Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Куда и почём поедет зерно? Второй день ХХ Международного зернового раунда

чт, 06.06.2019 09:56

Доброе утро! Считаные минуты остаются до начала третьей сессии ХХ Международного зернового раунда. Сегодня речь пойдёт о будущем рынка зерна. Agrobook.ru ведёт прямую текстовую трансляцию с мероприятия.

Напомним, что ХХ Международный зерновой раунд проводится Российским зерновым союзом при поддержке Сбербанка.

Животноводство "съест" максимум 26,2 млн тонн зерна

Максим Никиточкин, старший менеджер компании Ernst$Young, расскажет о спросе на зерно со стороны животноводства. То есть про рынок комбикормов: какова доля производителей комбикорма в потреблении зерна.

За шесть лет производство комбикормов выросло на 42%, до 28,9 млн тонн. Главный потребитель этого продукта — свиноводство. Поголовье свиней выросло за последние шесть лет на 57%. Сейчас оно составляет 20,7 млн тонн.  

Заводы по переработке зерновых строятся медленно. 

92% комбикормов идут на производство свинины и мяса птицы. Эти две отрасли достигли к самообеспечению, дальнейший рост не будет большим. Есть прогнозы по экспорту свинины, но он составит 250 тысяч тонн к 2024 году. Возможно, ещё внутренний рынок на 500 тысяч прирастет. В сумме по внутренней и внешней торговле примерно на 15% вырастет рынок свиноводства. Потребность в зерновых вырастет на 1,5 млн тонн. 

В птицеводстве аналогичная ситуация. Рынок насыщен, импорт снизился до нуля. Два основных фактора, влияющий на увеличение рынка — рост экспорта и увеличение доходов населения. Рост экспорта может составить 640 тысяч тонн до 2024 года (сейчас мы экспортируем всего 180 тыс. тонн). Рост рынка составит 12-14%, потребность в зерновых увеличится на 1,2 млн тонн.

Эксперт прогнозирует, что с нынешних 28,9 млн тонн производство комбикормов возрастёт до 34 млн тонн к 2025 году, а с учётом «теневого сектора» – до 39 млн тонн. Прирост комбикормового рынка на каждый 1 млн тонн увеличит потребность в зерне на 670 тысяч тонн.

По словам Никиточкина, доля зерновых в комбикормах для свиноводства  составляет 68-75%, для птицеводства – около 64%. Он сомневается, что эта доля уменьшится в пользу шротов и других белковых составляющих. 

– На протяжении всего промежутка времени рецептуры особенно не менялись, причём во всех компаниях. Это и экономический фактор (стоимость белка в корме), и принцип «не навредить». Люди, которые составляют корма на предприятиях, головой отвечают за здоровье животных и конверсию корма. Это очень консервативный рынок, – объяснил аналитик.

Мука: дорогая логистика

О рынке муки расскажет гендиректор компании «Алтайские мельницы» Валерий Гачман.

При гораздо меньших объемах, чем рынок зерна, рынок муки весьма динамичен, говорит Гачман. Алтайский край при 2% населения производит 25% крупы и 10,8% муки. Валовый сбор зерна постоянно растёт. Коллеги говорят, что у мирового рынка муки будущего нет. Тем не менее, за 10 лет рынок пшеничной муки увеличился с 10,3 до 14,3 млн тонн. 

– Рынок муки гораздо более сложный, но более стабильный и надёжный, чем рынок зерна, – говорит Валерий Гачман. – С учётом того зерна, которое мы получаем, мы должны экспортировать 4 млн тонн муки. А экспортируем 200 тысяч.

Почему мы не достигли уровня Турции — с нашим-то зерном? Что мешает?

Во-первых, внешние факторы. На первой строчке среди проблем – квотирование поставок. 

"В переговорах с Китаем вопрос квотирования импорта муки и пшеницы не рассматривается. Он не актуален для наших руководителей, - замечает Гачман. - Тем не менее, квотирование вводят и Монголия, и Киргизия, которые получают от нас гуманитарную помощь."

Кроме того, тормозят вывоз муки высокие таможенные пошлины третьих стран, незащищенность российских товарных знаков, серые схемы торговли российской мукой с Китаем.

Внутренние факторы Гачман делит  на технологические (их бизнес решает сам), административные (их должны устранить государство), логистические.

В качестве административных факторов Гачман называет необходимость покупать сертификат происхождения муки. Почему-то на муку он самый дорогой, если сравнивать всю экспортную продукцию. В отдельных случаях стоимость сертификата - до 1,5 тысячи рублей на тонну.

Другой административный фактор - возврат НДС. На то, чтобы вернуть НДС, компаниям приходится ждать от 6 до 9 месяцев. Кассовые разрывы неизбежны.

Логистика в РФ очень дорого обходится производителям муки.
Ни одна страна мира не перевозит продукцию на такие огромные расстояния по суше. В Индонезию грузим муку через порты Санкт-Петербурга.

В качестве перспективного рынка Гачман рассматривает Китай, но до него – 4 тысячи километров. Экспорт идёт со скрипом из-за дороговизны перевозок. Много приходится отдавать средств за аренду вагонов (плата за которую растёт многократно) и железнодорожные тарифы (их государство, слава богу, сдерживает). Аренда вагона составляет до 60% от провозной платы, а тариф — 30%.

В Узбекистане, Казахстане государство субсидирует перевозки, и там тарифы для компаний-резедентов довольно низкие.

– Наша провозная плата в пять-шесть раз больше, чем та, которую платят казахские мукомолы, – говорит Гачман.

«Перегруз – наше всё»

У микрофона Михаил Мезенцев, Национальная транспортная компания. Говорит, тарифы на автомобильные грузоперевозки в начале сезона будут высокими.

– Камазисты очень голодные и с нового года ничего не ели, – шутит Мезенцев.

А нет, не шутит. Говорит, тысячи камазов стоят без резины и запчастей, они не починены, не готовы к сезоны — потому что не с чего их ремонтировать.

Инвестиции слабо текут в рынок грузоперевозок, потому что тарифы на перевозку не стимулируют к этому. Зимой перевозчики, получая деньги от экспортёров зерна, подсчитывали, хватит ли им вообще на бензин. Тарифы низкие, с перегрузом нельзя ездить - в результате заработка нет.

Каждый сезон непредсказуем на этом рынке, говорит Мезенцев. Если до октября перевозчики ещё понимают степень своей загрузки, то, что делать после Нового года, они представляют крайне слабо. Каждый год случается перекос: во время уборочной транспорта не хватает, но потом работы нет и, соответственно, услуги по перевозки грузов становятся невостребованными.

Дефицит автотранспорта так ярко ощущается в начале сезона, потому что транспорт не двигается, а стоит на разгрузке. Однажды из-за непогоды по 12 суток в очереди водители стояли. Решить эту проблемы могли бы электронные очереди.

*** 
Во второй части дискуссии выступили эксперты из Украины и Казахстана: член совета директоров ГК «Зерно УА» Андрей Друзяка и гендиректор ИА «Зерновые&Масличные» Виктор Асланов. Они рассказали о тенденциях рынка зерновых в их странах. Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут отметил, что производители и экспортёры зерна сталкиваются в принципе с теми же проблемами, что и российские.

Объявлен перерыв. Аграрии с нетерпением ждут финальной дискуссии. На ней о своих прогнозах на урожай и на цены расскажут видные эксперты аграрного рынка: Аркадий Злочевский, Игорь Павенский, Владимир Петриченко, Дмитрий Рылько, Ирина Сарычева (SGS Восток-Лимитед) и Сергей Сухов (Glencore Agriculture).

Как американская кукуруза подняла цены на российскую пшеницу

Дмитрий Рылько предложил дать этому сезону лозунг «Ничего стабильного».
– Все постоянные стали переменными, – говорит эксперт.

Сначала итоги года.
В прошлом году состоялись новые ценовые рекорды по пшенице, ячменю и ржи. Цены выскочили на всех базисах.
– Мы находимся на рекордных ценовых орбитах и к новому сезону внутренний рынок опускается крайне неохотно. Это свидетельствует и о том, что запасы чрезвычайно низкие, – говорит Дмитрий Рылько.

Аграрии рекордно сработали на колосовых зерновых и получили рекордную маржу по пшенице и ячменю.

В течение прошлого сезона мы получили новый инструментарий, которыми наше государство регулирует этот рынок. Отрадная часть в том, что удалось сохранить высочайшую конкуренцию среди экспортёров на предэкспортном рынке.

У нас появляется новый крупный игрок — ВТБ будет контролировать 35% железнодорожных перевозок, 71% отгрузок с Чёрного моря и 31% отгрузок всего зерна из России.

– Остается надеяться, что ВТБ-капитал разумно распорядится той рыночной силой, которую он получил на наших глазах, – говорит Рылько.

Идёт серьёзный апгрейд зерновых терминалов: КСК, НКХП. Продолжаются инвестиции в Азово-Донском бассейне. Есть мощнейшие инвестиции в суда река-море. Пышным цветом расцветает рейдерная перевалка. 

Суперважные факторы следующего сезона – американо-китайская война,  затронувшая и Канаду с её рапсом. Канада заменяет посевы рапса на пшеницу. Если Трамп «додавит» Китай, американские фермеры получат рынок объёмом в 50 млрд долларов. Если не додавит, то американцы будут терять свои позиции на китайском рынке, терпя катастрофу по сое.
АЧС в Китае – второй важный фактор. Более 10 млн тонн составит «дырка» в мировом балансе и не понятно, кто и как эту дырку будет штопать.

Третий фактор – рекордно поздний сев кукурузы и сои в США. 

Никогда американцы не запаздывали с севом так сильно и в таких объёмах — недосеяно 6 млн га. Дмитрий Рылько полагает, что в итоге недосев составит 1,5-2 млн га кукурузы. Сами американцы считают, что у них из-за запоздалого сева будет недобор по кукурузе 30 млн тонн из 370-380 млн тонн, которые они обычно собирают. По факту эту дырку может заполнить Южная Америка.
И всё же из-за затягивания посевной в США подскочили цены на кукурузу, вслед за ними – цены на американскую пшеницу. Российские экспортные цены последовали за этой тенденцией.

Ещё недавно экспортная цена на новый урожай «болталась» на уровне 181 доллар за тонну. Экспортеры ждали, пока цена опустится до 170 долларов, чтобы приобретать зерно ещё выгоднее. Однако после событий в США цена выросла до 196-198 долларов за тонну.

ИКАР, глядя на ситуацию с осадками, понизил прогноз валового сбора пшеницы. Новый прогноз – 80,5 млн тонн пшеницы. Базовый прогноз экспорта — 37 миллионов.


– Несмотря на то, что наши цены поднялись на 17 долларов, они самые низкие среди цен конкурентов. Это значит, что наша пшеница остается конкурентоспособной, – говорит Дмитрий Рылько.

При цене 198 долларов за тонну и текущем курсе доллара, экспортный паритет пшеницы нового урожая (без НДС) составит на базисе FOB Новороссийск – 12 975 руб/т, на базисе CPT Новороссийск – 11 150 руб/т, в Краснодаре - 9,5 тыс. руб/т, на Ставрополье - почти 9 тыс. руб./т. 

Дмитрий Рылько уточнил, что локальные цены сразу после уборки всегда опускаются ниже паритета, так как именно в этот момент экспортёры куют свои деньги.

 

Рапсу и кукурузе место точно найдётся

Владимир Петриченко предрекает стартовые цены на пшеницу с протеином 12,5% на базисе ФОБ Черное море – 200 плюс/минус пять долларов. В августе, возможно, цена снизится до 190 долларов за тонну, минимум 180 долларов за тонну («как акт отчаяния») с перспективой дальнейшего восстановления.

Потолок цены на пшеницу с протеином 12,5% Петриченко ожидает на уровне 225 долларов за тонну. С оговоркой, что прогнозы могут корректироваться. Но вообще в новом сезоне цены на пшеницу будут на 7-8% ниже, чем в сезоне 2018/19.

Эксперт говорит, у нас не будет провала по ценам, как в 2017 году, потому что в этот раз в России совсем небольшие переходящие запасы зерна, доллар торгуется по 65 рублей, а не 55 рублей, увеличились элеваторные и портовые мощности, так что экспорт будет идти более высокими темпами.

В связи с поздним севом кукурузы в США можно рассчитывать на усиленный экспорт этой культуры. 

– По кукурузе будет рынок продавца с плёткой. Фьючерс на кукурузу в США пробил прошлогодние максимальные показатели, – говорит Петриченко.

Подсолнечник в новом сезоне не даст рекордную маржу. В России снова высокие посевы этой культуры, более 8 млн га. Вопрос в том, выдержат ли они жару в начале июня. 

– Но это всё равно более 12 млн тонн подсолнечника. Проблема в том, что остаётся большой запас с уходящего сезона. К августу-сентябрю у нас останется объём, равный месячной загрузке наших перерабатывающих мощностей, – полагает Владимир Петриченко.

Рапс всем интересен. Мы произвели 2 млн тонн в прошлом сезоне, в этом может быть 2,5 тонн. Увидим очередной рекорд по рапсу, но это хорошо, потому что велики его торговые перспективы.

Соя – соберём, возможно, более 4 млн тонн. Точный расчёт пока не готов. По льну останется стабильная картина – полмиллиона тонн.

***

Свой прогноз озвучил Аркадий Злочевский.
По югу и центру он ожидает новый рекорд, выше урожая 2017 года. Как выдержат яровые посевы феноменально жаркий период, сказать пока трудно. Зависет от того, пройдут ли осадки.

- Если осадки пройдут, это большой плюс к валу, - сказал Аркадий Злочевский. - Мы в макромасштабе побьём рекорд 2017 года – не дай бог, конечно, ничего хорошего нам это не принесёт.

Экспортная цена, надеется Злочевский, не опустится ниже 190 долларов за тонну.

- Американская водичка сейчас поливает наши мельнички. Впрочем, я не верю в большой недобор в США. Американские страхи как правило рушатся к моменту их уборки, - замечает Злочевский.

Президент РЗС отмечает риски по крестоцветным: аграрии жалуются на мотылька, который беспощадно ест посевы и не реагирует на обработки. О проблеме сообщают из Волгоградской, Тамбовской, Ростовской областей.

Agrobook.ru на этом заканчивает трансляцию. 

 

 

Читайте также:

+1
+1
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров