Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Мусорная реформа: кто и сколько должен платить за вывоз в сельских территориях

+1
0
-1
Автор: admin
вт, 15.01.2019 13:03

Сто миллиардов тонн отходов, отравляющих всё живое, накоплено в нашей стране

Власти пытаются разгрести эти завалы за счёт средств населения. Общественность недовольна, а политики, эксперты указывают другие источники ресурсов.

С января привычная наша «платёжка» пополнилась отдельной строкой: сбор за «коммунальные ресурсы». То есть уборку твёрдых отходов. Проблема эта поистине вселенских масштабов. Создали её мы. Сами и должны решать. Этому и призвана способствовать так называемая мусорная реформа. Всё ли в ней просчитано: силы, ресурсы, тарифы, технологии? Кто и сколько должен платить за утилизацию, почему бремя расходов опять несут граждане?

Отвечая на эти вопросы в интервью одной из центральных газет, глава Минприроды Дмитрий Кобылкин заверил: всё предусмотрено, а увеличение сбора с населения составит не более пяти процентов.

Незадолго до этого интервью проблемы экологии, обращения с отходами обсуждали в Госдуме, на «правительственном часе». Оценка ситуации не столь оптимистична. К участию в разговоре, учитывая исключительную важность темы, пригласили также представителей непарламентских партий. С докладом выступил и Кобылкин.

Степень нашего воздействия на природу, сообщил министр, очень высока. Неочищенные стоки, выбросы вредных газов. И твёрдые отходы: промышленные, коммунальные. Их переработка минимальна, условия хранения не соответствуют установленным требованиям.

Ныне создана правовая, нормативная база, реализуется национальная программа «Экология», получившая дальнейшее развитие в майском указе президента. Определены места накопления отходов, контейнерные площадки. К 2024 году доля ТКО, идущих на утилизацию, достигнет 36, на обработку – 60 процентов. Предстоит рекультивировать 191 несанк­ционированную свалку, очистить 75 экологически опасных объектов, построить двести мусороперерабатывающих заводов.

– Реформа, – подчеркнул министр, – сложная. Стараемся обеспечить её плавный ход.

«Плавно» не получается. Много вопросов. Население недовольно, особенно тарифами. Прежде, напоминали докладчику, расчёт был с квадратного метра – около 1,5 рубля. Теперь – с человека. Расценки по ре­гионам разные. В Волгограде, например, около 115 рублей, в Адыгее – чуть больше девяноста, в Ростове-на-Дону – 114,69 рублей. Скажем, семья из трёх человек, имеющая квартиру в 60 квадратных метров, платила за месяц меньше ста рублей. Теперь больше ста с каждого жильца. 

Выходит, повышение – трёхкратное, а не на пять процентов, как сказал министр. Четверо человек – четырёхкратное, и так далее. Новые тарифы выгодны владельцам коттеджей, обширных апартаментов. Квадратных метров – многие сотни, проживающих – единицы. Вывоз ТКО становится теперь услугой коммунальной, а не жилищной. Разница в том, что коммунальная регулируется государством, жилищная – собственниками или управляющей компанией.

Представим сельскую территорию. В январе там вряд ли появились контейнерные площадки, но плата за вывоз мусора может прийти. Если в доме прописано три-четыре человека – 450-600 рублей. Для главы хозяйства, человека с пенсией в десять тысяч рублей, сумма ощутимая. Счёт придёт и садоводам, дачникам, независимо от того, мусоришь или нет. Между тем большинство из них проводят на своих «фазендах» четыре-пять месяцев в году. А платить, что же, за все двенадцать? И таких головоломок немало. 

Мусор будут вывозить только на полигоны, вошедшие в реестр. Значит, для многих населённых пунктов увеличится расстоя­ние до ближайшей разрешённой свалки. В тарифе на вывоз примерно 80 процентов затрат – горючее, которое постоянно дорожает. По этой причине расценки, скажем, в столице Калмыкии Элисте ниже, чем на периферии республики.

Средний норматив накопления мусора – чуть больше трёх кубометров на человека в год, но его подчас завышают в десятки раз. Больше объёмы – выше тариф, гуще «навар» посреднику. Каждый из них желает иметь свою маржу, а причастные к реформе чиновники идут навстречу предприятиям, с руководством которых у них родственные или дружеские связи. 

ФАС, заверил Дмитрий Кобылкин, наведёт прядок. Слишком занижать тарифы тоже нельзя. Региональный оператор, избираемый на основе конкурса, отвечает за сбор, транспортировку, утилизацию, обезвреживание и захоронение мусора. Ему необходимы средства на развитие. Никаких денег не хватит, если не навести порядок в отрасли. 

Рекультивируют свалку, затрачивая сотни миллионов рублей, но нет гарантии, что она тут не возродится. Закладывая мусороперерабатывающий завод, полигон, заинтересованные ведомства предпочитают действовать нахрапом. Не получилось без шума, сопротивления – включают административный ресурс, давят на протестующих. Минприроды создало межведомственную структуру. Она будет за этим следить, пресекать отступления от принятых норм.

Осваиваются и прогрессивные технологии, современные методы утилизации, раздельный сбор мусора. Он резко снижает объём отходов, подлежащих захоронению. Кроме того, это хороший бизнес. Многие страны покупают отсортированный мусор для последующей переработки. Так что со временем, надеется министр, за ним будут выстраиваться очереди. Наши специалисты изобрели печи-контейнеры, которые можно размещать в муниципальном районе, на месте утилизировать отходы. Это и дополнительные рабочие места, и вторичные ресурсы.

Раскрутить мусорную реформу сложнее, чем любую другую. Практически с нуля приходится создавать инфраструктуру, логистику, системы управления. Подвижки, конечно, есть, отметил, в частности, либерал-демократ Кирилл Черкасов, но они минимальны. Не готова нормативная база. Нет и научного сопровождения. На создание информационного портала Минприроды выделяют шестьсот миллионов рублей. Пока не ясно, кто будет портал разрабатывать, по каким критериям?

«Мусорной» проблемой раньше занимался Минстрой. Теперь президент передал эти функции Минприроды. В неё вовлечено немало других структур: Госкомитеты, регио­нальные правительства, Федеральная антимонопольная служба. Дмитрию Кобылкину, до недавних пор успешному губернатору Ямало-Ненецкого АО, предстоит разгребать завалы, накопившиеся за десятилетия.

Первый закон «Об отходах производства и потребления» был принят в 1998 году. Он определял способы обращения с ними, стимулировал утилизацию. Правительство, что называется, спустило его на тормозах. И в 2004 году принят другой закон. Согласно ему, обращение с отходами поручалось органам местного самоуправления. Но безденежье муниципалитетов не позволило изменить ситуацию. И в 2014 году вступил в силу очередной закон об отходах. Ключевой его пункт – введение утилизационного сбора с производителей и импортёров продукции, с региональных операторов.

Цель – укрепить материальную базу специфической отрасли. Одни только поставщики нефтепродуктов и технических масел должны были внести в этот фонд за 2017 год свыше двух миллиардов рублей. Деньги не поступили. Как и от многих других плательщиков. Роспотребнадзор не обеспечил сбор сведений, которые позволяли бы предъявить счета к оплате. 

Год назад президент подписал закон о новой системе обращения с отходами. С мусорной реформой мы опоздали на десятилетия. Это признают и депутаты, и многие из тех, кто непосредственно к ней причас­тен. Однако навёрстывать упущенное не спешат. Москве и Санкт-Петербургу Госдума дала отсрочку до 2022 года (Севастополь – тема особая). Дескать, нужно время подготовиться.

Но ещё более двадцати лет назад, когда столица не вывозила свои отходы в Ярославскую, Калужскую, другие области, её правительство приняло постановление, согласно которому к 2015 году должны были построить шесть мусоросжигающих заводов. Подготовлены инвестиционные программы, выделены деньги. На том дело и заглохло. Сменилось руководство, а с ним и взгляды на проблему. Теперь говорят: нельзя их размещать в мегаполисе.

– В центре Вены – мусоро­сжигающий завод. В Токио он в каждом районе, – заметил депутат Анатолий Грешневиков. – На крыше такого же завода в Копенгагене парк, пешеходные дорожки, смотровая площадка. А энергия, получаемая при сжигании, обеспечивает светом и теплом жилые дома. Власти позаботились, чтобы производство было чистым, безопасным.

Национальный проект «Экология» оценивается в четыре триллиона рублей. Денег, казалось, достаточно, чтобы управиться с мусором, прочими вредоносными отходами. Однако аудитор Счётной палаты РФ Алексей Каульбарс оптимизма по этому поводу не разделяет. До 2024 года, доложил он участникам дискуссии, свыше 80 процентов объёма финансирования планируется за счёт внебюджетных денег. Нет обоснования таких поступлений, не отлажены их механизмы. Это ведь с населением всё просто: ввёл строчку в «платёжку» и пополняй казну.

Скажем, региональные программы обращения с отходами частично финансируются из средств экологического сбора. Но их тут в десять раз меньше запланированного. Роспотребнадзор, как уже сказано, не представил сведения, позволяющие требовать полной и своевременной оплаты. Более полумиллиарда рублей потратили в регионах на подготовку схем размещения отходов. Оказалось, составлены наобум, придётся переделывать с учётом результатов публичных слушаний. Значит, деньги на ветер. Или, скажем, приняли программу, профинансировали. Сменилось руководство области, предлагает другую. И снова затраты.

Многомиллиардный контракт подчас заключают с ООО, у которого нет ни базы, ни специалис­тов соответствующего профиля, поделился своими наблюдениями председатель комитета Госдумы Владимир Бурматов. Одно такое ООО заказало проект утилизации отходов, заплатило за него 130 миллионов рублей. В итоге получили продукт, не пригодный для применения. Заказывает повторно, опять за большие деньги. И, что самое любопытное, всё той же незадачливой фирме. 

Типичный способ «распиливания» средств, по сговору с чиновниками регионального, федерального уровня. Баланс между экономикой и экологией понимают по-своему. Когда встаёт вопрос: чистая вода, чистый воздух для всех или деньги в собственный карман, выбирают второе. По этой же причине в Госдуме с трудом проходят природоохранные законы. Плотной стеной на их пути встают депутаты – лоббисты мусорных компаний, промышленных гигантов, отравляющих воду, почву, всё живое.

Установленные сборы с населения дадут казне 250-270 миллиардов рублей в год. Как добиться, чтобы деньги пошли по назначению, а не осели в офшорах? Совершенствовать учёт и контроль, финансовую дисциплину во всех звеньях, рекомендовали министру. И не насаждать монстров, развивать частный бизнес, ему предоставить субсидии, льготы предлагает, в частности, представитель «Яблока» Николай Рыбаков. В своё время, продавливая реформу энергетики, Анатолий Чубайс обещал резкое снижение тарифов. И что же? Они выросли в разы. Обогатились лишь компании-посредники.

Мусорная реформа корректируется. Власти пытаются устранять по ходу обнаруженные в ней просчёты. Понятно желание сделать «как лучше». Не получилось бы «как всегда».

Александр ДЕМИДОВ

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 3 от 16.01.2019 под заголовком: «Мусор нам на головы»
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров