Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Вопросы снабжения, хранения, переработки, транспортировки → Переработка с проблемами

+1
0
-1
вт, 13.10.2015 11:09

Что нужно фермерам, чтобы наладить выпуск готовой продукции?

Малая переработка выгодна для фермера, но для её полноценного развития нужно решить ряд проблем. У каждой отрасли они свои – козоводам не хватает поголовья и оборудования, птицеводам – боен, а «авторским» виноделам – лицензии. И всем до единого не хватает денег. О своих бедах и надеждах донские аграрии рассказывали на очередном заседании Клуба агрознатоков, которое состоялось в рамках выставки «Ростов гостеприимный». 

…Владимир Тузенко из Куйбышевского района успел получить грант на развитие козоводческой фермы ещё до эпопеи с «антисанкциями». Но от трудностей его это не избавило. Поначалу племенное поголовье собирались заказывать во Франции, однако в региональном минсельхозе отговорили – был риск не уложиться в сроки, отведённые на освоение гранта. Как показывает опыт, оформление всех необходимых документов при закупке животных за рубежом иногда занимает по полгода, а то и больше. В итоге зааненских коз Тузенко брал в России и остался ими доволен. И предпочитает даже не думать о том, что было бы, свяжись он с валютными операциями сейчас, при нестабильном курсе.

С реконструкцией фермы тоже не всё шло гладко – проект не прошёл экспертизу, ремонтировать помещения пришлось не за средства гранта, а за свои. Пока суд да дело, подорожало оборудование – в полтора-два раза. Бизнес-план неоднократно перерабатывался, но в итоге в сроки уложились.

– У нас на ферме пре­ду­смотрена пастеризация, охлаждение и фасовка молока, – рассказывает Владимир Тузенко. – Все необходимые этапы мы прошли и начинаем сейчас фасовать пастеризованное молоко. И развозить в торговые точки. Будем фасовать в полулитровые, а позже и в литровые бутылки, отпускать товар по 70-80 рублей за полулитровую бутылку. До этого продавали сырое цельное молоко по заявкам жителей Ростова, Куйбышева, Таганрога.

По словам фермера, работает он пока только с мелкими магазинами. В крупные сети, вроде «Пятёрочки» или «Магнита», ещё не выходили, срок годности молока слишком маленький.

– Насколько я знаю, крупным сетям не интересен заложенный нами срок реализации продукции – семь суток, – объясняет Тузенко. – Сети хотят не менее 14 дней. Но дело в том, что мы производим пастеризацию при температуре 65-70 градусов. При ней сохраняются все полезные свойства молока. Если производить глубокую пастеризацию и добавлять консерванты, это уже будет не молоко. Вернее, лечебные свойства оно потеряет.

Рынок козьего молока в регионе, да и в целом в России, совершенно не заполнен, признают Владимир Тузенко и его коллега, глава козьей фермы «Ламанча» (мы писали о нём не раз. – Прим. ред.) Юрий Панченко. И уж тем более есть перспективы у переработки козьего молока. Юрий Панченко начал искать инвестора для создания перерабатывающих мощностей, Владимир Тузенко пока об этом и не помышляет. Но признаёт:

– Сыры из козьего молока сейчас пользуются спросом. Но своей переработки у нас нет. Для неё тоже нужны капитальные вложения. Пока что делаем сыры для себя, технология предусматривает подогрев молока всего до 32-36 градусов. Это позволяет сохранять все лечебные свойства козьего молока. И эти сыры также очень полезны.

Козье молоко, не говоря уже о сырах, элитных, имеющих короткий срок хранения, – желанный продукт на полке торговой сети, говорит замдиректора филиала «Южный» компании X5 Retail Group (управляет сетями магазинов «Перекрёс­ток», «Пятёрочка», «Карусель») Алексей Полянский. Локальный поставщик интересен сетям, но при соблюдении важных условий. 

– Есть нюанс в работе с КФХ: далеко не все могут обеспечить должные объёмы, – признаёт Полянский. – У нас довольно жёсткие сроки поставок, пустых полок быть не должно. Поэтому мы ориентируемся на крупных поставщиков. Это особенность федерального ритейла. Но есть и местные сети, с которыми может работать начинающий фермер. Здесь много подводных камней.

Покупатель даже в несетевом магазине должен знать продукцию. Поэтому лучше начинать с районных магазинов, а потом уже выходить на большие объёмы, – утверждает представитель торговли.

Собственно, Юрий Панченко в своё время и начинал предлагать своё козье молоко мелким магазинам. А сейчас его продукция представлена и в больших супермаркетах.

Главная проблема сейчас для всех, кто задумывает создание козьей фермы, это поголовье, резюмирует Владимир Тузенко. Найти качественное племя сложно: традиции в России во многом утеряны.

– Первоначально мы планировали закупить 200 коз. А приобрели в итоге только 153, не нашли больше элитных животных, – вспоминает он.

Кстати, как утверждают фермеры, освоение грантов на создание животноводческих ферм в последнее время стало делом проблематичным. Из-за валютных рисков покупать зарубежное оборудование нерентабельно, а российское либо подорожало, либо не выдерживает конкуренции с иностранными аналогами. 

– В текущих условиях многие фермеры просто отказываются от своих планов, – рассказал на условиях анонимности один из аграриев. – Какой смысл вкладываться во что-то, если не можешь просчитать издержки?

Так перспективные ниши для сельского бизнеса оказываются недоступны мелкому производителю из-за политической конъюнктуры.

Разорение без боен?

Птицеводство – ещё одна высокорисковая сфера сейчас, уверяет глава КФХ из Пролетарского района Владимир Кулаков. Начав с ЛПХ, он создал полноценный круг производства: содержание, выращивание и убой водоплавающей птицы. Но введение новых требований Таможенного союза к убою животных поставило бизнес на грань разорения. Местный убойный пункт закрылся из-за несоответствия ветеринарным нормам. Возить птицу на убой в соседние районы невыгодно, далеко. В результате живая, требующая корма и затрат птица у фермера есть, а возможности «превратить» её в легальное мясо, товар, прибыль – нет.

– Пять лет мы были активными участниками всех ярмарок выходного дня. Нашу продукцию знали, – вспоминает с горечью Владимир Кулаков. – В 2012 году за одну субботу, например, на трёх ярмарках мы реализовали 870 тушек утки. Сегодня такой возможности не имеем. Моё мнение: можно было бы потерпеть с введением техрегламента с учётом продовольственной ситуации в нашей стране.

Возить птицу на убой приходится сейчас за 230 км. Только чтобы довезти её до места, затраты составляют 24 рубля. Сам убой – ещё 75 рублей на голову, с учётом остальных затрат набегает до 130 рублей издержек. А отпускная цена – 150-170 рублей. Негусто.

– Выход вижу один: закрыть ИП и работать в режиме ЛПХ, – признаёт фермер. – В подсобном хозяйстве можно даже в предбаннике забивать птицу и затем продавать, не тратясь на все процедуры. Ограничений по количеству поголовья уток в ЛПХ нет. Но есть, конечно, и другой вариант: вообще не выращивать птицу...

На площадке Кулакова сейчас скопилось до 12 тысяч голов нереализованной утки. Птицевод уже готов отдать её живьем, но это гораздо дешевле, чем продавать её разделанной. Прибавочную стоимость забирают те, у кого в районе есть более-менее оборудованная бойня. Есть вариант – построить модульный убойный пункт, говорит Кулаков. Но самая маленькая его цена – полтора миллиона рублей, и это без оборудования, только здание. Таких денег у фермера сейчас нет.

Ветеринары «понимают проблемы аграриев», но стоят на своём, невзирая ни на какое экономическое состояние производителей. По словам главного ветеринарного врача Ростовской области Владимира Жилина, нынешняя ситуация – лишь попытка навести порядок в сфере, в которой давно уже порядка не было.

– С введением таможенного регламента ничего практически не изменилось, – напоминает Владимир Жилин. – Ветеринарные требования для убойных пунктов остались те же. А вот штрафы за нарушения сегодня крупнее. Поэтому многие игроки ушли из этого сегмента. Но ведь все и раньше знали, что должны быть чистая и грязная зоны, утилизация, горячая вода, дезинфекция! Только штрафы были минимальными. И требования выполнять никто не спешил.

И добавляет:

– Тем, кто хочет открыть убойный пункт, хочу напомнить: сегодня есть новые ветеринарно-санитарные правила, которые как раз предназначены для малых убойных пунктов. Они мягче, но тоже требуют поддержания санитарии.

«Авторские» виноделы

После введения в декабре 2014 года изменений в ФЗ № 171, регулирующий потребление и производство алкоголя, у фермеров-виноделов теоретически появилась интересная ниша на рынке, рассказывает глава КФХ из Мартыновского района Николай Молчанов. Это производство «авторского», домашнего вина на продажу. Благое решение, но нестыковка образовалась и здесь: нет подзаконных актов, которые бы развязали руки мелким виноделам. В результате как пользоваться изменениями в ФЗ № 171, никто не знает, утверждает фермер.

– Производить виноград мы на данный момент можем, делать вино можем. А продавать не имеем права, – разводит руками он. – Нам обещают либо к концу нынешнего года, либо к началу следующего разрешить продажу вина. Соответственно, это будет после лицензирования.

Очень краткая предыстория: хозяйству Николая Молчанова – без году неделя. Зарегистрировался фермер в марте нынешнего года, хотя выращивать лозу на подсобном участке начал пораньше. На сегодня Молчанов имеет 3,5 га виноградников. Это немало, учитывая, что труд исключительно ручной. В планах – расширить площадь до 10-12 га, это позволит Молчанову производить до 50 тонн вина за сезон. Сложности есть, как и у всех.

– Проблемы переработчиков во многом схожи, – говорит фермер. – Для развития виноградарства нужны длинные деньги. Если я посадил виноградник сегодня, то первую продукцию получу только на четвёртый год. А вино, соответственно, только на пятый. Эти пять лет я должен за счёт чего-то жить. Открыв в марте предприятие, я сразу же получил «бумажечку» из Пенсионного фонда: заплатите налог. А с чего, если я только посадил виноград? Их это не интересует.

«Авторские» виноградники в регионе развивают энтузиасты, говорит Молчанов. Но послушать его, так и впрямь иного пути, кроме как сместить с мирового пьедестала Францию, Италию и Испанию, у Ростовской области нет. Донской виноград уникален сразу по нескольким параметрам. 

– Донские вина отличаются от всех остальных в мире, – вдохновенно рассказывал Молчанов. – Сами французы говорят: «Чем больше стресса испытывает виноградный куст, тем лучше получается вино». Поскольку во Франции очень благоприятные условия для виноградного куста, они искусственно создают стрессовые условия. А вот в Ростовской области не надо изобретать стрессовые ситуации. Они возникают сами собой: климат резко континентальный. Есть и другие плюсы – например, чтобы вырастить виноград, на Тамани и на юге Европы используют 10 обработок ядохимикатами в сезон. А в Ростовской области в этом году мы обработали всего три раза, причём только фунгицидами. При наших морозах большинство вредителей просто вымерзают. Наконец, в Ростовской области насчитывается более 30 автохтонных сортов, которые не имеют аналогов в мире. Они наши, исконно донские, – заключает фермер. 

«Авторское» вино от конкретного фермера – это неосвоенная ниша, уверяет Молчанов. По словам агрария, потребитель всё чаще готов платить за уникальный продукт, выращенный в экологически чистых условиях. Для него даже не нужна специальная реклама: народная молва действует надёжнее. 

– Что касается будущих продаж, то в крупные сети мы, конечно, попасть не сможем. У нас вина живые, – рассуждает фермер. – Сейчас 80% вина большие заводы разливают горячим способом. То есть делают пастеризацию, убивают в вине всё полезное, добавляют консерванты и ставят на полку. Им деваться некуда, потому что если их вина на полке выпадут в осадок, то будет возврат. Я не хочу использовать горячий розлив. Наше «живое» вино может продаваться только в маленьких магазинах. Оно должно храниться в специальных условиях. Срок нахождения такого вина на полке магазина намного меньше.

– Будущее «авторского» виноделия – в кооперации небольших хозяйств, – предвидит Молчанов. – Предел в пятьдесят тонн – это немало. Это полноценное шато. Я провёл полгода в виноградарском хозяйстве Германии. Они объединяются в товарищества. Строят совместно небольшие винцеха, покупают технику. Виноградоуборочный комбайн стоит дорого. Каждый фермер его не купит, да и не нужен он каждому. Покупают его на товарищество и потом используют по очереди. Так же и у нас: иметь весь набор техники на 10 га бессмысленно, она будет простаивать. Поэтому надо объединяться трём-четырём фермерам. В законе сейчас предусмотрена возможность аренды техники виноградарским хозяйством. Главное – это решить проблемы с деньгами и разрешением на торговлю. 

Фото Владимира Карпова

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров