Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Впервые определена фермерская квота при распределении господдержки

+1
+1
-1
пн, 06.03.2017 16:48

Роль АККОР при распределении льготных кредитов (по ставке от 1 до 5%) возрастает: списки фермеров-получателей будут фактически заверяться в регио­нальных ассоциациях. На всю программу в 2017 году выделен пока 21 млрд рублей, но малому сельхозбизнесу власти обещают квоту не менее 20%. Об этом и многом другом шла речь на 28-м Всероссийском съезде АККОР, который прошёл в Москве 16-17 февраля. С подробностями – корреспондент «Крестьянина». 

...Александр Ткачёв находится на посту министра сельского хозяйства РФ менее двух лет, но складывается ощущение, что за этот короткий срок он успел сделать для аграрной отрасли страны больше, чем некоторые его предшественники в предыдущие годы. Объёмы господдержки неуклонно увеличиваются, несмотря на все бюджетные сложности, а сама система серьёзно перекроена (и вроде должна стать эффективнее). Меняется и формат работы Минсельхоза: после смены половины его руководителей ведомственное ухо будто бы «прочистилось»: многие вопросы решаются на ходу, уровень и частота контактов между фермерским сообществом и чиновниками возросли. 

– Мы продолжим практику наших выездных совещаний и на территориях будем в первую очередь заслушивать фермеров, собирать их. Это новая форма работы, – частично об этом говорит и сам Ткачёв. 

Есть и другие признаки. 

Замминистра одно за другим переносит текущие совещания на девять, на десять, одиннадцать вечера, чтобы докрутить, разобрать важные темы на съезде. Министр публично вступается за аграриев одного из регионов, обещая им защиту от «неразумного», «глупого» решения губернатора и местных законодателей. По требованию опять-таки Минсельхоза на съезд массово приезжают главы региональных аграрных управлений, комитетов – и их часто вызывают к микрофону, предлагая ответить на вопросы фермеров. Новинки, сплошные новинки... Впрочем, это всё субъективные итоги съезда, лирика. 

Переходим к объективной реальности.

Кредиты 

О том, что с нового года изменится схема субсидирования кредитов для АПК, а также некоторые другие виды поддержки (включая самые общие принципы их формирования, например введение «единой субсидии» для регио­нов), было известно, в общем, давно. С самого своего прихода на пост министра Александр Ткачёв обещал «оптимизировать» систему. Однако даже в феврале, когда, по идее, все новые виды поддержки должны уже заработать, вопросов на съезде оказалось больше, чем ответов. 

По словам замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулата Хатуова (он отработал на съезде оба дня), в 2017 году на льготное кредитование для аграриев выделен 21 млрд рублей. Сумма небольшая, но, как рассказал Хатуов, это связано с тем, что львиная доля сельхозбюджета, 59 млрд рублей, пойдёт на погашение субсидий по кредитам, взятым в 2016 году. Причина банальна: не имея на руках точных цифр финансирования, чиновники отбирали проекты, залезая в карман следующего сезона. 

По новой схеме аграриям больше не придётся, как раньше, брать кредит под 18-22% процентов, а потом собирать миллион бумажек, чтобы через несколько месяцев получить возмещение. Деньги будут выдавать на руки с уже учтённой господдержкой, максимум под 5%. По подсчётам чиновников, 21 млрд субсидий позволит аграриям получить в банках до 200 млрд кредитов. 

Конечно, этого недостаточно, признаёт Александр Ткачёв. 

– Многие регионы потеряли в лимитах по сравнению с прошлым годом, но мы исходили из заявок банков и самих регионов, – рассказал он во второй день съезда. 

Позже в кулуарах мероприятия руководитель одного из департаментов Минсельхоза добавил деталей. 

– Ну, как у нас обычно бывает: мы в регионах всех предупреждали, просили плодотворно поработать, собрать заявки, – рассказал источник. – Но все опомнились, когда было уже поздно. Сейчас обновляем данные, чтобы аргументированно просить об увеличении поддержки. 

Общая потребность рынка в кредитовании составляет 800 млрд рублей, подсчитал глава аграрного ведомства. Чтобы обеспечить их субсидиями, потребуется 45 млрд рублей. 

– Иными словами, мы в этом году субсидируем только 30% от того, что нужно, – заявил Ткачёв. – Это недофинансирование, если называть вещи своими именами. Но мы исходим из того, что есть. 

Разумеется, все эти новости не могли не встревожить фермеров. Ещё больше их беспокоили истории о том, что львиная часть лимитов в регионах уже якобы разобрана крупным бизнесом. И не сказать, что это были необоснованные опасения. Джамбулат Хатуов потратил немало сил и слов, чтобы убедить аграриев, что этого не произойдёт. 

– Нам очень важно, чтобы вы получили льготные кредиты, – рассказал он. – Поэтому специальным постановлением определена квота: 20% от общей суммы субсидий, или 4 млрд рублей, пойдёт малому бизнесу. Постараемся, чтобы в течение месяца эти деньги уже были у вас. Плюс какую-то часть могут внутри «единой» субсидии распределить субъекты...

В зале поднялся гул. 

– Поднимите руки те, кто подал заявки в банки на получение льготного кредита, – быстро среагировал президент АККОР депутат Госдумы Владимир Плотников. 

Поднялась пара сотен рук. 

– А теперь те, кто по своим заявкам получил кредит. 

Руку не поднял никто. 

Фермеры стали нервно смеяться. В ответ Джамбулат Хатуов снова взял слово. 

– Я прошу от каждой делегации, прибывшей на съезд, составить полные списки тех, кто подавал заявку, – заявил замминистра. – Мы в ручном режиме станем отслеживать судьбу каждого обращения. Кроме того, еженедельно мы начнём проводить селекторные совещания, на которых рядом будут находиться глава АККОР региона, министр сельского хозяйства. И оба будут в прямом эфире докладывать, как идёт процесс. Да, есть регионы, где крупные холдинги уже получили льготное кредитование, выбрав почти все средства. Поэтому Минсельхоз за счёт перераспределения увеличил лимиты, чтобы выдержать указанную квоту в 20%. 

Позже на закрытой части обсуждения с главами делегаций АККОР Джамбулат Хатуов пояснил ещё несколько важных вещей. 

– В банки – участники программы направлены телеграммы с соответствующим указанием: все реестры получателей субсидии, которые представляются в Минсельхоз, должны быть подписаны замес­тителями министров регио­нов и председателями местных АККОР. Чтобы не было дискуссии – крупный бизнес получает или нет... 

Как утверждают чиновники, даже 4 млрд по квоте – это фактически двукратное увеличение объёма субсидирования фермерских кредитов. В 2016 году сумма составляла 2 млрд. Но некоторых аграриев эти цифры всё же не устроили. 

– Нам постоянно твердят, что мы повышаем свою производительность, – заявил в сердцах глава КФХ из Челябинской области Дмитрий Трофимов (это правда: по данным того же Минсельхоза, динамика роста объёма производства в фермерских хозяйства по итогам 2016 года составила 12%, тогда как в сельхозорганизациях она всего лишь 6%. Фермеры – единственные, кто показал увеличение производства молока на 6%. Больше половины КРС в стране держит малый агробизнес, половину пашни, 42 млн га, тоже он. – Прим. ред.). – Хорошо. Но почему тогда нам дают только 20% льготных кредитов? На всю мою область сейчас предусмотрен лимит 137 млн рублей. А у нас работает 4,6 тысячи фермеров. Нехитрая математика: на каждого, получается, по 30 тысяч рублей. Я обрабатываю четыре тысячи га, а рядом есть агрохолдинги, которые имеют и по восемь тысяч, и по 26. Они разоряют сёла, лишают людей работы. Сотнями вывозят скот, уничтожают... И вы их цените в пять раз больше меня? 

...Зал, понятно, зашёлся аплодисментами. На каждом съезде вдруг среди сложных, пространных разговоров о деньгах и цифрах встает такой человек – и от его слов веет тайгой, почвой и неизмеримыми глубинами нутряной России. 

А Трофимов всё продолжал. 

– Я остался в деревне по приказу отца, чтобы вести дело нашей семьи. Когда я вернулся из института, отец привёл меня на кладбище и сказал: «Вот, сынок, твой дед, расстрелянный кулак. Он пахал, я пахал – и ты будешь пахать здесь». И я остался. Взял на работу всех своих одноклассников, кто закончил сельхозвузы, они работали в Челябинске строителями, сторожами. Дал им жильё, они завели семьи, почти у каждого сейчас 3-4 ребёнка. И вы мне даёте 30 тысяч? Ну ладно, пусть так, в пять раз меньше, чем холдингам. Но давайте мне тогда тарифы на электро­энергию в пять раз меньше! И на воду, и на газ! Я-то коров держу! 

В общем, одно из ближайших выездных совещаний Минсельхоза пройдёт в Челябинской области. 

Важный вопрос: какие банки будут выдавать кредиты? Сейчас аккредитовано 10 (спустя полторы недели после съезда в списке появилось ещё 15, см. рубрику «В один абзац» в нынешнем номере «Крестьянина», стр. 2. – Прим. ред.) «системообразующих» организаций, но как справедливо заметил один фермер: «Много ли займов фермеру выдал условный Газпромбанк?» Тем более что далеко не все они имеют филиалы в глубинке. 

– Пусть кредиты выдаёт Россельхозбанк, раз он крестьянский, – предлагали фермеры. Но чего греха таить, даже у РСХБ не всё гладко с местными отделениями. Как известно, их сеть сокращается, и это сильно бьёт по карману фермеров. В Калмыкии, к примеру, из-за отсутствия филиала в 2016 году никто из 3,4 тысячи фермеров не получил кредитов, рассказал глава республиканского АККОР Владимир Мудаев. 

Но у чиновников другая позиция. И она, в целом, разумна. 

– Идея была в том, чтобы как можно больше банков выдавали льготные кредиты, – говорит начальник департамента экономики и государственной поддержки АПК МСХ РФ Наталья Чернецова. – И чтобы они конкурировали между собой. Пять процентов ставки – это максимум, может быть и 2, и 3, и 4%. 

– Мы почти 10 лет предлагали удобную для крестьян схему кредитования, – резюмировал дискуссию Владимир Плотников. – Теперь этот порядок принят. Для малых форм – квота 20%, понимаем, что заслуживаем большего, но это сделано впервые. Если министр говорит, что средства станут лучше доводиться до крестьян, то надеемся на хороший результат.

Вечные проблемы 

В отличие от мер поддержки, некоторые фермерские проблемы не меняются от съезда к съезду никак. Например, взаимоотношения аграриев и ресурсоснабжаю­щих организаций, выстроенные по модели «помещик – крепостной». 

– Я единственный в своём сельском поселении, кто занимается молоком, – жаловался один костромской фермер. – Я получил грант 10 млн, но вложил в ферму гораздо больше 40% от её стоимости, как преду­­сматривает модель софинансирования. И что получается? Киловатт электроэнергии для меня стоит 6 с лишним рублей. Это просто вилы: население платит 2,84 рубля. На основании чего, спрашиваю, такое разделение? А мне говорят: «Вас отнесли к “остальной промышленности”!» 

– У нас в крае три ГЭС, а электроэнергию фермеры покупают дороже, чем она продаётся в Китай! – это уже отзыв из Красноярска. – Цена киловатта – 7,7 рубля. Одному молочнику отрубили свет в коровнике за неуплату в самый мороз. Хорошо, к утру решили проблему, но ведь поголовье могло замёрзнуть насмерть! Энергетиков это не интересует. 

Да что там платежи: к электросетям надо ещё подключиться! Порой даже это становится непреодолимым препятствием: по данным президента АККОР, одной молочной ферме на 100 голов за подключение к «проводке» выкатили счёт 49,6 млн рублей. Это почти равняется стоимости самой фермы. 

– И так везде – газ, энергия... Дикая несправедливость по тарифам, – говорит лидер российских фермеров. 

Обо всех остальных проблемах Плотников подробно рассказал в своём докладе. Этот раздел в его выступлении хорошо знаком тем, кто ездит на съезды не первый год, он кочует из одной речи в другую. 

Грустная шутка, однако. Раздел касается «административного давления на крестьянина». 

– Набеги проверяющих, контролирующих, надзираю­-
щих, командующих, штрафующих растут непрерывно, – возмущался депутат и президент (АККОР). – Уходят одни – приходят другие. И все – от имени государства. Некогда работать! Бедному крестьянину только успевай отписываться, оправдываться. А ещё и раскошеливаться. 

Отчасти проблема заключается в том, что продолжают действовать инструкции и нормы, принятые ещё в 80-е годы, когда фермеров в помине не было, продолжает глава ассоциации. 

– Как можно предъявлять одинаковые требования к крупному комплексу на 3 тысячи коров, и к семейной ферме на 30 коров? Но и там и там требуется, например, построить тёплый санпропускник и скотомогильник! Говорим о приоритетности животноводства, призываем развивать семейные фермы, а отжившие правила просто мешают. Тут ещё навоз включили в «третью группу опасных отходов». А ещё негабаритная техника и негабаритные грузы! 

По словам Владимира Плотникова, административное давление вынуждает фермеров уходить в ЛПХ. Последняя сельхозперепись показала, что в России осталось 175 тысяч фермерских хозяйств. А ещё пять лет назад было больше 300 тысяч. 

– Мы говорим о цивилизованном пути развития. Выступаем за то, чтобы товарные ЛПХ регистрировались в КФХ, платили налоги, получали поддержку государства, – признаёт Плотников. – И для этого все административные барьеры надо убирать. 

И ещё о перекосах. Несмотря на введённую 20-процентную квоту по льготным кредитам, в стране сохраняется дисбаланс распределения мер господдержки, констатируют фермеры. 

– Мы вкладываем сотни миллиардов в крупные молочные комплексы и мега-фермы, а производство снижается, – утверждает президент АККОР. – Стоит задуматься: правильно ли выбраны приоритеты? За 10 последних лет поголовье коров в России сократилось на 1,1 млн голов. А у фермеров выросло – на 690 тысяч! И при этом на всю программу развития семейных ферм по стране выделяется средств столько, сколько направляется на один крупный молочный комплекс. Нет, мы не против крупных. Но давайте же поддерживать и семейные фермы, которые демонстрируют высокую производительность и эффективность.

Земля без воли 

О земельных проблемах фермеры также исправно говорят на каждом съезде. Но, пожалуй, давно эта тема не звучала с таким драматизмом, как в интерпретации ставропольских аграриев. Об их проблемах и так называемом законе «жирных котов», устанавливающем минимальную норму выдела земельных долей в размере 2,5 тыс. га, «Крестьянин» не раз писал. Подобный подход способен поставить крест на развитии фермерства в регионе. 

– Край зашёл в тупик, такого никогда не было. Нас поддержал прокурор, подал на губернатора в суд, – рассказал глава ставропольского КФХ Фёдор Лукинец. – Минсельхоз тоже поддержал, признав, что этот закон ущемляет право малого бизнеса и даёт преимущество крупным холдингам. Но губернатор не слышит. Это уже политическое дело. 

Скорее всего, мы проиграем в суде. Если АККОР нас не поддержит, эта чума придёт ко всем. Куликово поле России сегодня находится в Ставропольском крае. Сегодня губернатор воюет с нами. Но неужели он захочет воевать со всеми фермерами страны? 

Съезд единогласно выразил поддержку ставропольским фермерам: девять сотен рук поднялись за то, чтобы впервые в новейшей истории федеральная АККОР выступила в суде в защиту своих региональных коллег. Вполне однозначно выразился и Александр Ткачёв. 

– Конфликт вышел за пределы региона, – констатировал глава Минсельхоза РФ. – Это неоправданное и, мягко говоря, глупое решение Законодательного собрания края. Есть разные холдинги, я многие знаю. Некоторые из них абсолютно ответственные, занимаются землёй, платят людям зарплату, несут социальную нагрузку... 

Некстати закралась мысль – не про «Агрокомплекс» ли имени Н.И. Ткачёва говорит сейчас министр? 

А Ткачёв всё продолжал. 

– ...Но есть и разрушители. Хапнуть землю любой ценой, чтобы потом продать, заниматься ею постольку-поскольку, потому что хозяева в Москве: в этом есть своя философия. Но мы не должны идти на поводу у таких форм. Я недавно разговаривал с губернатором Ставрополья. Он мудрый, опытный человек. Он должен отозвать это решение или пересмотреть его кардинально. И мы поможем ему в этом, – отчеканил глава аграрного ведомства. 

Пока в стране не наведут жёсткий порядок с землёй, подобные истории будут продолжаться, уверяет Владимир Плотников. Что необходимо исправить? 

– Считаем, что должна быть единая государственная система управления земельными ресурсами, которая несёт всю полноту ответственности за их состояние, – отметил глава АККОР. – Её задачи – землеустройство, оборот земель, их охрана и надлежащее использование. Второе: нужна полная информация о земле. Для этого на кадастровый учёт нужно поставить все земельные участки страны, а не только те, по которым проводятся сделки. И наконец, нужен государственный реестр земельных собственников с указанием конечных бенефициаров, то есть их реальных владельцев. 

...По итогам съезда Александр Ткачёв предложил следующее, 29-е собрание АККОР провести уже в Минсельхозе (нынешнее по традиции состоялось в актовом зале мэрии Москвы). 

– Я вам на два дня отдам свой кабинет, – шутливо предложил министр Владимиру Плотникову. 

– Это рискованно, не надо! – мгновенно отреагировал тот. 

– Ну... тогда я ещё подумаю, – решил, помявшись, министр. 

Но лучше бы всё-таки отдал.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 9 от 01.03.2017 под заголовком: «Одна пятая пирога»
+1
+1
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров