Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Кто трясёт зерновой рынок

ср, 13.11.2019 16:13

Цены на зерно подросли, на масличные – стабилизировались, но дальше котировки будут расти медленно

Фермеры юга России заканчивают этот год с неплохими финансовыми результатами. Чего не скажешь о зернотрейдерах: они попали в ценовые тиски и вынуждены работать практически в убыток. И хотя в целом зерновой рынок выглядит стабильным, эксперты уверены: его трясёт.

Свои соображения по поводу аграрного рынка три крупных аналитика – гендиректор ИКАР Дмитрий Рылько, гендиректор «Агроспикера» Виталий Шамаев и аналитик центра Refinitiv по аграрным рынкам Черноморского региона Ольга Граб – высказывали на конференции «Речные перевозки России + GrainRu 2019», которую провела в Ростове-на-Дону компания Viva Consult.

Рынок под впечатлением

Источник нынешних процессов на рынке зерна Дмитрий Рылько предложил искать в прошлогодних событиях.

– В этом году мы получили средний урожай, но разница с предыдущим годом состояла в очень низких переходящих запасах, я бы даже сказал, чрезвычайно низких, – сообщил Дмитрий Рылько. – Мы в институте оперируем таким понятием, как «технический запас» – это то, что нужно перерабатывающим предприя­­тиям, чтобы спокойно перейти на следую­щий сезон. Когда переходящие запасы выше уровня технического запаса, цены на зерно в начале сезона остаются низкими. Когда же переходящие запасы оказываются близки к техническим, рынок начинает лихорадить.

В начале 2019 года эта лихорадка выразилась в стремительном росте цен на пшеницу. Зерно с протеином 12,5% на условиях FOB Новороссийск доходило в цене до $ 248 за тонну.

– Естественно, наши аграрии, находясь под впечатлением от прошлого года, считают, что теперь им предлагают оскорбительно низкие цены ($ 207-208 за тонну). И, как всегда в таких случаях, придерживают зерно, – сказал Дмитрий Рылько. – И сидеть на запасах они могут довольно долго: экономика сельского хозяйства, особенно на юге страны, позволяет это делать.

На прошлой неделе, по данным Национального союза зернопроизводителей, в ЮФО и СКФО цены на зерно установились на следующих уровнях:

- пшеница 3-го класса – 11 000 – 13 750 рублей за тонну;

- пшеница 4-го класса – 10 650 – 13 750 рублей за тонну;

- пшеница 5-го класса – 9 300 – 13 500 рублей за тонну.

В октябре третий и четвёртый классы сравнялись в цене. Рылько объяснил это «феноменальным качеством пшеницы», которая была собрана на юге страны. 

– Мы еженедельно проводим мониторинг и видим, что с июня ни одной лодки с качеством ниже 12% ни у одного из российских терминалов не было. Даже для Египта, где требование по протеину составляет всего 12%, отгружаются партии с протеином 12,5%, потому что просто невозможно найти что-то похуже, – объяснил эксперт.

Внутренние цены на пшеницу эксперты назвали довольно высокими – особенно на фоне того, что внешний рынок совсем не располагал (по крайней мере, до середины октября) к таким сильным котировкам.

– Фермеры, ожидавшие премию за высокое качество зерна, создали на рынке недостаток предложения. Ситуация усугубилась тем, что мукомолы и перерабатывающие предприятия, которые наголодались за прошлые сезоны, когда мы лихорадочно вывозили зерно, теперь стали его лихорадочно скупать, – рассказала Ольга Граб.

В этот момент на внешний рынок вышла со своим рекордным урожаем Украина, которая, по словам Рылько, смогла сильно улучшить качество зерна. 

– Украина, которая экспортировала полуфураж, активно насыщает мировой рынок зерном с протеином 12,5%. Российское предложение постоянно сталкивается с украинским, и украинское, в том числе за счёт более дешёвой логис­тики, частенько нас теснит, – объяснил глава ИКАРа.

В общем, поскольку мировые конкуренты не дают задирать котировки на внешнем рынке, а собственные потребители – опускать на внутреннем, сокращение между ценами на условиях FOB (доставка до порта) и на условиях CPT (доставка до покупателя-импортёра), как в тисках, зажало российских зернотрейдеров.

– Продавать зерно за рубеж становится невыгодно, – констатировала Ольга Граб.

Впрочем, внутренний спрос был не единственным фактором, который поджал тиски. 

Ольга Граб: «Оживления пока не предвидится»

Корпорация монстра

Цены на внутреннем рынке, уверены эксперты, поддержал «фактор ВТБ». Про политику группы ВТБ участники конференции говорили на обеих сессиях – и на той, что была посвящена логистике, и на той, где обсуждался экспорт зерна. Потому что появление «большого государственного монстра», как выразился один из выступающих, беспокоит всех.

– Один из самых интересных процессов на рынке зерновой логистики – это действия группы ВТБ, – рассказал директор по логистике компании «Морстройтехнология» Александр Головизнин. – Они за долги забрали акции Объединённой зерновой компании у братьев Магомедовых и владеют теперь почти половиной акций – одной не хватает. Через ОЗК они напрямую практически контролируют Новороссийский комбинат хлебопродуктов. Идёт процесс покупки 50% акций зернового терминала «Тамань». Они купили железнодорожного зернового оператора, они купили зернового трейдера «Мирогрупп ресурсы». То есть создаётся практически государственная компания, которая контролирует и логистику, и торговлю зерном.

По мнению Головизнина, для усиления своих позиций на зерновом рынке ВТБ не хватает лишь полного контроля над акциями ОЗК. Сейчас вторая половина этих акций принадлежит государству и контролируется Минсельхозом РФ.

– По слухам и косвенным признакам, которые просачиваются в том числе и в центральную прессу, можно сделать вывод, что мира в этой семье нет. Поэтому Костин обратился к президенту с просьбой приватизировать Объединённую зерновую компанию – и она поставлена в план приватизации на следующий год. ВТБ заявляет о готовности купить 25% акций, – рассказал Головизнин. – Такой большой государственный монстр вряд ли будет создавать очень конкурентные условия для остального бизнеса.

И «остальной бизнес» – в лице зернотрейдеров – уже это почувствовал. По словам генерального директора ИКАР Дмитрия Рылько, приобретённый ВТБ трейдер «Мирогрупп ресурсы» еженедельно становился ценовым лидером на зерновом рынке – то есть предлагал за пшеницу больше, чем могли предложить остальные компании.

Естественно, высокая цена позволяла «Мирогрупп» покупать гораздо больше зерна, чем приобретали другие трейдеры. В результате «Мирогрупп», которая в прошлом сезоне не попадала даже в пятёрку крупнейших экспортёров, в июле-августе текущего года вырвалась в лидеры по отгрузкам зерна из черноморских портов и сохраняет этот статус до сих пор.

– «Мирогрупп ресурсы» является номером один по экспорту с Чёрного моря и номером два – по экспорту зерна вообще из России. По состоянию на конец октября доля «МГР» на рынке была второй после «Рифа», – сказал Рылько.

На необычайный взлёт отгрузок со стороны «Мирогрупп» обращала внимание газета «Ведомости». Со ссылкой на сотрудников агрохолдингов и зерновых терминалов издание писало, что «Мирогрупп» приобретало зерно по цене на 5–7% выше рынка. Гендиректор Андрей Долуда, правда, этот факт отрицал, заявляя, что это остальные экспортёры публикуют в своих прайс-листах заниженные расценки. Резкий рост отгрузок Долуда объяснял «задачами, поставленными акционерами перед компанией».

– Получается, один игрок регулярно покупает зерно по убыточной цене и при этом компенсирует свои убытки за счёт деятельности терминала, а остальные экспортёры вынуждены подстраиваться под его ценовую политику и входить в этот губительный ценовой цикл, – заметил Рылько.

Российские цены сформирует Аргентина

Ценам на пшеницу в ближайшей перспективе аналитики предрекли стабильность или медленный рост. Таких вспышек, как в середине октября (когда буквально за неделю котировки в Новороссийске поднялись до $ 210-212 за тонну), не ожидается.

– Подъём произошёл за счёт того, что начались сбои на тех рынках, от которых мы все ждали новостей, – сказал Дмитрий Рылько. 

Из-за дефицита влаги пострадали посевы колосовых в Аргентине и Австралии, урожай в этом году там ожидается очень низкий. А в США и Канаде, напротив, в середине сентября пошли проливные дожди, которые буквально затопили поля сильной краснозёрной яровой пшеницы.

– В результате около 10-12 миллионов тонн качественной пшеницы либо вовсе исчезло с рынка, либо превратилось в фураж, – констатировал глава ИКАР. 

Впрочем, рынок, как выражаются аналитики, «уже отразил эту новость». В первую неделю ноября котировки в глубоководных портах то повышались, то понижались, а к 11 ноября, по данным Refinitiv Agriculture, установились в среднем на уровне $ 207 за тонну.

– На мировом рынке прогнозируется сдержанный рост цен, и трейдеры очень на это надеются, – сообщила Ольга Граб. – На декабрь наш прогноз – $ 208 за тонну. Особого оживления пока не будет. До Нового года трейдеры будут слабо закупать зерно, потому что никто не может сказать, почём потом эта пшеница будет продаваться на мировом рынке.

После Нового года рынок может проснуться, и, по прогнозу Refinitiv, цена на FOB Новороссийск дойдёт до $ 215 за тонну. Впрочем, ИКАР такой оптимизм не разделяет.

– Ответ, к сожалению, лежит в Аргентине, где ситуация крайне специфическая, – сказал Дмитрий Рылько. – К власти в этой стране пришёл президент-социалист, которому ничего не остаётся делать, кроме как поднимать экспортные пошлины на товары. Сейчас пошлина на аргентинскую пшеницу составляет 5%, правительство планирует поднять её до 10%, а в дальнейшем – до 20%. Сейчас аргентинская пшеница стоит $ 200 за тонну, пшеница в нашем регионе – $ 208. Если пшеница в Аргентине подорожает до $ 205-206 за тонну, у нас цена повысится до $ 215 за тонну. С другой стороны, все ожидают девальвации песо: ослабление этой валюты может уравновесить и даже перекрыть экспортную пошлину.

Что касается внутренних цен, то «в обозримой перспективе», сказал Рылько, падения он не видит. И объясняет это, во-первых, тем, что запасы пшеницы в ЮФО и СКФО самые низкие за последние пять лет; а во-вторых, тем, что юго-восточные регионы («от Оренбургской области и дальше») приспособились вывозить зерно в Казахстан. Официально и не вполне официально в соседнее государство может быть продано около 2 млн тонн – колоссальный объём, который не создаст (а мог бы!) дополнительной нагрузки на рынок европейской территории России.

Кукуруза не залежится?

Глава аналитического центра «Агроспикер» Виталий Шамаев, демонстрируя графики цен на разные культуры, посоветовал аграриям сейчас брать прибыль с рынка пшеницы, а реализацию подсолнечника и кукурузы отложить до второй половины сезона. 

Хотя производство подсолнечника в этом году рекордное – свыше 13 млн тонн, снижения цен на культуру из-за большого урожая Шамаев не ожидает.

– Потолок рынка маслосемян растёт. Я уверен, что в России производство масличных должно быть на уровне 30 млн тонн, и нужно отменять экспортные пошлины на маслосемена, – заявил Шамаев. – Впрочем, масложировая отрасль категорически против этого и даже требует увеличить пошлины.

В ближайшее время подсолнечник будет неминуемо дорожать. «СовЭкон» сообщает, что на прошлой неделе падение цен в целом по стране прекратилось и «дно пройдено». В ИКАР отмечают, что цены стабильны уже две-три недели, и если какие-то маслозаводы по-прежнему снижают цену закупки, то не из-за большого урожая, а потому, что они на ближайшее время обеспечили себя сырьём для переработки.

Портал OilWorld 8 ноября сообщил о повышении закупочной цены на подсолнечник в ЮФО на 800 рублей – до 17,9 тысячи рублей за тонну.
Кукуруза на зерно, по данным Национального союза зернопроизводителей, в начале ноября торговалась в ЮФО и СКФО по 8 000 – 10 350 рублей за тонну. За неделю культура подешевела на 175 рублей. Дмитрий Рылько считает, что кукуруза закроет отечественную потребность в зерне в пользу экспорта пшеницы.

– Мы получили весьма недурственный урожай кукурузы, а на экспорт она практически не идёт. Что-то закупит Турция, хотя на этом рынке мы будем серьёзно конкурировать с Украиной. Немного пойдёт на Иран, но там могут быть проблемы по оплате. Всего мы могли бы вывезти миллио­нов пять кукурузы, – сказал Дмитрий Рылько. – За последние пару недель на всей европейской территории России прошёл лихорадочный пересмотр схем кормления в сторону увеличения доли кукурузы – потому что она стоит на 2-2,5 тысячи рублей дешевле, чем пшеница. Этот пересмотр формул приводит к тому, что примерно 2 млн тонн кукурузы будет скормлено животным на внутреннем рынке по сравнению с обычным рационом. При прочих равных у нас высвобождается до 2,5 млн тонн пшеницы к экспорту.

По данным Минсельхоза, урожай кукурузы после обмолота 80% площадей составил 12,6 млн тонн. На экспорт, по состоянию на 5 ноября, отправлено 834 тысячи тонн. Так что запас в стране остаётся достаточным. И новые схемы кормления животноводам, возможно, придётся использовать и в будущем. Этой осенью сев озимых колосовых был рекордным (по данным Минсельхоза – более 18 млн га), всходы аграрии оценивают как хорошие. Если пшеница не перерастёт до зимы, урожай и в следующем году будет хорошим.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 46 от 13.11.2019 под заголовком: «Аргентина даст ответ»
+1
+1
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров