Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Как с помощью биопрепаратов повысить плодородие почвы?

+1
0
-1
Автор: admin
пн, 14.03.2016 16:00

«Мечтать нужно о пятикратном увеличении урожайности...» 

Доходность в АПК падает – рост цен на удобрения опережает увеличение стоимости зерна. Причиной тому модель сельского хозяйства, принятая в России ещё десятки лет назад: она приводит к деградации и оскудению почв. Но выход из этой ситуации есть, считает гендиректор ООО НПО ГК «Биоцентр» Александр Харченко. Грамотная защита посевов, восстановление почвы через работу с пожнивными остатками, дробная подкормка растений в определённые фазы развития и элементы сберегающего земледелия – вот четыре условия, позволяющие повысить урожайность в разы. Об опыте компании «Биоцентр» говорили на очередном заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин».

Российские проблемы с урожайностью идут из 60-х годов – именно тогда за образец была взята американская система сельского хозяйства, созданная агрономом Норманом Борлоугом, рассказал во время заседания Александр Харченко. Эта система стоит на нескольких «китах»: лучший сорт или гибрид, много минеральных удобрений, химические средства защиты и, по возможности, полив. Но подобный подход не только истощает почвы, но и становится экономически невыгодным в условиях ВТО, при постоянном росте цен на средства производства. Разработке агрономической технологии, которая бы повышала плодородие почв, не принося им вреда, руководитель ООО НПО ГК «Биоцентр» посвятил долгие годы. Главное, как он утверждает, это запустить биологическую активность в корневой зоне растений. Именно от неё зависит питание посевов. Идея вроде очевидная, но почему-то немногими она принимается во внимание, утверждает Харченко. Приводим вкратце его выступление.

Элементы биотехнологии

– Все наши сложности с засухами – это проблемы почв, – рассказал глава ГК «Биоцентр». – Тяжёлой техникой у нас накатывают плужную подошву, монолитную плиту. Трактор К-700, созданный как танковый тягач, загнали на поля для обработки земли. Степень его давления на поч­ву в два раза выше допустимых нормативов. Поэтому после дождя влага на поле не просачивается вниз. Она либо стекает по поверхности, либо выдувается и высыхает. Плужная подошва становится препятствием для корней растений. 

Принято считать: чем выше гумус, тем плодороднее почва. На самом деле плодородие зависит от очень маленькой её части – лабильного гумуса, в который входит живая биомасса. Когда по «классике» мы минерализуем органическое вещество, то в первую очередь теряем вот этот лабильный уровень. Большая часть чёрной земли, которой у нас гордятся, не влияет на урожайность.

Из-за минерализации в почве накапливаются плесневые грибы. Отсюда идут корневые гнили, плесень. Появился даже термин: «мёртвые чернозёмы». Это почва с хорошим гумусом, которая не даёт ожидаемого урожая. На одном гектаре на юге России должно быть 30 тонн живой биомассы, а находится только полторы тонны.

Накопленные в почве плесневые грибы начинают паразитировать на растениях. Появляются всё новые болезни. Очень актуальна сейчас проблема бактериозов, появившихся в 2009 году. Из-за новой болезни мы можем потерять до 50% урожая. Растения становятся очень неустойчивы к перемене температур: а это плохая перезимовка, отсутствие весеннего кущения, плохо всходят семена.

В 2011 году стал распространяться новый фузарий. Мы видели это и на Кубани, и в Песчанокопском районе Ростовской области: влага есть, всё есть, урожай ожидается 40 ц/га. И вдруг поля начинают желтеть. За 10-12 дней посевы высыхают, и при обмолоте получается 24 ц/га. Фермеры ссылаются на захват-прихват. Но на самом деле это инфекция. Что делать в такой ситуации?

В условиях кризиса аграрию нужно то, что даёт результат сразу. Мы разработали агротехнологию восстановления плодородия почвы и борьбы со смешанными бактериально-грибковыми инфекциями. Она состоит из четырёх пунктов. Первый – это грамотная защита растений. Безусловно, химические препараты – гербициды, протравители – необходимы, без них не обойтись. Но они работают максимум 14-20 дней. После этого в поч­ве остаётся огромное количество плесневых грибов, которые попадают на семена. Что мы делаем? Берём грамотно подобранную «химию» и кладём на неё «биологию». А конкретно – сапрофитные организмы. Они могут «занять» нужную территорию и потом никого на неё не пускать. Но «выгнать» кого-то с помощью биологии с занятого места нельзя, что бы вам ни говорили продавцы. Тут нужна «химия». Наши препараты с ней совместимы. За две недели действия гербицида нейтральные микробы полностью занимают освободившуюся от патогенов территорию.

Второй элемент технологии – это восстановление плодородия почвы через работу с пожнивными остатками. Обрабатывая их специальными микробными составами, можно делать компост прямо на почве. Мы выпускаем четыре закваски. В зависимости от анализа почвы предлагаем конкретную. Выглядит это так: вы дискуете землю, закрываете влагу и одновременно вносите закваску. Чем быстрее это произойдёт, тем лучше. Эффективнее всего работать в вечерние и ночные часы: для активизации бактерии нужно шесть часов. Толку не будет, если вы набрызгаете, а раствор начнёт париться на солнце. Цена агроприёма – 390 руб./га.

Вообще, в почве много элементов питания, но они находятся в недоступной форме. Если сделать их доступными, то можно получать урожай вообще без удобрений. Девять лет назад журналист «Делового крестьянина» Сергей Иващенко написал серию статей о ставропольском фермере Александре Касиче. Этот человек без грамма минеральных удобрений на пятый год своего эксперимента стал получать урожай пшеницы в 46 ц/га с клейковиной 41%. Статью Иващенко тогда перепечатали многие издания. И мой знакомый директор Рязанского НИИ сельского хозяйства предложил мне вместе со своим замом съездить к Касичу и выяснить, не враньё ли это. Когда мы попали на поле Касича, было ощущение, что земля пружинит. Посеяно редко, кущение 7-8 побегов. Касич сказал: «Сеял 118 кг, многовато. Надо сеять 100 кг». Дальше выяснилось, что у него нет севооборота и он выращивает пшеницу по пшенице. Паров тоже не было. Касич вспоминал, что в первый год без удобрений получил семь центнеров с га, во второй – девять, в третий – 12, а в четвёртый, наконец, 34 ц/га, при среднем показателе в районе 30 ц/га.

Мы стали разбираться. Оказалось, среди прочего Касич заказывал из Японии микробную закваску «Кюсей». В 70-е годы этот препарат, содержащий различные микроорганизмы, создал легендарный учёный Теруо Хига. Во время лущения Касич обрабатывал солому этим препаратом, запуская процесс разложения. На полях вскоре появились черви, а это показатель здоровья почвы. Когда биомасса в почве большая, то минеральные удобрения усиливают биологический цикл. Если же биомассы мало, то от минеральных удобрений её становится ещё меньше.

Изучив японский опыт, мы сделали серию собственных биопрепаратов для самых разных случаев. Сегодня у нас есть препараты для обработки семян. Есть стимуляторы роста. Есть живые препараты: микробы-азотофиксаторы или антагонисты патогенных грибов. Есть стимуляторы фотосинтеза, повышающие засухоустойчивость растений. Есть препараты – индукторы иммунитета. Бактерия выделяет яды, от которых у растения начинает всё отмирать. Мы сделали препарат-антидот. Он не убивает бактерию, а выключает действие токсинов. 

Вообще, когда поч­ва становится здоровой, многие проблемы решаются сами собой. По примеру Касича мы подобрали препарат для усиления кущения. Благодаря ему в одном из хозяйств норма высева уменьшилась с 240 до 80 кг. Ничего экстраординарного не придумывали: использовали препараты, изобретённые ещё в 1946 году. Их тогда применяли при посадке «сталинских лесополос», чтобы деревья успешно укоренялись в степи. Препарат содержит микроорганизмы, выделенные из женьшеня.
К сожалению, несколько лет назад Александр Касич умер, и его эксперименты прекратились. Но основная вещь, думаю, понятна: плодородие почвы – это то, что творится в корнях растений. Всё зависит от биологической активности корневой зоны, когда растение кормит микробы и наоборот.

Третий элемент технологии – дробные некорневые подкормки минеральными удобрениями по фазам развития растений. В 1966 году, когда начали внедрять в СССР агрохимию, эффективность одного килограмма удобрений равнялась 6-6,5 кг зерна. Сейчас она уменьшилась до 3-4 кг. Но если вносить удобрения в рядок, то можно на 1 кг удобрений получать сверху 10 кг. А если кормить растение по листу, то и вовсе 15-20 кг. Как известно, у пшеницы есть несколько фаз формирования урожайности: закладка количества продуктивных стеблей, закладка длины колоса, конец кущения, начало выхода в трубку. В зависимости от фазы можно давать удобрение. Мы применяем принцип мелкой капли.

Очень важно также использовать природный азот. Азотофиксаторы есть не только для бобовых, но и для подсолнечника, и для пшеницы. Если эти азотофиксаторы вместе с совместимым химпрепаратом применить, то можем получить дополнительно 30-40 кг минерального азота.

Ну, и наконец, четвёртый элемент – это приёмы любого сберегающего земледелия – ноутил, стриптил и т. д. Благодаря им в Австралии, где, как и у нас, выпадает мало осадков, урожайность поднялась втрое. В России, кстати, уже два предприятия (в Самарской и Челябинской областях) стали выпускать австралийские сеялки.

Опыт хозяйств

Как известно читателям «Крестьянина», любое заседание Клуба агрознатоков основывается на реальном опыте фермеров. Ничего лишнего – только конкретные цифры и факты. Поэтому выступление Александра Харченко мы не могли не подкрепить рассказом сразу нескольких аграриев, которые испытали технологию ГК «Биоцентр» на собственных полях.

По словам Дмитрия Крольмана, главного агронома ИП Хомяков (Азовский район Ростовской области. – Прим. ред.), биопрепараты он решил попробовать из-за желания сэкономить. Первые опыты проводили на небольших участках. Вносили «Стимиксы» (различные смеси микроорганизмов, созданные в «Биоцентре». – Прим. ред.) в фазе кущения и во время обработки посевов от клопа. Вскоре заметили: на посевах пропали некоторые листовые болезни – ржавчина, мучнистая роса. Правда, обработали пожнивные остатки лишь там, где сея­ли озимую пшеницу по колосовым. Для подстраховки добавили немного селитры: 50 кг/га в физическом весе. В итоге получили минимальное снижение урожайности, но пожнивные остатки полностью разложились.

После первых опытов применение препаратов было расширено – стали обрабатывать семена, работать с микроорганизмами во время вегетации. Второй сезон используются КАСы, микроэлементы, стимуляторы роста. В нынешнем году в хозяйстве выходят на полную технологию «Биоцентра» на всех пяти тысячах га.

– Было ещё вот такое наблюдение, – делится опытом Крольман. – В прошлом году весной мы зашли на поле готовить почву под яровой ячмень. На этом участке пожнивные остатки не обрабатывались. И мы не смогли разделать почву: мешала солома на поверхности. Я перевёл трактор на поля, которые в предыдущем сезоне мы обработали. Почва там просто рассыпалась! А на первое поле мы смогли зайти только через два дня. То есть эффект заметен уже весной: почва структурная, на ней меньше пожнивных остатков. Сейчас мы стараемся меньше пахать, больше работаем глубокорыхлителями. Расход солярки упал с 20 литров до 11-14. В засуху начинаем чизелить и выворачиваем влажную (!) почву. И черви присутствуют.

Следующий момент. Всем известно, что купленные семена элиты дают урожайность выше, чем свои семена 1-3-й репродукций. У нас получилось наоборот. Собственные семена третьей репродукции, обработанные по технологии «Биоцент­ра», дали прибавку урожайности на 10 ц/га больше, чем элитные. Как мы делаем? Сначала обрабатываем семена фунгицидом, даём элементы питания, стимуляторы роста. Затем они лежат некоторое время. А за сутки перед посевом обрабатываем биопрепаратом. Это позволяет при посеве сохранить бактерии живыми. Прошлой осенью мы заложили опыт: посеяли на 1 га всего 4 млн штук семян озимой пшеницы. Посевы сейчас выглядят прекрасно – здоровые, крепкие.

Скажу об удобрениях – КАСы мы обязательно смешиваем со «Стимиксом». Рабочий раствор – 200 литров, из них – 30 литров КАСа. Первую обработку делаем в фазу конца кущения – начала выхода в трубку. Вторая обработка: четвёртое междоузлие – флаговый лист. Там уже даём 20 литров КАСа, также «Стимикс», микроэлементы. И третья обработка – по восковой спелости, но уже всего 10 литров КАСа. Работаем с прилипателями, ночью, потому что при дневных обработках урожайность снижается.

Как утверждает Дмитрий Крольман, в самом начале его экспериментов средняя урожайность в хозяйстве составляла 35 ц/га. Сейчас поля, переведённые на новую технологию, дают минимум 60 ц/га, а некоторые и по 85 ц/га. Но это не заслуга какого-то конкретного препарата, подчёркивает агроном. Только комплекс мероприятий – и минеральные удобрения, и разложение пожнивных остатков, и стимуляторы.

– Приведу сравнение, – добавляет Крольман. – Соседнее с нами хозяйство активно использует химию, даёт много азота, несколько раз работает фунгицидами. Его руководитель проговорился, что себестоимость пшеницы в прошлом году доходила до семи рублей на килограмм. У нас же себестоимость оказалась 3,5 рубля. И это несмотря на то, что треть территории было выбито градом. Один гектар озимой пшеницы даёт чистой прибыли в районе 25-30 тысяч рублей.

...Как утверждает ставропольский картофелевод Сергей Мернов, сомнения относительно биопрепаратов у него отпали лет десять назад. Химия – это дорого, и к тому же вкусного картофеля с ней не получишь, утверждает фермер. Опыты с биологизацией он начинал с применения компостов. Шёл путём проб и ошибок. В итоге сделал вывод: самый технологичный и экономичный способ – это применение жидких препаратов по листу. Всё остальное обходится дороже.

– Использование технологии «Стимикс» заставило меня купить ботвоудалитель картофеля, хотя раньше я не понимал, зачем он мне нужен, – говорит Мернов. – Ботва стала вырастать выше моей головы – примерно 180 см. Поле дало урожай 420 ц/га картофеля. В поч­ву я вносил всего 50 кг/га аммофоски. Мы используем также сидераты – редьку и горчицу в смеси. Они пробивают подплужные слои. Кроме того, на их зелёных пожнивных остатках прекрасно размножается кольчатый червь.

Как показали лабораторные анализы, в картофеле Мернова практически нет нитратов, нитритов или остатков пестицидов. Фермер объясняет это так: бактериальные препараты не только стимулируют растения, но и защищают их.

– Полтора десятка полезных бактерий, которые в них присутствуют, при дефиците питания рвут на куски углеводородные цепочки пестицидов и прекрасно ими питаются, – говорит Мернов. – Поэтому пестицидная нагрузка на поле и на картофель уменьшается. Хранится наш картофель теперь очень хорошо. Даже повреждённые при уборке клубни не пропадают. И, наконец, о плодородии почвы. Раньше к нам на поле приезжала «Газель», которую наполняли картошкой с перегрузом до 5 тонн. Она проезжала поле насквозь. Теперь же, когда загружаем 1,5 тонны, машина вязнет в почве. Земля стала более влажной.

...Обсуждение технологии ГК «Биоцентр» продолжалось более пяти часов – полную видеоверсию заседания можно посмотреть ЗДЕСЬ. При этом в данный отчёт не вошли свидетельства ещё нескольких фермеров. 
По словам Александра Харченко, идея, положенная в основу его технологии, родилась не у Александра Касича. Ставропольскому фермеру она досталась от ташкентского селекционера Пономарёва.

– Основываясь на книге Николая Курдюмова «Мастерство плодородия», селекционер Пономарёв писал: «Мечта получить прибавку урожая в 25-30% – очень убогая», – заявил в заключение глава ГК «Биоцентр». – А вот если мечтать о прибавке в два-три раза, то такой урожай и получишь. Сейчас подобной прибавки мы уже добились. Если поставить задачу увеличить урожайность в пять раз, то откроется новая дверь. И рано или поздно мы узнаем, как в неё войти.

Фото Сергея Иващенко

+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров