Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Вопросы снабжения, хранения, переработки, транспортировки → Для технологического рывка всем нужно напрячься, заявляют производители сельхозтехники

ср, 10.05.2017 14:09
Интересная картина сложилась в России: аграрное машиностроение переживает наиболее бурный рост в последние годы, но именно из уст производителей сельхозтехники звучит постоянная критика в адрес правительства. «Будущее АПК видится в тумане», – объясняют своё недовольство главы заводов.

– Когда западные страны собирались вводить санкции против России, в качестве одной из мер рассматривали ограничение экспорта сельхозтехники. Но отказались от этой идеи, посчитав, что мера не сработает, а кроме того, приведёт к тому, что в России вырастет свой мировой конкурент в сельхозтехнике, – провёл экскурс в историю президент ассоциации «Росагромаш» (или, по-новому, «Росспецмаш») Константин Бабкин на II Всероссийском форуме продовольственной безопасности, который прошёл в Ростове-на-Дону 27-28 апреля.
Конкурент всё равно вырос. Из-за девальвации рубля российская техника подорожала, по словам Бабкина, на 10%, а импортная – в два раза. Благодаря этому члены ассоциации за 3-4 года нарастили долю на рынке с 22% до 54%. Несмотря на кризис, ежегодно на рынок выпускается 75 моделей новой сельхозтехники, над чем неустанно трудятся более сотни заводов по всей России.

– В прошлом году мы заплатили на 19% больше налогов, на 28% подняли зарплату, на 17% увеличили штат. И мы далеки от остановки, – оптимистично заметил Константин Бабкин.
Резервы роста кроются в том, что аграриям нужно увеличивать урожайность полей и закупать новую сельхозтехнику. Для сравнения, глава «Росспецмаша» взял статистику государства-соседа: в Белоруссии средняя урожайность – 31,9 ц/га, в России – 21,1 ц/га. В Белоруссии обеспеченность тягловой силой составляет 5 л. с./га, в России – только 1,4 л. с./га. А если взять в расчёт ещё и 38 миллионов га земли, которая не используется, но будет введена в оборот, то станет ясно – потребность в технике иссякнет не скоро.

– Мы можем расти, инвестировать в станки и новые модели, но будущее выглядит неопределённым, – сказал Бабкин. – Например, финансирование по программе 1432 закончится в середине лета. Будут ли после этого выделяться деньги, мы не знаем. Дальше. В России начала работать программа льготного кредитования с займами под 5%. Эти деньги закончились, все, кто не успел их получить, вынужден брать на покупку техники кредиты с высокими процентными ставками. При этом, например, Белоруссия продолжает субсидировать российским крестьянам покупку своей сельхозтехники. Получается, белорусскую машину можно купить под 6% годовых, а отечественную – только под 18%.

Пугает производителей сельхозтехники и растущий рубль. Константин Бабкин повторил свой недавний тезис, высказанный на конференции «Росспецмаша» – что машиностроителям нужен доллар по 65-70 рублей. Когда же зал возмутился, что машиностроители думают только о выгоде экспортёров, Константину Анатольевичу пришлось объяснять, что курс рубля – результат многих государственных решений. Банк России работает, как врач, который может сбить температуру пациенту или, наоборот, поднять.

– Слабый рубль сделал бы нашу экономику более конкурентоспособной – в кратко­срочной перспективе, – сказал Бабкин. – Но в долгосрочной перспективе, конечно, надо абстрагироваться от курса рубля, менять налоговую и внешнеторговую политику, не выводить деньги из экономики, складывая их в стабилизационный фонд.

Сейчас же правительство, по словам Бабкина, принимает подчас противоречивые решения.

– Всё, что мы видим впереди – туман. И это общая проблема для всех отраслей экономики, – поддержал коллегу Сергей Серебряков, директор Петербургского транспортного завода.
ПТЗ жаловаться не на что: в первом квартале этого года выпуск техники увеличился на 40%, а всего с 2013 года завод вырос почти в шесть раз. Но стало непонятно, куда двигаться дальше.

– Если стране нужен технологический рывок, то мы должны понимать, на какую цель работаем, – заметил Серебряков. – В 1924 году советское правительство поставило перед страной задачу – уйти от лошади и перевести село на трактор. Ещё через несколько лет была поставлена аналогичная цель по селекции. Без ведущей роли государства научно-технический рывок не сделать.

По мнению Серебрякова, теперь России нужно идти к цифровым технологиям в сельском хозяйстве. Самый простой пример – точное земледелие. В мире около 70% машин производится с элементами «умного земледелия». А в России даже статистики такой никто не ведёт.

– По тяговооружённости мы как Конго, – заметил Серебряков. – Но просто наращивать лошадиные силы – не выход. Мы должны быть принципиально иными, чтобы совершить технологический прорыв.

...В качестве представителя власти, который должен был сказать своё веское слово о научно-технической модернизации, на встречу пригласили депутата Госдумы Виктора Водолацкого. Отдуваться за Минсельхоз, Минпром и другие структуры правительства Виктор Петрович не стал. Но как человек государственный не мог оставить агропромышленников без сладкой пилюли.

– Был скачок цен на нефть, так что деньги в резервном фонде есть, – сказал Водолацкий. – Эти средства будут распределены в конце мая и пойдут в том числе на поддержку сельхозмашиностроения.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 18 от 03.05.2017 под заголовком: «По тяговооруженности мы как Конго»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров