Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → «Нам повезло – мы застали расцвет!»: Бирючекутской овощной селекционной станции исполнилось 95 лет

чт, 09.07.2020 10:40

Продавцов семян овощных культур сегодня много: посевной материал частично выращивают в России, частично везут из-за рубежа. А полвека назад крупнейшие колхозы и совхозы Дона обеспечивались посевным материалом силами практически одного-единственного предприятия – Бирючекутской овощной селекционной опытной станции. 

Накануне юбилея бывшие сотрудники предприятия рассказали «Крестьянину», как жило донское овощеводство – и почему на смену фантастическому взлёту пришла разруха.

Хатки на пригорке

Если верить краеведчес­ким справочникам, работы по овощному семеноводству в Ростовской области начались в 1923 году. Тогда вблизи Новочеркасска на площади 3 га донское общество «Семеноводство и огородничество» организовало первый в регионе семеноводческий питомник – «Бирючий кут». Спустя два года, как раз в середине лета, питомник был реорганизован и получил статус овоще-бахчевой селекционной станции. Так что в июле этого года Бирючекутской станции исполнилось (или вот-вот исполнится) 95 лет.

– Историю рассказывать сложно, да и девяносто лет в одной статье не уместишь… Но нам повезло – мы застали, пожалуй, расцвет Бирючекутской станции, – говорит Николай Боюшенков, прошедший путь от шофёра до директора семеноводческого хозяйства. – Как ни странно, этот взлёт пришёлся на 1970-е годы – на время застоя. 

В конце 1960-х годов обком КПСС принял решение перевести Бирючекутскую станцию из Новочеркасска, который считался для овощей открытого грунта всё-таки зоной рискованного земледелия, поближе к производству, на юг Ростовской области, где располагались самые мощные овощеводчес­кие хозяйства. Крупнейшим по производству овощей тогда считался Багаевский район – местные совхозы и колхозы сдавали по 90-100 тысяч тонн продукции, поэтому именно в Багаевке Бирючекутской станции сделали отвод земли – 1 100 гектаров пашни. Позже на этих землях было организовано опытно-производственное хозяйство «Семеновод». 

– В «Семеновод» я попал по воле судьбы, – говорит Николай Боюшенков. – Я заканчивал институт в Новочеркасске, был женат и жил, что называется, в примаках – у тёщи в хуторе Усьман. И, конечно, искал квартиру. Как-то раз по пути домой разговорился с водителем автобуса – стал расспрашивать, как бы к ним в автопарк шофёром оформиться (машины я страшно любил!) да жильё получить. Но он только посмеялся: если денег нет, без взятки в АТП не устроишься… За этими разговорами проехали мы мимо пригорка с двумя хатками. Водитель мне и посоветовал: «Там, – говорит, – хозяйство новое строится. Сходи к директору, может, он тебя шофёром возьмёт и квартиру даст».

Устроиться в ОПХ «Семеновод» оказалось несложно. Обком КПСС, приняв здравое решение сблизить географически науку и производство, не учёл «человеческий фактор»: большинство сотрудников Бирючекутской станции были людьми в возрасте, имели семьи и, так сказать, опыт жизни в городских условиях – с центральным водоснабжением, отоплением, телефоном и прочими радостями.

– А что там, в Багаевском районе? Условий никаких: уголь, дрова, туалет на улице… Ясное дело, научные сотрудники в посёлок Ясный переезжать не захотели. Бывали раз в неделю – контролировать работу. Поэтому никакого выхода не оставалось, кроме как набирать новых сотрудников, – говорит Николай Яковлевич.

– Благодаря государственным квартирам мы «вытянули» из соседних сёл всех лучших трактористов, всех лучших механизаторов, – говорит Вячеслав Соснов, старший научный сотрудник станции в группе агротехники. – Молодёжи тогда приходилось долго ждать жильё, потому что в соседних деревнях оно было в основном частным. Так мы потихоньку и забрали лучших специалистов с Усьмана, Славы Труду, Арпачина, Зелёной Рощи… Это ведь ещё и в диковинку было – не в доме жить, а в громадной четырёхкомнатной квартире. 

Постепенно в Бирючекутской станции произошло разделение труда: новочеркасское отделение занималось исключительно селекцией и опытами, выращивало элиту и суперэлиту, а ОПХ «Семеновод» производило сортовые семена для нужд южнороссийских хозяйств. Ежегодно в Сортсемовощ отправлялось около 100 тонн семян 25 сортов овощных и бахчевых культур – томата, моркови капусты, тыквы, огурца, кабачка, арбуза, дыни и других.

Николай Боюшенков (слева), Александра Гармашова и Вячеслав Соснов (справа) уверены, что работали в лучшие годы на Бирючекутской станции

Расцвет в эпоху застоя

В должности шофёра Николай Боюшенков продержался недолго. Устроившись на работу, молодой человек забросил учёбу в институте. Руководство вуза выяснило, куда исчез студент, – и прислало на станцию «бумагу».

– Директор станции, Алексей Петрович Иванов, вызвал меня к себе и отчитывать стал – за то, что скрыл наличие высшего образования. Сказал: «На тебя государство затратилось – так что давай работай». Поставили меня начальником отдела механизации ОПХ «Семеновод».

Вместе с новой должностью Боюшенков получил почти 600 тысяч гектаров орошае­мой пашни. В 1975 году в ОПХ «Семеновод» прошла масштабная реконструкция систем полива. Вместо традиционных каналов на полях установили лотковую систему подачи воды (тогда это было новое слово в сельском хозяйстве), а все поля скриперами выровняли под ноль: получилось 584 гектара идеально ровных полей. 

С трудовыми ресурсами, вспоминает Николай Яковлевич, уже тогда было сложно. Поэтому перед аграрной наукой была поставлена задача – максимально уйти от ручного труда. 

– Мы начали развивать хозяйство. Мне тогда было 26 лет, поэтому рвали и метали, земля летела из-под копыт…

Внедрять машинный труд предстояло по всем фронтам: и при уборке, и при выделении семян. Революционным было строительство огуречной линии, с которой больше не приходилось таскать овощи вёдрами. Благодаря новой технике производительность выросла в разы.

– Сложно было механизировать семеноводство томатов, – вспоминает Николай Боюшенков. – В хозяйствах в основном использовались ярославские линии, которые не отвечали задачам семеноводства: они выдавливали сок, а семена уходили вместе с кожурой в отходы. Нам же требовалось разделить: томатный сок, кожуру и семена. На Бирючекутской станции тогда использовались так называемые ВСТ – агрегаты, которые могли переработать на семена и пульпу 1,5 тонны томата в час. Для селекционных образцов это была неплохая машина, но нам требовалась более производительная линия.

К производству оборудования ОПХ «Семеновод» привлёк московских специалистов, на некоторое время посёлок Ясный даже превратился в «конструкторский пункт». 

– В 1976 году у нас появилась суперсовременная линия, какой, наверное, больше не было нигде в Союзе. Агрегат перерабатывал до 20 тонн томатов в час. Семена мы оставляли себе, а пульпу возили на Багаевский консервный завод. 

На годы работы Николая Боюшенкова пришлись и первые опыты по уборке помидоров комбайнами. За рубежом томатоуборочная техника уже вовсю использовалась, но получить такой агрегат из «враждебных капстран» было невозможно.

– Коммунистическая партия дала задание «Ростсельмашу» – создать аналогичный комбайн. В 1975 году мы получили первую такую машину. Комбайн был ещё «сырым», но помидоры с поля подбирал. На уборку томата с комбайном требовалось всего несколько женщин, которые снимали с ленты-транспортёра комки земли и недозревшие плоды, – вспоминает Николай Яковлевич. – Тогда же стало ясно, что для механизированной уборки нужна не только специальная техника, но и специальный сорт.

Тыква с ручками

Для механизированной уборки помидора требовался сорт, у которого бы созреваемость плодов происходила в одно время, а кожица была достаточно твёрдой.

В качестве эксперимента ОПХ «Семеновод» сначала сеял молдавский сорт Новинка Приднестровья, а позже учёные Бирючекутской станции создали собственный помидор – Ермак. 

– Ермак был шедевром искусства! Крупный, крупнее Новинки, мясистый, сумасшедше вкусный и пригодный для механической уборки, – говорит Николай Боюшенков. – 

Выращивали также сорта Дар Дона, Суворовец, Аделина...

Пока в опытно-производст-венном хозяйстве наращивали производительность труда, на Бирючекутской станции активно шла работа по селекции и разработке технологии овощеводства.

– Начальство спать не давало. В области был создан штаб по овощам, и возглавлял его председатель облисполкома Николай Иваницкий, – вспоминает Николай Боюшенков. – Алексей Петрович, наш директор, еженедельно ездил в Ростов с докладом о состоянии овощеводства в области. А сотрудники Бирючекутской станции объезжали все колхозы и совхозы, контролируя процесс от посева до уборки овощей.

Александра Гармашова, старший научный сотрудник «группы иммунитета», была в хозяйствах самым желанным гостем.

– В Багаевском районе у меня на обслуживании было три хозяйства. Каждый вторник агрономы ждали – спросить, чем обрабатывать, когда обрабатывать, – говорит Александра Петровна.

На Бирючекутскую станцию Александра Гармашова попала после института. Мужа направили работать на НЭВЗ, и ей, девушке с сельскохозяйственным образованием, устроиться в городе было сложно. На Бирючекутскую станцию взяли лаборантом в агрохимическую лабораторию. Исследованиям растений Александра Петровна отдала 14 лет жизни, а в середине 1980-х годов её перевели в «группу иммунитета». 

На станции размножают семена сине-фиолетового лука Чёрный принц

– Я работала рука об руку с селекционерами, наблюдала весь селекционный процесс. Учёные давали мне семена различных культур, и я их заражала инфекциями. С 1987 года мы на Бирючекутской станции создали отдельное поле, на котором, сознательно нарушая сево­оборот, накопили постоянный инфекционный фон. Это поле было единственным в системе Всероссийского НИИ овощного хозяйства, к которому относилась наша станция. 

На Бирючекутской ОСОС работала целая плеяда выдаю­щихся селекционеров: Владимир Фомин, Вячеслав Лудилов, Владимир Огнев, Валентина Назарова, Наталья Сазанова, Мария Подмогаева… Их создания – томаты Ермак, Дар Дона, Новичок, огурец Урожайный 86, жаростойкая капуста Бирючекутская 138, дыня Колхозница, морковь 

Несравненная – славились далеко за пределами Ростовской области.

– А арбузы? Наш сорт арбуза Десертный получил золотую медаль на выставке в Германии и много лет считался образцом. Мякоть у него была сладкая и будто песочная, – говорит Вячеслав Соснов. – По вкусовым качествам, по биохимическим показателям он долгие годы считался эталоном. Какие бы сорта ни создавали после него, Десертный никто не мог превзойти. 

Со смехом вспоминают бывшие работники Бирючекутки тыкву Рекорд, один плод которой мог достигать 90 килограммов.

– Рабочие тогда говорили нашим селекционерам: «Хоть бы вы тыкву с ручкам изобрели, чтоб такую тяжесть брать было удобнее!» 

Куда всё делось

Закат Бирючекутской станции начался с перестройкой. Наука, может быть, и выжила бы, но стали разрушаться все остальные звенья цепи. Были ликвидированы главные распределители семян – Донсемовощ и Сортсемовощ. Закрылись консервные заводы – продукцию стало некуда сдавать.

– Посыпались и овощные совхозы. Землю раздали людям, люди сдали фермерам. А что фермеры? Купил два комбайна – и шурует, – вздыхает Николай Боюшенков. – В производстве зерна всё полностью механизировано, технология отлажена. А в овощеводстве? Практически всё – ручной труд. Тот же томат: его есть смысл убирать комбайном, только если консервный завод будет работать…

Крупные хозяйства ушли от овощей открытого грунта, главными производителями огурцов и помидоров стали подсобные хозяйства, теплицы.

– Мы производили в основном семена овощей для открытого грунта, – говорит Вячеслав Соснов. – Тысячи гектаров были ими заняты. После перестройки семеноводство сдвинулось в сторону теплиц, потребность в семенах для открытого грунта исчезла. Семена, которые были произведены в ОПХ, лежали на складе по пять-семь лет, а потом эти семена, потерявшие всхожесть, грузили на лафет и вывозили на свалку… Сколько их выбросили прямо на свалку!..

Постепенно всё в хозяйстве пришло в негодность. Парк техники не обновлялся с 1990-х годов, через крышу морозильной камеры проросли деревья.

Возродится ли когда-нибудь Бирючекутская станция?

В 1970-е годы в организации работало 18 научных сотрудников и 26 лаборантов, а среднесписочный состав работников достигал 280 человек. Сегодня сохранением селекционных достижений Бирючекутки занимаются всего четыре научных сотрудника, один из них – Вячеслав Соснов, единственный человек, оставшийся из старой гвардии.

Впрочем, даже эта могучая кучка из четырёх человек ещё ухитряется двигать науку вперёд. Ежегодно Бирючекутская станция проводит испытания сортов, полученных от головного предприятия – Федерального научного центра овощеводства, которым руководит Алексей Солдатенко. Создают в Новочеркасске и собственные сорта. В прошлом году, например, Госсорткомиссия зарегистрировала новый редис сорта Ромео – новинка учёного Ирины Тимошенко.

– Редис красивый, сладкий, очень крупный – и, несмотря на свой размер, не имеет внутри пустот и трещин. На мой взгляд, замечательный сорт, но мы не знаем, как на него отреагирует рынок, – говорит директор Бирючекутской станции Александр Рубцов. – Может быть, хозяйка увидит на прилавке Ромео – и побоится его взять, ожидая пустот внутри. И ведь каждую редиску не разрежешь, чтобы переубедить человека.

Популяризацию донских сортов овощей Бирючекутская станция пока проводит по типу «промоакций»: возьми бесплатно образцы семян, заложи у себя в хозяйстве опыты и, если результат устроит, покупай уже в промышленном объёме.

Мы развиваем семеноводство дыни, тыквы, редиса, лука, моркови. Будем делать ставку на те культуры, которые можно убрать комбайном. Да, так вышло, что семеноводство овощных культур было потеряно на несколько лет, но сейчас Бирючекутская станция ищет выход из этой ситуации и готова предоставлять семена наиболее перспективных сортов. Хотите – пробуйте, партию семян дадим. Если нужно научное сопровож­дение – обеспечим. Мы готовы под заказ проводить размножение суперэлиты и элиты, переоборудовали технику под возделывание овощного гороха, договариваемся с партнёрами об организации орошения... Мы восстанавливаем коллекцию сортов и будем выходить на рынок, – говорит Александр Рубцов.

Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 28 от 08.07.2020 под заголовком: «Нам повезло – мы застали расцвет!»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров