Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Дмитрий Рылько: "Экспорт зерна сократится"

+1
0
-1
чт, 21.02.2019 11:33

Рекордные объёмы экспорта зерна дали аграриям высокую доходность по ряду культур, однако темпы её роста сократятся

После рекордов первой части сезона российский аграрный экспорт замедлится. Из-за высоких внутренних цен на зерно отечественная пшеница становится неконкурентоспособной. Тем не менее текущий сезон принёс многим аграриям значительную доходность, рассказали эксперты на ежегодной конференции Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) «Где маржа». С подробностями – корреспондент «Крестьянина».

Аграрный рынок РФ сегодня существует на фоне дестабилизации мировых, считает директор ИКАР Дмитрий Рылько.

– Торговая война США и Китая, погодные колебания, а также то, что ВТО работает плохо даже по ранее заключённым соглашениям – всё это составляет взрывоопасный бульон факторов, в рамках которых наша аграрная отрасль будет вариться в обозримой перспективе, – рассказал эксперт. – Основы мировой торговли разрушаются.

В российской экономике тоже есть проблемы, и главная из них – отсутствие у населения дополнительных возможностей для увеличения спроса на продовольствие. Причём даже существую­щий спрос во многом стимулируется потребительским кредитованием. Его уровень уже зашкаливает, а потому может в любой момент сократиться.

Тем не менее, по словам Дмитрия Рылько, отечественная аграрная отрасль стала едва ли не главным бенефициаром от девальвации рубля и введения антисанкций. Это дало ей дополнительные темпы роста, «встряхнуло». По объёму экспорта в стоимостном выражении АПК приблизился к машиностроению (включая вооружения, составляет $ 27,4 млрд) и химической промышленности ($ 26 млрд) – это колоссальный рост, отмечает глава ИКАР. И это влечёт за собой новые вызовы и требования к корректировке аграрной политики.

– Мы считаем, что в 2018 году выйдем где-то на 25 млрд долларов аграрного экспорта, а импорт продовольствия обойдётся в $ 29 млрд, – рассказал Дмитрий Рылько. – Как показывает мировой опыт, все крупнейшие страны, продающие за рубеж продовольствие (в этот разряд стремится попасть и наша страна), являются и крупными его импортёрами. 

Соотношение между экспортом и импортом у нас близится к нулю, и потому властям надо задуматься, что именно нам нужно ввозить. Стоит ли в этих условиях форсировать самообеспеченность? Задача по наращиванию экспорта не должна решаться в отрыве от общего торгового баланса страны, считает эксперт.

Что это означает? Пока страна импортирует какой-то товар, внутренняя цена на него складывается по формуле «мировая цена плюс стоимость доставки». Как только государство превращается в мощного экспортёра, ситуация меняется на противоположную: стоимость товара рассчитывается как «мировая цена минус стоимость доставки», наступает «экспортный паритет». Грубо говоря, пока Россия ввозит что-то, высокие зарубежные цены на продукт поддерживают и стоимость его на внутреннем рынке. А когда начинает массово вывозить, то наоборот. За последние годы ряд российских продуктов мутировал как раз в сторону «экспортного паритета».

– Так бывает со многими товарами: мы добиваемся самообеспеченности, и в этот момент цену на продукт начинает серьёзно трясти, – объясняет Дмитрий Рылько. – Именно потому, что, как ни странно, импорт во многих секторах помогает развитию экспорта, защищает отечественного производителя.

Пшеница и ячмень

Как складывалась в последнее время цена на главный продукт российского аграрного экспорта – зерно? Всего за несколько лет Россия превратилась в главного экспортёра пшеницы, опередив здесь не только США, но и все 28 стран Евросоюза вместе взятые. В обозримой перспективе лидерство сохранится, наша доля на мировом рынке хоть и упала, по сравнению с прошлым годом, с 23% до 19%, но всё равно будет велика, прогнозирует Рылько.

В текущем году зерно попало в «идеальный шторм».

– Большую часть сезона действовал эффект ценового резонанса, – говорит глава ИКАР. – Он был вызван снижением мирового производства пшеницы и ячменя, сокращением отечественного производства этих культур по сравнению с предыдущим годом, плюс заметным падением курса рубля. Это привело к тому, что на юге России стоимость пшеницы в рублях резко поднялась. Экспортёры получили возможность платить за пшеницу гораздо больше, чем раньше. И вот с середины августа мы увидели рекордно высокие цены на рынке «сипити». Благодаря им цены в континентальной России и даже в Западной Сибири тоже побили рекорды.  

До недавнего времени этот рост внутри страны был безопасен для экспорта, поскольку сохранялась высокая конкурентоспособность по сравнению с остальными странами-экспортёрами. Тем более что они не спешили продавать своё зерно даже по высоким ценам, ожидая, что во второй половине сезона Россия «отстреляется» и можно будет спокойно зарабатывать. Тем не менее за последние недели российская пшеница теряет конкурентоспособность – даже в удалённых регионах типа Урала внутренние цены подошли к экспортному паритету, и везти оттуда пшеницу становится невыгодно. Следствием этого, в частности, уже стало то, что Россия проиграла коллегам из Прибалтики важный тендер турецкой госкомпании на 100 тысяч тонн пшеницы третьего класса – по идее, весь объём должен был достаться донским, ставропольским и воронежским аграриям.

– Наши экспортёры уже пару недель не могут сдвинуть цены вверх, они как застряли на 247 долларах за тонну, так и остаются, каждый новый доллар даётся с трудом, – подчёркивает глава ИКАР. – Мы прогнозируем резкое сокращение экспорта. Кажется, что ситуация напоминает 2016 год, когда начиная с февраля мы отэкспортировали 11,5 млн тонн, но тут есть три важных отличия. Во-первых, на юге страны запасы гораздо ниже, чем тогда, а те, что есть, расположены далеко. Во-вторых, у нас продолжается скрытый экспорт в Белоруссию, по нашим оценкам, он может составить 700 тысяч тонн. Ну и по сравнению с прошлыми сезонами, в стране на 900 тысяч тонн возросло потребление фуражной пшеницы. Так что ситуация напряжённая.

В новом сезоне Россия снова может получить неплохой урожай пшеницы, ожидает Дмитрий Рылько: 76,5 млн тонн против 72 млн в прошлом году. Рекордный сев озимых состоялся во всех регионах. Всё зависит от перезимовки, но, судя по поступающей информации, пока что она проходит нормально. Ранее в некоторых субъектах была сильная засуха, но глобально на итоговые показатели это не повлияет – средняя влагообеспеченность остаётся на прежних уровнях.

Масличные и другие культуры

Какова рыночная ситуация по другим культурам? В первую очередь, в России вновь состоялся избыточный сев масличных – подсолнечника, рапса и сои. Кроме того, есть высокая вероятность, что будет зафиксирован рекорд по льну и горчице. Несмотря на эти достижения, ценовые итоги сезона-2018 были неутешительны.

– За исключением юга России, пострадавшего от засухи, почти во всех регионах получились рекорды, – говорит Дмитрий Рылько. – Наша страна плюс Украина – ключевые мировые поставщики семян подсолнечника, и они поставили на рынок колоссальные объёмы продукции. Всё это привело к очень серьёзной просадке цен. Если бы не засуха и не падение рубля, то доходность подсолнечника была бы совсем плохой. Но есть вероятность, что в текущем году урожай окажется ещё выше прежнего, и эти объёмы надо будет куда-то девать.

С Дмитрием Рылько соглашается и исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев: цены на данную культуру в ближайшее время могут обвалиться. По данным Минсельхоза РФ, в 2018 году отечественные аграрии собрали 12,6 млн тонн, это на 20% больше, чем сезоном ранее. Ожидая роста цен, аграрии придерживали семечку. В итоге до конца года была продана лишь треть от имеющегося объёма – четыре млн тонн. Это только ухудшило положение дел в отрасли.

– До сих пор у сельхозпроизводителей хранится очень большой запас подсолнечника, на 34% больше, чем на аналогичный период годом ранее, – говорит Михаил Мальцев. – Обильное предложение будет давить на рынок всю вторую половину сезона. И через месяц, когда весь объём масличных выйдет на рынок, мы получим обвал – аграрии не окупят даже стоимость хранения.

По итогам сезона с ценами на подсолнечник (без учёта кондитерского – там другие расклады) должно произойти что-то нехорошее, добавляет Дмитрий Рылько.

Зато неплохая ситуация складывается с соей (опять-таки, на юге засуха, в остальных регио­нах – увеличение производства, общий объём сбора – 3,9 млн тонн). По данным ИКАР, в обозримой перспективе эта культура в Центральной России и на Дальнем Востоке останется в «импортном паритете». Поэтому у аграриев ещё долго будет возможность на этом зарабатывать, даже увеличивая площади посевов и урожайность.

Эти слова подтверждает профессор Университета штата Северная Дакота (США) Вильям Вильсон. В 2018 году Россия экспортировала в Китай 800 тысяч тонн сои, отметил он. И на сегодня именно Китай остаётся главным её покупателем, хотя доля российской сои на его рынке невелика. На руку нашей стране может сыграть торговая война между США и Китаем. 

Как известно, Поднебесная является главным мировым импортёром сои с ежегодным объёмом закупок около 90 млн тонн. Ранее весомую часть сои в Китай поставляли США, однако теперь идёт перераспределение товарных потоков, поэтому площади под этой культурой в России и объёмы поставок будут только увеличиваться. Всё это обеспечит стабильную цену и на всём внутреннем рынке.

Бурный рост площадей наблюдается и под рапсом, в первую очередь, в Западной Сибири и на Урале – там аграриев административными методами заставляют уходить от монокультуры, говорит Дмитрий Рылько. Почти половина российского рапса производится за Уралом.

– Цена на рапс определяется в Западной Европе, это тематика биодизеля. Уже два сезона в Европе неурожай, и в этом году нам тоже может повезти, – прогнозирует глава ИКАР.

Что касается сахара, то здесь, наоборот, уже наблюдается экспортный паритет. Россия всего за несколько лет достигла самообеспеченности по данной культуре, ещё десятилетие назад мы были крупнейшим импортёром сахара-сырца. А сегодня идёт речь о его полноценном экспорте.

– Если мы производим сахара в избытке, то эту «горку» нам надо научиться пристраи­­вать где-то за рубежом, – говорит Дмитрий Рылько. – Пока стабильный рынок не выстроится, цену на свёклу будет штормить. Эффективность выращивания свёклы у нас растёт, но если сравнивать с той же Северной Дакотой, то зазор для роста ещё огромен.

Сезон 2018 года для аграриев получился неоднородным по марже, резюмирует Дмитрий Рылько. На юге России, в первую очередь, была достигнута рекордная доходность с условного гектара по пшенице и ячменю, зато провалился подсолнечник. Маржинальность сои и рапса упала почти на 60%, кукурузы – вдвое. Учитывая тенденции, складывающиеся на начало года, по итогам сезона-2019 ситуация отчасти может повториться.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 8 от 20.02.2019 под заголовком: «Идеальный шторм»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров