эспарцета, липы, гречихи или подсолнечника. Тут уж кому какой нравится. Просто цветы акации единственные не дают пыльцы, поэтому не происходит кристаллизации. Ну, и поэтому же он считается гипоаллергенным. А цена складывается, как и вообще на всё, от дефицитности. Период цветения у акации короткий – неделя, максимум десять дней. Потому собрать такого мёда удаётся не больше тонны, а вот с подсолнечника тем же «составом» взяток раза в три больше. Огромные поля, продолжительное цветение.

Всё лето Александр делит дом с пчёлами. Павильон – это такое общежитие на колёсах, где располагаются 40 больших ульев и 20 малых. А заодно имеется комнатушка для хозяина, где помимо электрической медогонки есть место для топчана, холодильника и плитки. Работать в таких условиях вполне комфортно, ульи не приходится «нянчить» – загружать, разгружать, а ведь весят они немало: к собственной массе добавляется килограммов 40-50 мёда. Для контроля взятка один пчелиный домик обязательно стоит особняком на весах.

Кроме мёда пасека даёт Ряднову-младшему пыльцу, пергу, воск. А вот маточное молочко и яд не собирает. Этим промыслом, говорит, обычно занимаются стационарные пчелофермы. Методы такие, что пчела становится агрессивной и не работает тогда по мёду. А вообще, самое сложное, как и у любого производителя, замечает Александр, реализация продукции. Сам пчеловод несколько раз за осень и зиму выезжает в Подмосковье. Там его уже ждут, есть постоянные покупатели. Цены, правда, мало отличаются от местных, но покупательная способность растёт ближе к столице. Дневную выручку там и здесь не сравнить.

Со стороны может показаться, что производство мёда – дело лёгкое, пчёлы ведь сами его собирают. Но на самом деле пасечник трудится как пчёлка, в отличие от своих подопечных, весь год. Весной нужно ульи вычистить после зимовки, покрасить. Летом кочёвка с места на место по мере зацветания того или иного медоноса, выкачивание мёда, отводки новых пчелосемей. За месяц в каждый улей приходится заглянуть несколько раз. Пчёлы – знатные лекари, вся их продукция – настоящая аптека. Однако они и сами подвержены напастям. С какими-то справляются без посторонней помощи. Например, с залетевшим воришкой-шершнем. Сами они выносят температуру градуса на два больше, чем непрошеный в улье гость. Вот и задают ему жару, собравшись вокруг. А с клещами, инфекционными заболеваниями помогает бороться человек. Как и со сквозняками и сыростью – единственное, что не переносят эти полезные насекомые. А вообще пчелиный век недолог. За лето сменяется несколько поколений.

– Рабочая пчела живёт месяц. Сейчас цветения нет, получается, проживёт дольше. Из-за таких долгожителей наступает перенаселение в улье (потому что новые пчёлы появляются каждый 21 день), и они начинают новую матку выводить. Вот я на следующей неделе буду делать отводки. Матка накладывает яиц в соты, ты убираешь рамки с этими яйцами и пчёлами в пустой улей, пчёлы видят, что матки нет, и начинают выращивать матку. Изначально яйца все одинаковые, но в зависимости от кормления получится трутень, пчела или матка. Для этого и существует трутневое молочко, личиночное или маточное. То есть каким составом молочка будут кормить пчёлы конкретное яйцо, тот плод и получится, – поясняет Александр.

Специально «свежую кровь» своей животинке пчеловод не приливает. Разве что со временем какие-то гены подмешались к среднерусской породе, что ведёт своё существование, наверное, от тех ещё, панских, прародителей.

Настоящим бедствием в последние годы стали потравы инсектицидами. Ответственность тут обоюдная: и самих пчеловодов, и хлеборобов. Фермеры для борьбы с вредителями применяют препараты зачастую с непроверенным химическим составом, не предупреждают должным образом о времени таких обработок. Пасечники же не всегда считают нужным уведомлять соседей о своих стоянках.

– Лет семь назад случилось и у меня такое. Обрабатывали подсолнечник и меня не предупредили. Потравили. Благо, химикат был такой, что побил только лётную, рабочую пчелу. Но это было в августе – конец сезона, она всё равно недели через две отмерла бы. Ну, пронесло, перезимовал тогда нормально.

Впрочем, Рядновы всегда согласуют свои передвижения с местными сельхозпроизводителями. Ну, и ветеринарные проверки пчелосемей, мёд на качество – для них законные правила, документами подтверждённые.

– А «майский» мёд, – заверил Александр, – будет. Просто соберут его пчёлы в июне.

Так что dolce vita, то есть сладкая жизнь, продолжается.

Также по теме:

Минсельхоз России требует от регионов реестры пчеловодов

Легализация – «страховой полис» бизнеса пчеловодов

Крестьянин №23 от 03.06.2020 под заголовком: "Дольче вита династии Рядновых"
+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров