Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новые технологии, перспективные отрасли, опыт → Кубанский подсолнечник: переход в «высшую весовую категорию»

+1
0
-1
Автор: admin
Заседание Клуба агрознатоков на выставке «Югагро»
пт, 21.11.2014 13:42

Заседание Клуба агрознатоков на выставке «Югагро».

В рамках деловой программы международной сельскохозяйственной выставки «Югагро», что прошла в конце минувшего ноября в Краснодаре, Клуб агрознатоков ИД «Крестьянин» совместно с Агропромышленным союзом Кубани и Национальной ассоциацией производителей семян кукурузы и подсолнечника провели встречу за «круглым столом». 

Вынесенная на обсуждение тема роста урожайности подсолнечника актуальна для всей России. Дело в том, что одна из самых прибыльных сельхозкультур сегодня всё чаще огорчает аграриев: урожаи падают, понесённые затраты на возделывание солнечных шляпок не всегда удаётся вернуть. Несмотря на повсеместное использование импортных гибридов, передовых западных технологий, Россия не может до сих пор даже достичь урожайности подсолнечника советских времён.

По данным Всероссийского НИИ масличных культур, Краснодарский край стал первым регионом страны, которому в 2013 и 2014 годах покорилась эта планка. Об опыте перевода масличной культуры в «высшую весовую категорию» и состоялся разговор за «круглым столом».

Модераторами заседания были Игорь Лобач — председатель совета Агропромышленного союза Кубани, депутат Законодательного собрания Краснодарского края, Николай Гритчин – главный редактор журнала «Деловой крестьянин», Тимур Сазонов – специальный корреспондент газеты «Крестьянин».  

К урожаю – через севооборот

Игорь Лобач, председатель Агропромышленного союза Кубани, депутат Законодательного собрания Краснодарского края: – Для меня такие «круглые столы» – что-то вроде мозгового штурма. Мы выбираем тему и стараемся обсудить её таким образом, чтобы из этого разговора вынесли рациональное зерно все его участники. Мне нравится, что здесь находятся селекционеры по подсолнечнику, производители, которые имеют такой опыт, что могут подсказать и учёным, как правильно можно сделать, производители семян, те, кто с этими семенами работает. Тема нашей встречи говорит о том, что при уменьшении посевных площадей как минимум не падает объём производства подсолнечника в Краснодарском крае. При этом у соседей площади растут, а урожайность падает.  

Владимир Хотнянский, заместитель директора Всероссийского НИИ масличных культур (Краснодар): – За последние три года урожайность подсолнечника в РФ составляет 11,4 ц/га. А в Краснодарском крае мы преодолели планку 1990 года, когда урожайность на Кубани составляла 23,8 ц/га. Достичь таких результатов по другим регионам РФ было бы замечательно. Хотя бы до полутора тонн с 1 га поднять урожайность в целом по стране. 

Наш институт передал в госреестр 67 сортов и гибридов подсолнечника, который занимает сегодня порядка 2,5 млн га из 7,7 млн га в РФ. И показывают достойный урожай. Например, отдельные хозяйства Ростовской области в этом году на наших сортах и гибридах получили 24-28 ц/га при уровне урожайности в области 17,5-19 ц/га. Такая же картина в Ставропольском крае. 

А в таких регионах, как Саратовская область, где в целом очень низкий урожай, наши сорта и гибриды показывают очень достойные результаты. Скажем, КФХ Волкова, которое выращивает подсолнечник на 7 тыс. га, в среднем получило 17,8 ц/га, это вдвое выше, чем в среднем по области. 

Очень хорошие результаты в крае и в целом в России показывают крупноплодные сорта. Площадь под такими сортами сегодня составляет в целом почти 1 млн га. Из них основные площади занимают сорта селекции ВНИИМК. В Ростовской области КФХ Волошина получило в нынешнем году 27,7 ц/га при выходе крупной фракции порядка 70%. 

По импортозамещению. Мы можем произвести 35 тыс. тонн семян отечественных сортов и гибридов и закрыть потребности по стране.

Лобач: – Всё-таки есть ли такая тенденция – сокращения площадей и увеличения вала? Почему это в Краснодарском крае происходит, а в других – нет? Понимаю, что у нас есть хорошие гибриды и сорта. 

Хотнянский: – Условия выращивания всех сельскохозяйственных культур в Краснодарском крае замечательные. Поэтому мы и получаем такие результаты. Плюс к этому агротехника, материально-техническая база, семеноводство. 

Лобач: – Оглоблю воткни – телега будет, это избитое. Кроме перечисленного мы не превышаем долю подсолнечника выше 13% и тем самым повышаем отдачу нашего гектара. Насколько соблюдение севооборота сказывается на урожайности?

Хотнянский: – Что касается агротехники, то можно констатировать, что произошло в Ростовской области в последние три-четыре года. Посевные площади увеличились до 1,2-1,4 млн га. А сегодня они вернулись к 640 тыс. га. Урожай 19 ц/га они не могли преодолеть из-за нарушения севооборота и распространения болезней, в том числе самой главной – заразихи. В нашем крае замечательно. Конечно, это характерно не для всех районов. В северных доля подсолнечника доходит до 30-35%. Но и урожай там несколько ниже. 

Пролонгированная семечка

Николай Бенко, директор ООО «Агроплазма»: – Подсолнечник – может быть, единственная культура, которая требует такого тщательного соблюдения севооборота. Сейчас недостаточно создавать новые сорта, чтобы повышать урожайность. Сейчас необходимы сорта для новых технологий и новых условий. Нужны сорта, устойчивые к новым расам заразихи. Сорта, устойчивые к гербициду Евролайтинг. Такие отечественные гибриды уже выходят на рынок. 

И третья проблема – это получение качественного масла, увеличение посевов высокоолеинового подсолнечника. Считаю, что российские селекционные учреждения должны уделять этому внимание. Работать не просто на увеличение количества районированных гибридов и сортов, а предлагать качественно новый продукт, который позволит ещё выше поднять продуктивность и кубанского поля, и подтянуть другие регионы к урожайности выше среднероссийской.

Лобач: – Многие продавцы как отечественных, так и импортных гибридов в аннотациях пишут: «гибрид заразихоустойчивый». А кто это проверял? Как это проверялось? И где это проверить? 

Бенко: – У нас есть проблема с госсортоиспытанием. Нет ответа на устойчивость к новым расам заразихи – седьмой, восьмой. Никто не даёт такой оценки. То же самое касается и устойчивости к гербицидам. Заявляют, что гибрид устойчив к системе Клеарфилд. Но ни на одном сортоучастке не делается оценка на устойчивость к стрессу от гербицида и вообще на устойчивость к гербициду. 

Многие сейчас возделывают подсолнечник по ноутил-технологии. Это популярно, экономично. Но никто не изучает сортовое разнообразие гибридов по приемлемости к этой ноутил-технологии. 

Олег Трояновский, руководитель департамента растениеводства группы компаний «Степь» (Ленинградский р-н, Краснодарский край): – В этом году мы получили урожай масличного подсолнечника 36 ц/га. Продали по 12,50. Затраты 30 тыс. на 1 га. Рентабельность 25%. Это, конечно, неинтересно. Раньше рентабельность его была и 100%, и 200%. Поэтому отдаём предпочтение кондитерскому подсолнечнику, выращиваем его на площади 1 800 га. Получили в этом году по 30 ц/га при выходе фракции тридцать восьмой более 70%. Результат хороший. 

Не сказал бы, что используем какие-то особые технологии. 

Мы занимаемся и ноутилом. Уже лет пять выращиваем подсолнечник по технологии стриптила. И по классической технологии – по безотвальной вспашке. Но большой разницы в урожайности по этим технологиям мы не отмечаем. Дело всё-таки в другом. Главный показатель – чистота поля от заразихи, от болезней, от сорняков и почвенное плодородие. 

Норматив 13% доли подсолнечника это главная составляющая успеха, но слишком простая. Если у нас через год после подсолнечника на пожнивном поле падалица успевает зацвести и обсемениться, мы всё перечёркиваем: произошла пролонгация подсолнечника ещё на год. Если в кукурузе через два года после подсолнечника во время уборки в бункере попадаются среди жёлтой кукурузы чёрные семена, это мы ещё пролонгацию сделали. То есть надо подходить более системно. И ни в коем случае не допускать появления падаличного подсолнечника в по­жнивном поле и в других культурах. 

У нас на кукурузе разработан специальный метод борьбы с поздней падалицей подсолнечника. Потому что после дождей бывает вторая волна. И страховые гербициды не догоняют эту падалицу. Есть у нас способ бороться с поздней падалицей уже в фазе восьми-десяти листьев. Но я его оглашать не могу – это всё-таки нелицензированная тема. Поэтому кто будет проявлять интерес к этой теме, можем побеседовать в конце.  

Меньше обработок – меньше заразихи

Трояновский: – Заразиха – это бич в последние годы. Особенно на кондитерском подсолнечнике, который неустойчив сам по себе. Если гибриды есть устойчивые к четырём-пяти расам заразихи, то по сортам этого нет. И вряд ли в ближайшие годы нам их институт предоставит. Здесь единственное спасение – срок сева. Заразиха прорастает при температуре около +20 градусов. И ранние сроки сева уходят вегетативно от вредоносности заразихи. То есть даже если она и проявляется, то урожая не съедает. 

Что ещё важно. Мы все знаем, что заразиха прорастает от корневых выделений подсолнечника. А главный фактор, влияющий на этот механизм, это концентрация корневых выделений в почвенном растворе. То есть при понижении влажности почвы мы провоцируем больше семян заразихи на прорастание. А более влажная почва, дождливая погода, ранний срок сева меньше способствуют провокации семян заразихи на прорастание.

И опять же – любая механическая обработка, предпосевная культивация, междурядная культивация – всё это факторы, способствующие подсушиванию почвы и прорастанию заразихи. Поэтому использование минимальных технологий, как мы заметили, уменьшает подверженность полей заразихе по сравнению с классической технологией с большим количеством обработок. 

Поэтому у нас сложилась такая технология. Используем весной посев прямой без предпосевной культивации, с глифосатной обработкой до всходов. И при чистом поле мы чаще всего не делаем междурядной обработки. 

Конечно, всё зиждется на гербицидной теме. Мы использовали разные схемы. Последние три года применяем сингентовскую, которую считаем самой эффективной. Получаем самое чистое поле, при оптимальном внесении до всходов, при оптимальном количестве осадков получаем максимальный урожай практически без конкуренции с сорняками. 

Лобач: – Вы работаете в основном с зарубежными гибридами. Есть ли среди них устойчивые к заразихе? Вам такие попадались?        

Трояновский: – Каждая новая раса заразихи появляется сейчас гораздо быстрее, чем прежде. И создать гибрид, устойчивый ко всем расам заразихи, практически невозможно. Есть сингентовские, пионеровские гибриды, устойчивые к пяти-шести расам, но это не панацея. Устойчивость к Клеарфилду – убийству почвы тоже не панацея. К тому же получается очень дорогая схема (большие затраты идут на семена и гербициды), и экономика на этих полях не интересная. Поэтому выход – агротехнология, о чём я уже сказал. 

И ещё такой немаловажный фактор. Есть культуры, которые провоцируют прорастание семян заразихи, но не дают ей развиваться. Самая эффективная в этом плане – кукуруза. Она провоцирует своей ротацией 50% запаса семян заразихи. Это просто уничтожает семена. 

Лобач: – Хочу, чтобы обратили внимание селекционеры. Это говорит практически народный академик. При социализме ему бы присвоили степень доктора наук – по совокупности работ и практических действий. Николай Иванович (Бенко. – Ред.), а вы как селекционер, у которого есть устойчивые к заразихе гибриды, согласны с позицией Трояновского?

Бенко: – Нет. У заразихи есть ген устойчивости. Новые расы заразихи появились в последние лет 10-15 назад в разных регионах. Разные гены имеют устойчивость к этой заразихе. В частности, для той, что наиболее распространена у нас, лучшие гены, получаемые из материалов из Турции. Мы делали программу именно на турецком материале, и наши гибриды реально держат новые расы заразихи.  

Что касается провокации другими растениями на прорастание семян заразихи, то литературные данные противоречивые – от 0 до 50% эффекта. Поэтому, скорее, даже не культура провоцирует на прорастание семян заразихи, а сложившиеся погодные условия.

В теории — одно, на практике – другое

Модератор: – Олег Юрьевич, вы, как понимаем, к отечественным семенам не благоволите.

Трояновский: – Мы пришли к этому естественным отбором. Сеяли долго и российские семена, и импортные многие испытывали. И убедились в конкурентных преимуществах импортного посевного материала. Но сейчас мы заинтересовались кондитерским подсолнечником, и борьба с заразихой вышла на первый план. 

Хотнянский: – Изучая биологию заразихи, мы пришли к выводу, что сроки сева не оказывают никакой роли в поражении тех или иных сортов и гибридов подсолнечника. Самое главное – наличие инфекционного начала – семян. Какие же культуры уничтожают заразиху? Прежде всего овощные, кормовые – люцерна, клевер. Бинарные посевы, о которых много писали в литературе, особенно по Ростовской области, на прорастание заразихи не влияют. Поэтому основная мера борьбы с заразихой – это севооборот. 

Иностранные гибриды тоже все поражаются сегодня.  

Лобач: – Я прошу обратить внимание всех. И селекционеров прежде всего. Я так глубоко, как Трояновский, технологией выращивания подсолнечника не занимался. И как вы, не знаю глубоко селекцию и биологию этой культуры. Но если Трояновский говорит, что у него сложилось такое восприятие, не стоит отметать его просто так и говорить, что я вот прочитал в книжке публикацию. У него сложилось устойчивое мнение, а мы с двух сторон начинаем его убеждать. Не убедим так.  

Татьяна Застрожникова, глава КФХ (Ленинградский р-н, Краснодарский край): – Хочу поддержать Олега Юрьевича (Трояновского. – Ред.). То, что он сказал, это практический опыт. Это не прочтение какой-то публикации, которую здесь пытаются изложить. Мы выращиваем 90% отечественных семян. Это семена ВНИИМКа. На одиннадцатый год вернули на поле подсолнечник – получили заразиху с меня толщиной. Откуда? Севооборот не нарушен. Это как раз тот случай, когда миллионы микросемян заразихи разносятся во все стороны ветром, техникой и т. д. Мы знаем, что заразиха – такой паразит, который сам себя селекционируект. Очень быстро адаптируется к современным климатическим условиям и к нашим технологиям. 

Поэтому мы пытаемся её обогнать, а она пытается обогнать нас. Отечественную селекцию нужно поддерживать. Нужно, чтобы у нас была большая линейка, а не три-четыре сорта, допустим, крупноплодных и очень маленький выбор гибридов. Поэтому предпочтение Олега Юрьевича, а у него такие урожаи, что редко у кого найдёшь, говорит о том, что выбор в пользу иностранных семян мы бы не делали, если бы имели собственные такие же предложения. 

Мы работаем с российскими семенами, получаем 28-30 ц/га. При этом мы не нарушаем агротехнологии. Закон о севообороте соблюдаем. Мы все закончили агроуниверситет. И знаем, как всё должно производиться. Подкормки, удобрения – всё суперсовременное. 

Минусы, помимо отсутствия выбора, связаны с качеством семенного материала: не всегда семена отвечают качественным требованиям.

40 ц/га – это реально

Лобач: – А что значит «семена не отвечают качественным требованиям»?

Застрожникова: – Мы покупаем основную часть семян во ВНИИМКе, берём и у других российских производителей. Нам эти семена приходится дорабатывать. Семенной материал должен соответствовать качеству, оговоренному в сертификате. Но, к сожалению, мы вынуждены на своём предприятии дорабатывать на петкусах, чтобы убрать сорные примеси. Допустим, колотый подсолнечник, который уже не взойдёт. Получаем таким образом до 10% отходов после доработки.  

Лобач: – То есть мы говорим не о качестве генетики или селекции, мы говорим о качестве подготовки семян. Если по подготовке семян кукурузы у нас есть заводы, то по подготовке семян подсолнечника нормальных заводов нет. 

Модератор: – Разница в цене отечественных гибридов и импортных насколько существенна? Особенно в связи с нынешним курсом валют.

Застрожникова: – Даже без роста курса валют разница была существенной. Российские семена были всегда гораздо дешевле. 

Модератор: – Вы тоже отдаёте предпочтение крупноплодному подсолнечнику?

Застрожникова: – Это связано с экономикой. Спрос на масличный подсолнечник упал, упала цена. Естественно, мы стали искать другие пути, чтобы гектар приносил максимальный доход. 
Тигран Овакимян, главный агроном СПК «Конезавод “Восход”» (Новокубанский р-н, Краснодарский край): – За последние пять лет средняя урожайность подсолнечника в нашем хозяйстве составила 35 ц/га. В нынешнем получили за 40 ц/га. Возделываем сингентовские гибриды. Они выигрывают и по урожайности, и по масличности и дружно созревают. 

В основе максимальных урожаев, по нашему мнению, конечно, севооборот. Возвращаем подсолнечник на прежнее поле через 8-10 лет. Удаление от влагозабирающих культур – свёклы, люцерны, кукурузы зерновой, суданской травы – два-три года. Лучше меньше, да лучше. Под подсолнечник отводим 7-8% пашни. Проблем с заразихой у нас нет.

Коротко о технологии. Обработка традиционная: 2-3 дисковки до чизелевания. В сентябре проводим чизелевание. Обязательное выравнивание в зиму – это октябрь, начало ноября. И одно ранне-весеннее выравнивание с уничтожением сорняков – за день-два перед посевом.  

Посев проводим в возможно ранние сроки. Это первая декада апреля. Как только со свёклой разделались, сразу приступаем. Температура почвы уже 8-10 градусов. Обязательный приём – боронование по всходам: опять же по погоде, по всходам, по условиям развития подсолнечника в стадии пророста 5-7 мм, чтобы не повредить. Боронование средними боронами, по возможности с гусеничным трактором. И в дальнейшем две междурядных обработки – этого достаточно. 

По норме высева. Если это среднеранние гибриды, стараемся к уборке получить порядка 55-60 тысяч на гектар. Это позволяет подавлять сорняки, содержать поля в чистоте. И иметь хороший урожай. К уборке приступаем при восьмипроцентной влажности.  Гибриды дружно созревают. Десикация не требуется. Убираем по порядку поля, которые подходят, в течение 6-7 дней. 

Прибыль – 50 тысяч с гектара

Модератор: – Можете сказать, сколько прибыли получаете с гектара подсолнечника?

Овакимян: – Затраты составили порядка 4,5 тысячи на 1 тонну. На 1 га – порядка 15-17 тысяч. Подсолнечник у нас самая рентабельная культура. Только иногда его опережает соя.

Модератор: – Так какова же прибыль?

Овакимян: – Мы его ещё не продали. 

Бенко: – Если по текущим закупочным ценам, больше 50 тысяч с 1 га получается.       

Лобач: – Сегодня я ещё раз убедился, что с генетикой у нас всё в порядке. И с селекцией тоже. А вот с качеством доработки семян… 

Ещё острее проблема фальсификата. Когда покупатель берёт семена, он видит, что написано: гибрид такой-то. Он высевает, а ничего не получает. Он не говорит, что производитель плохой.

Он говорит, что гибрид никчёмный. И после этого сохраняется устойчивое мнение, что с этим гибридом работать нельзя. Приходится максимум усилий прилагать, чтобы убедить в обратном. 

Мы в значительной степени потеряли рынок семян подсолнечника. Мы были в очень тяжёлых условиях. Тот же самый ВНИИМК, который выживал, еле-еле сводил концы с концами. Слава богу, сегодня он на плаву. Сегодня у нас есть частные селекционно-семеноводческие центры по подсолнечнику, по кукурузе. Руководители некоторых из них участвуют в нашей встрече. У

Николая Ивановича Бенко из «Агроплазмы» наращивают производство заразихоустойчивых к различным расам гибридов подсолнечника. Причём он проверяет свои гибриды на заразихоустойчивость. 

Директор селекционно-семеноводческого центра законченного типа «Кос-маис» Виталий Григорьевич Гаркушка. За последние четыре года его частная фирма нарастила производство семян с 300 тонн до 2,5 тысячи тонн. Продаёт он их дороже всех остальных. Недавно приехали из Ростовской области: познакомь с Гаркушкой, хотим купить у него 500 тонн семян. А у него уже нет. Это говорит о том, что если работают напрямую с производителями и знают, что там нормальные семена, то мы конкурентоспособны. Поэтому нужны прямые контакты. 

Как и здесь, недавно я обратил внимание на реплику производителя во время Дня поля в Липецке или Орле. Смотрим гибриды. И тут дедушка, такой тщедушный, задаёт вопрос представителю ВНИИМК: а почему он какой-то не такой, как импортные гибриды? Мне понравился ответ: «Потому что мы не можем обеспечить стопроцентную пространственную изоляцию, как это положено делать и как это делается в Европе». 

Мы не в равных условиях с Европой. Если в Турции человек пришёл и сказал, что будет семенной участок, местные власти запрещают кому бы то ни было сеять подсолнечник в зоне пяти километров от этого участка.

Когда мы проанализировали у себя этот вопрос, посмотрели законодательство РФ, то увидели, что правительство с 1997 года не может принять специальное постановление о семеноводческих зонах. А поправки в закон о семеноводстве в РФ, ставящие нас в более-менее равные условия с конкурентами, не принимаются с 1998 года. Поэтому наши законодатели озаботились и на последней сессии приняли закон «О специальных семеноводческих зонах в Краснодарском крае». 

Отмечу два ключевых момента. Это закон, который ставит в приоритетные условия более инновационный вид предпринимательской деятельности – производство семян. Не товарное производство, а семена. 

По этому закону в Краснодарском крае теперь будет формироваться специальный реестр семеноводческих хозяйств. А то у нас кто имеет ведро картошки и лопату – тот уже семеновод. И второй момент: в крае будут формироваться семеноводческие зоны. Они будут небольшими. Они будут формироваться вокруг участков гибридизации, которые будут заявлены производителями семян. И на этих площадях в радиусе пяти километров будут ограничения на производство товарного подсолнечника или кукурузы. 

Звёзды классности для семян

Лобач: – Есть возражения: вы ограничиваете предпринимательскую деятельность. Ничего не ограничиваем. Производство товарной продукции не является чем-то более предпринимательским, чем производство семян. Надо поставить их в равные условия. Условием соприкосновения производителей товарного подсолнечника и производителей семян будет соблюдение севооборота обеими сторонами. Не когда захочу, тогда и посею подсолнечник. Мы идём на это ужесточение. Стремимся, чтобы наши семена были не хуже импортных. 

Мы понимаем, что наше законодательство отстаёт от европейского. Во Франции, где мы недавно были, всё контролирует ассоциация. Федеральных контролёров 11, а от ассоциации 500 контролёров. Они сами себя контролируют. У нас же два контролёра на всю ассоциацию. И чем больше мы высекаем себя – реальных производителей, тем вольготней чувствуют себя контрафактчики. Сломать государственную нерасторопность очень сложно. Поэтому на последнем совете, буквально позавчера, мы приняли решение, что будем более жёстко подходить к самой системе внутренней сертификации. Мы придумали и свою систему классности семян. 

Скорее всего, уже со следующего года будем присваивать, как в гостиницах, звёзды. У нас получается так: ГОСТ предусматривает в основном только всхожесть, сорность и влажность. А гибридность никто не смотрит. Чтобы у кукурузы была техническая всхожесть, нужно сильно постараться. Фуражное зерно тоже имеет очень хорошую всхожесть. Поэтому мы пойдём таким путём. У нас есть семена, сравнимые по качеству с европейскими. Представители трёх компаний, здесь присутствующих, могут претендовать на получение пяти звёзд. Но только после проведения независимого грунтового контроля. 

Очень правильно было сказано, что мы во многом проигрываем. Можем себе представить, чтобы после приобретения европейских семян нам нужно было бы подрабатывать и ещё 12% выкинуть сора? Уверен, что производители семян к этому не стремятся. Они этого не хотят. Просто по своей технологической отсталости, по техническому оснащению они серьёзно уступают иностранным компаниям.  

Вопрос из зала (задаёт глава КФХ, Оренбургская область): – Обрабатываем 10 000 га земли. Вопрос по опыляемости кондитерских сортов подсолнечника. Бывает крупный, шикарный, а семечка пустая. Чем можно опылить? Пчёл нанимаем. Но на 200 га мы пчёл не напасём.

Трояновский: – Есть отличие крупноплодного подсолнечника от масличного. Масличный всё-таки склонен к самоопылению. А для крупноплодного подсолнечника нужны культурные пчёлы и другие насекомые. Мы выращиваем кондитерский подсолнечник второй год. На будущий год у нас будут только российские семена. Нагрузка должна быть – две хорошо развитые, полноценные пчелосемьи на 1 га. Это оптимальное количество. 

Хотнянский: – Автофертильность у подсолнечника, это при самоопылении способность завязывать семена, у иностранных гибридов 57%. У отечественных – до 74%. А что касается сортов, то это только 3-5%. А дальше – как сказал «народный академик»: только пчёлоопыление. На крупноплодный подсолнечник можно и четыре семьи. Тогда пустозёрности не будет. 

Пётр Косов: – Я представляю здесь Луганскую народную республику. Не соглашусь ни с одним выступающим. По очень простой причине: мир ушёл далеко вперёд. А всё, что мы сегодня слышали, – это, в общем-то, вчерашний день. Чего вы добьётесь нынешним севооборотом, если заразиха находится в почве и сохраняет свои качества 40 лет? В каждом государстве – Испанию возьмём или Турцию – существует национальная программа по борьбе с заразихой. Потому что это главный паразит, который контролирует урожайность. Тем не менее результаты достигнуты. 

Вот в Луганской народной республике учёный запатентовал это дело: сеет подсолнечник через год. Заразихи нет, урожайность 22 ц/га. 

«Затраты на гибриды сумасшедшие»

Вопрос из зала (задаёт Виталий, фермер, Алтайский край): – Тут есть представители зарубежных компаний. Скажите, за границей – в Турции, Испании – тоже сеют подсолнечник через восемь лет? Насколько я знаю, там нет такого требования. И мой личный опыт подсказывает: восемь лет не сеял подсолнечник, но заразха никуда не делась. 

Юрий Харченко, начальник научно-консультационного отдела фирмы «Рос­АгроТрейд» (Краснодар): – Когда говорят: севооборот не нужен – это ложь. Пока в Краснодарском крае соблюдался севооборот, мы имели урожаи подсолнечника в советское время 22-24 ц/га. Мы получали его только за счёт генетических способностей сортов. Почему же иностранные гибриды вытеснили наши сорта? Гибриды в технологическом отношении были лучше: дружнее созревали, их лучше убирать. Но как только начали внедрять иностранные гибриды, урожайность сразу же упала. По той простой причине, что иностранные гибриды высокоинтенсивные. Туда надо вносить удобрения. 

Вспомните: в советское время мы под подсолнечник удобрения не вносили и даже утверждали, что подсолнечник не нуждается в удобрениях. А выращивать иностранные гибриды без удобрений – ничего не получается. Теперь мы достигли урожаев советского времени. Но за счёт чего? Подумайте и вспомните, сколько вы вносите удобрений под гибриды? Вносите, подкормки делаете. Затраты на гибриды сумасшедшие. 

Если бы мы выращивали сорта по такой технологии, которую сейчас используем, мы с сортами имели бы те же 30-35 ц/га. В подтверждение могу сказать, что мы выращиваем крупноплодный подсолнечник и регулярно имеем урожай за 30 ц/га при высоком выходе кондиционных семян. Потому что мы вносим и удобрения, и подкормки. Только ничего нельзя делать по шаблону. Если внести подкормку чистую, то она скатится и толку не будет. Нужен прилипатель. 

Биологический потенциал наших гибридов не хуже иностранных. Возьмём Кубанский 930, Кубанский 931. Они тоже при правильной технологии давали 30-35 ц/га. Но недостаток наших гибридов был в том, что они осыпались. В первый день уборки урожай 37 ц/га, через три дня уже 27 ц/га, а на десятый день убираем уже несчастных 5-7 ц/га. 

Сейчас Юпитер, Альтаир, Меркурий не уступают по осыпаемости основной массе гибридов. У Бенко большинство гибридов на уровне лучших иностранных. Я езжу по всей России. Везде о его гибридах очень хорошее мнение. Но я, откровенно говоря, везде пропагандирую сорта селекции ВНИИМКа. Потому что их потенциал определяет урожайность не потенциалом гибрида, а потенциалом почвы. Мы об этом давно забыли. Потенциал почвы Самарской, Саратовской, Оренбургской областей в пределах 10-15 ц/га. Поэтому чтобы иметь стабильную урожайность, нужно частично вернуться и к сортам селекции ВНИИМК. Вот здесь говорили, что крупноплодные дают стабильную урожайность 30 ц/га. 

Для выращивания гибридов нужны запасы питательных веществ и влаги в почве. Если у вас в полутораметровом слое запасы продуктивной влаги 180 мм, берите хоть сингентовский гибрид, хоть гибрид «Агроплазмы» – будет один и тот же результат. Но если только в метровом или полутораметровом слое запасы продуктивной влаги 70 мм, забудьте про эти гибриды. Берите вот сорта – и вы получите свои законные 12-15 ц/га. 

Генетика наших семян хорошая, но качество подготовки никуда не годное. 

«Как не соблюли – так развод»

Лобач: – Чтобы не сложилось впечатление: как только какое инакомыслие, так сразу агрессивные нападки. Виталий (обращается к алтайскому фермеру. – Ред.), меня радует то, что ты думаешь, ставишь под сомнение: можно? не нужно? У нас не так много думающих людей, которые осмеливаются теорию и практику оспаривать. Это нормально. Не пугайся, что тебя начали забивать. Когда дочку замуж выдаёшь, то сразу начинаешь вспоминать: а почему есть такие традиции, что надо ехать к сватам, там всё соблюдать и прочее? Вот как не соблюли – так развод. Поэтому тебе ещё рано, но к этому придёшь. Надо обращать внимание на то, что до тебя было наработано. 

Виталий: – И всё-таки как с севооборотом во Франции, Испании, Труции? 

Анна Колаковска, представитель Французской федерации производителей семян кукурузы и сорго: – К сожалению, по подсолнечнику у меня нет информации. А кукуруза уже в течение 30 лет является монокультурой во Франции. 

Бенко: – Давайте я отвечу. По странам, о которых вы спрашиваете. В Испании севооборот подсолнечника через год, урожайность порядка 10 ц/га. Их это устраивает, потому что подсолнечник ценится. В Турции 80% посевов расположены в европейской части, рядом с Болгарией. Там севооборот 3-4 года без подсолнечника. Во Франции, насколько я знаю, возможно выращивание подсолнечника через 4-5 лет. 

Лобач: – Создаваемое единое экономическое пространство на территории трёх или четырёх государств всё больше поощряет нас работать с нашими партнёрами в Белоруссии, Казахстане, Армении. Там тоже озабочены семенами. В Белоруссии построили четыре хороших завода по подготовке семян кукурузы. Батька там считает, что всё должно быть своё. Но хорошую кукурузу там вырастить не могут – климат не позволяет. Мы сейчас ищем пути, при которых на нашей территории можно было бы производить эти семена. А затем направлять их в Белоруссию. Это позволит нам увеличить объёмы производства семян. 

Савва Шевель, начальник управления растениеводства министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края: – В прошлом году средняя урожайность подсолнечника по краю составила 25 ц/га, а в этом немножко меньше – 24,8 ц/га из-за жёстких условий во время цветения, налива. Если сравнить с 1990 годом, то тогда была у нас урожайность 23,8 ц/га. 

Огромный рывок сделан в совершенствовании технологии возделывания этой культуры. Да и в целом выросла общая культура земледелия за счёт технологической модернизации. Серьёзно пополнился в последние годы машинно-тракторный парк, что позволяет своевременно выполнять необходимые агротехнические мероприятия. Кроме того на рынке появились современные технологии типа Клеарфилд. Появилось большое разнообразие сортов, гибридов на рынке. Конкуренция в этом сегменте заставляет всех производителей совершенствоваться, работать над качеством не только семенного материала, потенциалом гибридов и сортов. Это тоже сказалось положительно на росте урожайности. 

Может быть, определённую лепту внесли и законодательные ограничения, которые были введены по севообороту подсолнечника. 

Превысил 13% – господдержки не жди

Шевель: – То, что наработано десятками лет научных исследований, что касается рекомендаций по соблюдению севооборотов, не стоит опровергать каким-то личным трёхлетним опытом на небольших площадях. Есть биология культуры подсолнечника, которая, в принципе, одинакова что во Франции, что в Турции, что в России. И есть определённые почвенно-климатические условия той или иной территории. Есть определённое распространение вредных патогенов, которые и предъявляют требования к севообороту. Словом, есть чёткие рекомендации, которые необходимо соблюдать. 

В первую очередь даже не касаясь заразихи. Скорее всего, большим лимитирующим фактором для нас является влага. Если подсолнечник сеется через год, то он отрицательно влияет на урожайность не только самого подсолнечника, а в ещё большей мере – на последующие за ним культуры в севообороте. Это тоже надо учитывать. 

Поэтому мы ограничили законодательно площадь посева подсолнечника: не более 13%, увязав это с мерами господдержки. То есть те, кто не хочет это требование выполнять, вправе действовать по-своему. Но средства на поддержание почвенного плодородия они не получат. Это сыграло определённую роль. И может быть даже, поменяло менталитет. Люди увидели, что можно получать такой же урожай на гораздо меньшей площади. И за счёт этого расти и развиваться. Во многом благодаря в том числе подсолнечнику как самой высокорентабельной культуре у нас проводится технологическая модернизация, приобретается современная техника. Все факторы взаимоувязаны. 

Что касается отечественных семян, то наша задача – чтобы они стали конкурентоспособны не только по цене, но и по всем качественным характеристикам. Без государственной поддержки отечественной селекции семеноводства нам не обойтись. Федеральный закон о семеноводстве давно нуждается в модернизации. Нужно продумать систему стимулирования спроса на отечественные семена. Мы направили предложения в Минсельхоз России о необходимости продолжить субсидирование приобретения хозяйствами элитных семян. 

Подсолнечник никогда не значился в списке субсидируемых культур. По нормам ВТО не должны предоставляться преференции отечественным производителям семян. То есть все на равных условиях. Но наше предложение – оказывать преференции не производителям, а выбирать наиболее перспективные отечественные разработки, в том числе разработки в виде сортов и гибридов. Утверждать какой-то перечень. И субсидировать затраты хозяйствующих субъектов на приобретение данных гибридов. Это позволит привлечь дополнительные средства в отрасль семеноводства, направить их на модернизацию, на увеличение фонда оплаты научных сотрудников, занятых в этом процессе. 

Лобач: – Великий стимул будет, если мы откажемся оказывать господдержку тем предприятиям, которые покупают иностранные семена. Раз академик Лукомец (директор ВНИИМК. – Ред.) доказал, что с приходом импортных гибридов урожайность подсолнечника не поднялась, то какой смысл оказывать государственную поддержку тем, у кого денег хватает и так. Это не потребует дополнительных госвложений, будет только их экономия. 

Опубликовано в журнале "Деловой крестьянин"

+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров