Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → «Мастера сорта»: кубанская селекция на службе аграриев

+1
0
-1
чт, 16.06.2016 15:03

Качество семян играет важнейшую роль при построении успешного аграрного бизнеса. Как показывает опыт, всё больше хозяйств используют в растениеводстве семена кубанской селекции. К примеру, среди посевов озимой пшеницы в Краснодарском крае более 90% – местные сорта. В Ростовской области и на Ставрополье эта цифра приближается к 40-50%. О том, какими особенностями обладают сорта кубанской селекции и каковы перспективы новых сельхозкультур, шла речь на очередном заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин». Впервые оно прошло на базе крупного научного центра – Краснодарского НИИ сельского хозяйства (КНИИСХ).

Идея провести заседание клуба в НИИ пришла к нам во время делового завтрака в декаб­ре 2015 года (отчет о нём читайте в материале «Готовы всегда, неизвестно к чему»). После выступления одного из спикеров, заведующей отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале КНИИСХ Людмилы Беспаловой, стало понятно: тема семян, сортов требует детального обсуждения. И вот 1 июня встреча состоялась, в ней приняли участие около сотни представителей крупнейших растениеводческих хозяйств юга России, от Ставрополья до Курской области. После трёхчасового заседания деловая программа продолжилась выездом на поля.

Выбор краснодарской площадки был, конечно, не случаен. По данным директора КНИИСХ академика РАН Александра Романенко, сегодня на российских полях возделывают более 70 сортов, разработанных в институте (всего за историю учреждения их более 450). Каждый год на госсортоиспытания попадает десяток-полтора новых «произведений» кубанских селекционеров. Это семена пшеницы, тритикале, кукурузы, ячменя, гороха и других культур.

– По прогнозам учёных, в 2020 году на Земле будет жить 9 млрд человек, их всех надо накормить. А значит, нам надо производить миллиард тонн зерна против сегодняшних 700 млн. При этом резервы резкого повышения урожайности сейчас практически исчерпаны, – рассказала во время заседания академик РАН Людмила Беспалова. – Теперь к урожайности будем продвигаться понемногу, шаг за шагом. Мы используем в своей работе новейшие методы – и молекулярный анализ с применением белковых маркеров, и построение генетических мостов. Но при этом классическая селекция по-прежнему играет ведущую роль. Неважно, какими методами информация передаётся в генофонд растений, важно, чтобы биологическое и генетическое разно­-
образие сортов постоянно расширялось.

Смотрите также:

По словам гендиректора курского ЗАО «Артель» Виктора Антипова, в его хозяйстве начинали работать с московскими (НИИСХ «Немчиновка») сор­тами, но постепенно перешли на южные аналоги.

– Кубанские сорта очень хорошо себя ведут на поле, особенно если соблюдать технологию, – говорит Антипов. – То ли зимы у нас стали теплее, то ли ещё что-то. Взять, к примеру, сорт Гром – перезимовка у него на пять. С полеганием тоже порядок. В этом году выпало много осадков: ростовский сорт Губернатор Дона на наших полях уже пытается полегать, а Гром стоит нормально.

Большой выбор сортов позволяет подобрать для каждого хозяйства то, что для него действительно важно – будь то урожайность или качество, добавляет главный агроном ООО СХП «Восход» (Зерноградский район, Ростовская область) Виктор Дьяченко. 

– Современные сорта отличаются хорошей продуктивностью и кущением, – говорит Дьяченко. – Они высокотехнологичны и прибыльны. Взять, к примеру, новый сорт Алексеевич. В прошлом году мы получили по нему поздненоябрьские всходы, весной он прекрасно раскустился. При севе 70 кг на гектар он дал около восьмисот продуктивных стеб­лей. Ожидаем хороший урожай. Я думаю, это будет новый сорт-рекордсмен. 

Сложности мозаики

Сегодня в арсенале кубанских селекционеров десятки сор­тов зерновых. Как разобраться в их многообразии и правильно выстроить работу? По словам Саввы Шевеля, замдиректора по растениеводству ЗАО фирма «Агрокомплекс» им. Н.И. Ткачёва, на кубанской территории агрохолдинга сейчас выращивается 43 сорта озимой пшеницы селекции Краснодарского НИИСХ. Зачем так много? Всё дело в большой площади хозяйства (125 тыс. га только на Кубани и ещё 100 тыс. га в соседних регионах) и разнообразии выращиваемых культур. Моносортье в этих условиях губительно, поэтому в хозяйстве стараются уйти от «монополии» тех или иных сортов.

– Мы стараемся использовать сорта адресно, – говорит Савва Шевель. – Для каждого агрофона, предшественника, климатической зоны должен быть свой вариант. Плюс учитываем техническую оснащённость хозяйства. Примерно так это и происходит – мы берём каждое хозяйство и планируем структуру посевов с учётом максимально возможного количества факторов. Далее разрабатывается разнорядка использования тех или иных сор­тов, причём не только по размещению, но и норме высева, и срокам, и т. д. 

Несмотря на число используемых сортов (43!), основных среди них всё-таки поменьше, признаёт Савва Шевель, – около 20. Под ними находится 95% посевов, остальное – на испытании. В среднем сорт «держится» в производстве несколько лет, но есть и долгожители. К примеру, уже практически в каждом хозяйстве есть сорта Таня, Гром, Юка. Давно используется Юбилейная 100.

– Каждый год мы вместе с КНИИСХ оптимизируем наш сортовой состав, – рассказывает замдиректора «Агрокомплекса». – Берём на испытания новые сорта. Можно сказать, сор­тообновление и сортосмена у нас идут параллельно. Скажем, недавно восточная часть Краснодарского края испытывала дефицит осадков. В этом районе у нас были ультраскороспелые пшеницы вроде той же «Юбилейной 100», которая показала в этих условиях наилучшую урожайность. Сделали вывод: нам надо больше иметь в структуре ультраскороспелых сортов. А пока что преобладают среднеранние и среднепоздние.

Возможности холдинга позволяют предприятию держать собственное семеноводство. В питомнике размножения под оригинальными сортами института находится около 450 га. 

– Мы заметили, что семена более высоких репродукций позволяют получить прибавку урожая в 3-4 центнера с гектара, – продолжает Шевель. – Поэтому держим оригинальные посевы, с тем чтобы засевать примерно 50% товарных площадей семенами элиты. Затрат при этом почти не несём, поскольку семеноводство осуществляем своими силами. Но если семена покупать на стороне, то цена их, конечно, выйдет совсем другая.

Борьба за качество

Особенности ТОО «Агрофирма «Новобатайская» (Кагальницкий район Ростовской области) заключаются в другом: до 80% выращиваемой озимой пшеницы идёт здесь на собственную переработку – производство муки и круп, рассказал главный агроном хозяйства Александр Илюшечкин. Соответствующая задача ставится и агрономической службе – зерно должно быть максимально качественным. Спустя двадцать лет работы в «Новобатайской» эволюционно пришли к следующему результату: все сор­та здесь только кубанской селекции.

– Из-за переработки мы предъявляем более жёсткие требования к семенам, – рассказал Александр Илюшечкин. – Поэтому мозаика сортов по пшенице у нас небольшая – Гром занимает 31% площадей, Таня – 25%, Лига-1 и Юка – по 10% и Табор – 5%. Почти все из них – сильные, ценные сорта. Главные критерии для нас – стабильность перезимовки, урожайность и качество зерна. В этом смысле Гром для Ростовской области просто уникален.

После уборки вся пшеница сразу делится на три партии, говорит Илюшечкин. Первая часть, с клейковиной 20-23%, отправляется сразу на помол (примерно половина от общего вала). Вторая партия – с клейковиной 18-19%. Это зерно требует улучшения, говорит агроном. И, наконец, третья партия, самое ценное зерно – с клейковиной 23-25%, она идёт как улучшитель. Излишки урожая в агрофирме продают трейдерам, а те, как правило, сбывают зерно в Северную Африку и Азию. Там требования к качеству зерна более низкие как по белку, так и по клейковине. 

Опять-таки, эволюционно получилось, что почти все сорта пшеницы, используемые в «Новобатайской», это полукарлики. У Александра Илюшечкина на этот счёт свои соображения.

– Научных изысканий мы не проводили, но предположение такое – с полукарликами удобнее работать, – утверждает он. – Они практически не полегают, от них остаётся минимум соломы, что обеспечивает более качественный обмолот и экономию топлива при уборке. Я думаю, это связано, в первую очередь, с тем, что полукарлики при недостатке влаги экономнее расходуют питательные вещества. Ни один среднерослый сорт у нас не занял за 20 лет более 30% посевов. Мы очень тщательно проводим испытания сортов. Планка поднята высоко – это сорт Таня с урожайностью 70 ц/га. Те, кто до неё не дотягивают, отсекаются в первый же год. Если мы оставляем какой-то сорт, а он снова нас подводит, то и его отсекаем. Ни один сорт специально не «дотягиваем», не экспериментируем с ним. Делаем так всё время – и ни разу не ошиблись.

Новое – старое

Несмотря на гигантскую востребованность семян традиционных культур – пшеницы, ячменя, кукурузы, селекционеры КНИИСХ работают и с новыми (а иногда и хорошо забытыми старыми) культурами. И постепено они становятся популярными. К примеру, в КНИИСХ, по сути, возродили семеноводство полбы – древней прародительницы пшеницы. Целое тысячелетие она не выходила из севооборотов по всей стране, и только последние сто лет исчезла по причине низкой урожайности. Между тем полба устойчива к болезням и имеет повышенное содержание полезных микроэлементов. Да и просто – из неё получается очень вкусная каша.

– Как ни странно, за семенами полбы к нам едут не с юга России или с Северного Кавказа, а из более отдалённых регионов, – рассказывает ведущий научный сотрудник КНИИСХ Александр Боровик. – Чувашия, например, или Калининградская область, Екатеринбург. Но и нам надо развивать эту культуру. Было бы здорово, если бы кашу из полбы давали, к примеру, в детских садах. 

Для армии это также идеальный вариант.

Ещё одна незаслуженно «забытая» культра – твёрдая яровая пшеница. Всего сто лет назад её посевы на той же Кубани, пока не появилась сильная озимая пшеница, достигали 50%. Да, урожайность у неё меньше, признаёт Боровик. Но это не значит, что рынки сбыта трудно найти.

– Центральная Россия до сих пор сеет тысячи гектаров яровой пшеницы, – говорит учёный. – И запрашивает у нас огромные объёмы семян, причём не элиты, а первой или второй репродукции. Наши южные регионы могли бы стать по этой культуре семеноводческой базой для всего СНГ. И это будет очень выгодное дело!

Тритикале – очередная культура с нераскрытым ещё потенциалом спроса. Её также активно закупают центральные регионы. А некоторые кубанские фермеры уже включают её в полноценный севооборот.

– Почему мы стали выращивать тритикале? – задаётся вопросом директор ООО КХ «Участие» (Новокубанский район) Павел Калмыков. – Нам хотелось плотнее работать с институтом. Упросили селекцио­неров, они дали нам на пробу свои новые сорта. Поначалу с тритикале было сложно – есть несколько важных вещей, которые нужно учитывать. Но дальше дело пошло.

В первую очередь, говорит Калмыков, стоит обратить внимание на норму высева тритикале. У этой культуры имеется склонность к полеганию, а потому сеять оптимально 2,5-3 млн семян, в зависимости от зоны. И ни в коем случае не поддаваться соблазну высеять побольше. И второе: тритикале, как и пшеница, это культура интенсивного типа. Правильно выстроенное питание здесь играет большую роль.

– Не надо ставить тритикале в соревнование с пшеницей, – говорит глава КХ «Участие». – Только если это соревнование будет по пересечённой местности. Потому что именно там тритикале показывает свои преимущества – на неудобьях, в местах с повышенной влажностью, кислотностью почв и т. д. Кроме выращивания зерновых мы также занимаемся животноводством. Так вот, тритикале отлично идёт в качестве зелёной смеси и для приготовления комбикормов. Наконец, у него замечательные хлебопекарные качества. У нас есть хлебозавод, мельница – развозим наш хлеб в 507 магазинов. В муке от 10 до 60% – это тритикале. Потребитель уже привык к новому вкусу и узнаёт его даже без этикетки.

Смотрите также:

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров