Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Руководитель ростовского Россельхозбанка рассказал о причинах своего увольнения [+ВИДЕО]

+1
0
-1
Автор: Inga
пн, 03.04.2017 13:11

На прошлой неделе издание «Life» опубликовало информацию со ссылкой на правоохранительные органы о том, что в ростовском филиале Россельхозбанка расследуется хищение почти 400 миллионов рублей, подозреваются сотрудники банка, выдававшие заведомо невозвратные кредиты аффилированным компаниям. Днём позже пресс-служба регионального ГУ МВД опубликовала релиз (без указания названия банка) о хищении около 200 миллионов рублей, к которому причастны пятеро сотрудников банка. В интересах следствия подробности не сообщаются. На фоне проблем, возникающих с выдачей льготных кредитов, эта новость звучит вопиюще.

Руководитель ростовского филиала Россельхозбанка Игорь Пятигорец написал заявление об увольнении с 3 апреля. О причинах своего увольнения и обвинениях в адрес банка, он рассказал газете «Крестьянин».

Проблемные кредиты есть всегда

– Игорь Николаевич, с чем связано ваше решение об увольнении?

– Не бывает банков, у которых нет проблемных или просроченных кредитов. Когда в стране кризис, таких проблем становится больше, чем когда экономический рост. Так произошло и у нас. Один из заёмщиков не вернул в положенный срок кредит. Я написал заявление в правоохранительные органы с просьбой помочь нам вернуть деньги. Но расследование пошло другим путём – начали с сотрудников банка в попытке переложить ответственность на нас самих. Время и суд покажет, кто был прав.

Я проработал в должности руководителя филиала почти шесть лет. Под моим руководством филиал стал крупнейшим в РФ, два года назад мы получили грамоту и переходящее знамя за первое место в системе банка, а это 70 филиа­лов. У нас работает почти 1 000 человек, в банке 42 допофиса, включая допофисы, расположенные в Калмыкии, которые к нам присоединили. Это очень большая организация, и юридически я вряд ли смогу взять на себя ответственность за действия каждого из сотрудников. Но морально я несу ответственность за действия каждого из сотрудников, поэтому принял такое решение.

– С каким именно заёмщиком связана проблема?

– Не хочу озвучивать название, поскольку судом данные не подтверждены. Заёмщик занимался переработкой отходов животноводства в ту субстанцию, из которой потом делают мыло. Мы выезжали, смотрели, это было действующее производство. Что потом случилось, почему он решил не возвращать кредиты – не понятно.

– Сколько он кредитовался до этого?

– Он работает с Россельхоз-банком с 2015 года.

– Какую сумму он взял и не вернул?

– Порядка 170 млн рублей.

– Почему изначально в СМИ называлась сумма 400 млн рублей?

– Об этом надо спросить тех, кто давал информацию. Наша оценка – порядка 170 млн рублей: два кредита, которые не были возвращены.

– Сотрудникам банка предъявлено обвинение?

– Одному действующему сотруднику.

Руководитель ростовского Россельхозбанка Игорь Пятигорец рассказал о причинах своего увольнения

– Он под стражей?

– Да.

– Когда вы написали заявление в полицию?

– Осенью прошлого года.

– У клиента был залог? Он прошёл проверку службы безопасности банка?

– Если бы была хоть тень сомнения в том, что клиент неблагонадёжный или что с бизнесом что-то не так, либо с залогом, он никогда бы не получил кредит. Процесс принятия решения по кредиту достаточно сложный – это сбор огромного пакета документов, не просто документов, которые сам клиент готовит. Это справки из налоговой, регистрационных органов, пенсионного фонда – официальные документы. Потом шесть отделов проводят анализ документов – клиентский, аналитики, безопасности, юристы, исковики, залоговики. Они готовят своё заключение, каждый подписывается. Итоговое решение принимает кредитный комитет. Это коллегиальный орган.

– Конкретно в этом случае проверялась документация о залоге?

– Конечно. В основной массе залог – это земельные участки. Оценку земельных участков производила независимая оценочная компания.

– Возможно ли взыскать задолженность юридическим путём?

– Мы этим занимаемся. Выиграли два суда, получили исполнительные листы. Предъявляем иски к поручителям и залогодателям. Будет идти процедура – оценка залогового имущества, выставление на торги, продажа и за счёт этого погашение кредита.

Система работает как отлаженный механизм

– Сейчас напряжённая пора у сельхозтоваропроизводителей, а ваш банк кредитует именно аграрную отрасль. Как это повлияет на работу банка?

– Кто бы ни стоял во главе банка, филиала или допофиса, система работает как отлаженный механизм. Остаётся мой заместитель Лариса Валерьевна Туишева. Основная задача – чтобы не пострадали клиенты. Все службы работают, как раньше. Ну, может, теперь с ещё большим вниманием будут подходить к тем документам, которые нам предоставляют клиенты.

– Сейчас идёт большая программа по льготному кредитованию. Сколько вы выдали кредитов под 5%?

– Наш филиал выдал больше всего кредитов по льготному кредитованию в системе Россельхозбанка и среди других банков. Это порядка 2,5 млрд рублей с учётом субсидий.

– Нынешний скандал не первый, который сотрясает Россельхозбанк. В прошлом году был осуждён бывший глава краснодарского филиала Николай Дьяченко, есть и другие факты в стране. С чем это связано?

– Подобные происшествия случаются не только в Россельхозбанке. Наберите в поисковике название другого крупного банка – и увидите примерно такой же набор новостей. Пока есть человеческий фактор, такие происшествия происходили и будут происходить. Есть ещё нюанс: Россельхозбанк работает с такой отраслью, которая больше других подвержена внешнему воздействию, например погоды. Клиенты могут попадать в ситуацию невозвратного кредита не только по своей воле. При этом не все клиенты готовы решать проблемы законным путём. Кто-то выбирает лжебанкротство и другие методы, чтобы не возвращать кредиты банку. Кроме погоды проблемы доставляют и политические решения. Например, когда ввели эмбарго на экспорт продукции или, как сейчас, Турция ввела запретительные пошлины на ввоз сельхозпродукции. Закрытие рынка Турции приведёт к временному коллапсу экспорта.

– Ждать волны банкротств?

– Я бы не хотел так говорить и прогнозировать. Но проблемы будут.

– Вы давно работаете в банковской сфере и с сельхозтоваропроизводителями. Наблюдали за время своей работы различные механизмы поддержки аграрной отрасли. Действующий механизм 5% кредиты эффективен?

– Любой механизм поддержки действует в комплексе. Банкам он, кроме головной боли, не принёс ничего, заёмщикам на первом этапе – тоже. Наверное, что-то выигрывает государство. Надеемся, что постепенно этот механизм будет отлажен.

– Многие жалуются на отказы со стороны банка и Минсельхоза. Почему это происходит?

– Россельхозбанк не отказал ни одному заёмщику.

– На «круглом столе» в ИД «Крестьянин» (Видео>>) звучал факт о ПКФ «Маяк».

– Там вопрос в другом: выручка за прошлый год не позволяет обслуживать больше кредитов, чем у них уже было. В постановлении правительства чётко прописано: клиенты должны соответствовать критериям банка.

В России может быть всё

– Вы упомянули, что стали лучшим филиалом по количеству допофисов. В то же время мы помним волну сокращений, это затруднило работу многих сельхозпредприятий.

– Россельхозбанк – коммерческая организация. Если допофис не может на себя заработать, принимается решение, что в этом районе банк работает в другом формате: дистанционное обслуживание через интернет, банкоматную сеть. В некоторых районах закрыли допофисы, в некоторых открыли – например, в Милютке два года назад.

– В льготном кредитовании банк взаимодействует с АККОР?

– Каждый должен выполнять свои функции. Я слышал, в других областях АККОР пытается взять на себя ревизионные функции или функции предварительного отбора проектов. Это недопустимо. Постановление правительства не предусматривает, чтобы общественная организация диктовала банку условия. В то же время банк выслушивает проблемные вопросы от актива АККОР.

– Были ли заявления, касающиеся льготного кредитования?

– Было несколько обращений от ассоциаций. Одно из них связано с тем, что постановление правительства преду­сматривает 20% квоту для малых форм хозяйствования. При этом в понятие малых форм хозяйствования вошли только КФХ и СПК. Не вошли ООО, ЗАО, ОАО, ИП и другие.

– Они получают отказы?

– Часть – да, а часть получают одобрение кредита. Объяснить принцип я не могу. Ростовский Россельхозбанк отправляет заявки в головной офис в Москву, оттуда они поступают в Минсельхоз РФ. По какому принципу там происходит отбор, я не знаю.

– Минсельхоз публикует реестр, в нём значатся отказы из-за того, что закончился лимит финансирования.

– Нигде в постановлении правительства не сказано, что деньги должны быть разделены по субъектам федерации. Есть общая сумма 20,5 млрд рублей и деление на инвестиционные и краткосрочные кредиты. Я считаю, если на юге весна началась раньше и Ростовская область начала раньше подавать документы, им должны выдавать кредиты, а не говорить, что лимит на регион ичерпан.

– Юридически аграрии могут оспорить отказ по этой причине?

– В России может быть всё, а с другой стороны, аграриям надо сеять, убирать, продавать, опять сеять. Когда им судиться?

– Перечень малых форм хозяйствования нужно расширить?

– Однозначно, и я ставил этот вопрос на видеоконференции с Минсельхозом РФ. Правительство Ростовской области направило такое заявление Ткачёву.

– По сравнению с крупными предприятиями фермеры – желанный клиент для банка?

– Сейчас проблемы возникают в основном у средних предприятий. Лучше ситуа­ция у крупных и малых. Россельхозбанк работал и будет работать и с фермерами, и с ЛПХ.

– Но крупного клиента проще обслуживать?

– В районе, где достаточное количество фермерских хозяйств и ЛПХ, допофис никогда не будет убыточным. А если в районе один крупный концерн, допофис держать смысла нет. У него счета в Ростове или в Москве и все деньги там. А здесь только выдача зарплаты.

– В связи с обвинением сотрудника банка в хищении почти 200 миллионов рублей вспоминается история предыдущего руководителя филиала. Ему тоже вменяли выдачу заведомо невозвратных кредитов. Чем это дело закончилось?

– Ничем. Происшествие было 10 лет назад, но до сих пор нет решения суда. Согласитесь, что 10 лет – это перебор для рассмотрения любого дела.

– Зато в Краснодарском крае уже вынесено решение...

– Там, где всё понятно, решение выносят быстро. А если дело тянется 10 лет, подсознательно возникает мысль, что не всё так однозначно.

– Кто может после вас возглавить филиал?

– Надеюсь, что это будет один из тех, кто сейчас работает. Потому что приход нового руководителя – встряска для коллектива. Но на работе с клиентами это не отразится.

– Чем вы планируете заниматься?

– Работать. Пока не знаю, где, но принцип такой: была бы шея, а всё остальное приладится.

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров