Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса

Экспертные мнения → «Говорить об успешности я бы пока не стал»: Денис Максимкин о российской сельхозтехнике, ценах, санкциях и господдержке [+ВИДЕО]

Полгода отрасль сельхозмашиностроения живёт в условиях санкций. Насколько сильно они отразились на темпах производства? Действительно ли западные компании ушли с рынка? Будет ли дорожать и дальше российская сельхозтехника? 

Эти вопросы Agrobook.ru задал заместителю директор ассоциации «Росспецмаш» Денису Максимкину. 

Денис Максимкин, «Росспецмаш»: о российской сельхозтехнике, ценах, санкциях и господдержке

О санкциях

– Денис Андреевич, насколько критичным для отрасли оказалось влияние антироссийских санкций? Как прожила отрасль минувшие полгода?

– За семь месяцев 2022 года производство сельскохозяйственной техники в РФ выросло на 5% и достигло 136 миллиардов рублей.Отмечу, что этот рост относится к высокой базе прошлого года: в 2021 году мы произвели рекордный объём сельхозтехники на сумму 218 миллиардов рублей. Это ответ, насколько критичным оказалось влияние.

Влияние санкций, конечно, ощущалось по отдельным позициям самоходной техники. Критичной ситуации нет, но мы испытываем определенные трудности с поставками комплектующих и компонентов, которые раньше закупались в недружественных – сегодня – странах. Мы ищем новые логистические пути поставок комплектующих, ищем новых поставщиков – в первую очередь, в России, но также в странах Азии – Индии, Китае, Турции. Проблемы решаются, перспективы позитивные. Надеемся, что по самоходной технике и комбайнам в начале следующего года выйдем на уровень 2021 года. 

– Некоторые западные компании заявили об уходе с российского рынка. Вы почувствовали, что конкуренции с импортом стало меньше? 

– Понятие «ухода» несколько образное. Если говорить о том, поставки каких агрегатов сократились в наибольшей мере, можно сказать о самоходной технике. По тракторам, зерноуборочным и кормоуборочным комбайнам видим достаточно существенное падение. Если брать прицепную технику, сельхозадаптеры – плуги, дисковые бороны, сеялки, культиваторы, пресс-подборщики, косилки – то здесь снижения поставок мы не видим. Например, ввоз сеялок в Россию увеличился примерно на 16-18%.

– Наблюдаете ли Вы успешные примеры импортозамещения?

– Давайте позже вернёмся к этому вопросу. Все компании перестраиваются, это непростая работа, она требует различных производственных, технологических усилий от заводов. Сейчас некая перетурбация происходит. говорить об успешности в этот период я бы пока не стал.

Успешность была бы, если бы в России стали производить больше компонентов, чем раньше. И мы не переходили бы с поставщиков стран Европы на поставщиков стран Азии…

Кстати, для этого мы просим правительство поддержать наше предложение о грантах на производство компонентов специализированной техники и предусмотреть в федеральном бюджете до 2026 года субсидирование в размере не менее 10 млрд рублей. Это очень помогло бы развить производство компонентной базы в РФ. Нужны, в первую очередь гидравлика, подшипники, коробки передач.

– Российские машиностроители в чём-то выиграли от санкций?

– Если производство растёт, наверное, в нашей отрасли все выигрывают… Доля российских производителей на внутреннем рынке России за 7 месяцев превысила 60%. В 2021 году доля составляла 51%. Девять процентных пунктов – это существенный шаг вперёд.

О ценах на технику

– В феврале-марте произошёл обвал рубля и существенный рост цен на сельхозтехнику, причём как на зарубежную, так и на российскую. Курс рубля укрепился, и аграрии спрашивают, почему трактор или комбайн всё равно стоят, как космический корабль?

– По поводу космических цен на технику… Наша техника, конечно, в основном дешевле, чем иностранная, но тоже дорогая. Любая качественная сельскохозяйственная техника не может быть дешёвой. Это огромные орудия со сложными механизмами, они выполняют большую работу на поле, приносят хороший доход крестьянам и просто не могут стоить дёшево.

Подорожала не вся сельхозтехника, производимая в Российской Федерации, подорожали отдельные виды, отдельные модели техники. Это связано, в первую очередь, не с ростом курса валют.

В основном подорожание техники, которое произошло в феврале-марте, было обусловлено ростом цен на металл на внутреннем рынке. Металл в 2020-2021 и начале 2022 года вырос в цене в полтора-три раза.

А металл составляет существенную часть в себестоимости техники – и самоходной, и тем более, прицепной. В почвообрабатывающей – больше половины себестоимости.

У нас производственный цикл составляет от полугода до года. Соответственно, через полгода в себестоимость техники стал включаться металл, который стал на 50-70% дороже, а то и в два-три раза дороже по отдельным позициям.

Второй фактор – стали дорожать российские комплектующие, которые производятся из российского металла. И только в третью очередь сыграла волатильность валют, рост курса доллара, что вызвало подорожание иностранных комплектующих.

– Что будет с ценами на сельхозтехнику в следующем году?

– Что будет в следующем году… Мы сейчас ожидаем проект Федерального бюджета на 2023 год, в приложении к которому есть документ – «Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024-2025 годов». В нём будет указан базовый вариант индекса цен производителей промышленной продукции, на который наши заводы будут ориентироваться при реализации техники в 2023 году.

– Это связано с тем, что, по условиям «программы 1432», заводам нельзя повышать цены более, чем на уровень промышленной инфляции?

– Не только. По традиции складывается, что этот показатель является ориентиром для всего рынка российской сельхозтехники.

Кстати, по «программе 1432» надеемся на решение правительства, которое позволит скорректировать условия. В феврале-марте некоторые заводы подняли цены на 20% по отдельным моделям.

Получается, эта техника не может участвовать в «программе 1432», потому что  она продаётся по ценам выше тех, которые зафиксированы заводом при участии в отборе на 2022 год. Так как рост цен был обусловлен факторами, от нас не зависящими – в первую очередь, это рост цен на металл в 2020-2021 годах – мы обратились к правительству с просьбой о корректировке в 2022 году: чтобы подорожавшую технику всё-таки её можно было продать со скидкой 10-15%. Если правительство пойдёт навстречу, то техника станет для крестьян дешевле.

О господдержке и спросе

– Какие ещё меры поддержки требуются российскому машиностроению от государства?

– Мы предлагаем ограничить приобретение за счёт средств государственного бюджета иностранной техники. В первую очередь речь идёт о Постановлении правительства № 1528 (о льготном кредитовании аграриев – прим. авт.). Оно предусматривает приобретение российской техники, которая соответствует требованиям Постановления Правительства № 719, но эта норма относится только к самоходной технике. Мы предлагаем, чтобы к прицепной технике такая норма тоже относилась.  

Направлять средства государственного бюджета на развитие производства зарубежных производителей – это, мягко говоря, экономически нецелесообразно. 

– Речь идёт только об инвестиционном льготном кредитовании?

– Не только. Кроме льготных кредитов есть ещё и целый ряд региональных мер поддержки, где предусматриваются субсидии на покупку сельхозтехники, в том числе импортной.

Кроме того, у нас есть компания «Росагролизинг», которая тоже закупает зарубежную технику. Мы считаем, нужно ввести норму и для «Росагролизинга»: либо российская техника, либо техника иностранная, не имеющая аналогов в России.

– Какая ещё помощь необходима?

– Ещё одно предложение – предоставлять по «программе 1432»  субсидии в соответствии с потребностью предприятий. Когда в конце года российские машиностроители подают документы на участие в программе, заявленный размер субсидий обычно оказывается больше тех средств, что предусмотрены в бюджете – тогда производится пропорциональное секвестирование. Мы предлагаем при первой бюджетной корректировке в выделять средства на субсидирование всего объёма, который заявили производители сельхозтехники.

– Как оцениваете перспективы спроса на технику – в связи с падением цен на сельхозпродукцию?

– Пока у нас были более-менее позитивные планы. Конечно, мы в первую очередь зависим от доходности сельхозпроизводителей, сейчас цены находятся на низком уровне, в августе произошло серьёзное падение, нас это насторожило. Но у нас позитивное ожидание того, что будет происходить в 2023 годах. Надеемся. что корректировка рынка цен на сельхозпродукцию произойдёт.
 

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров