Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Аэродромы Минобороны на юге России отошли КФХ из Егорлыкского района

вт, 01.11.2016 13:09

Чем ближе пашни к базе, тем удобнее работать. С этим согласится, наверное, любой фермер. Но представьте себе, что одна семья из Ростовской области взяла в пользование участки, между которыми от 70 до 300 километров. Мотаться главе КФХ придётся от ростовского Пролетарска до станицы Новоминской в Краснодарском крае.

В чём же смысл такого земельного разброса? Как ни странно, в невиданной щедрости Министерства обороны: ведомство отдало в одни руки сразу пять участков – своих полевых аэродромов.

Аэродром раз

Тему неиспользуемых земель Минобороны мы упоминали в публикации «Запасной аэродром» (№ 25 от 31 августа 2016 года). Редакция получила письмо от жителей посёлка Целина. Люди жаловались, что неизвестный фермер распахал военный аэродром, который несколько десятилетий использовался ими как пастбище и, по сути, был единственным на несколько хуторов местом для выгула скота. Пасти животных стало негде.

Под дискаторы новоиспечённого хозяина попало почти 340 гектаров. Возмущены этим фактом были не только сельские животноводы, но и районная администрация, которая в течение нескольких лет обращалась к Министерству обороны (владельцу участка) с просьбой передать пастбище муниципалитету – для нужд местного населения. Ведомство долго отказывало, а в июле 2016 года, не ставя в известность районных чиновников, вдруг передало участок в безвозмездное пользование главе КФХ Альбине Осиповой из станицы Егорлыкской.

Замглавы Целинского района Александр Чиканов, комментируя эту ситуацию, посчитал, что передача земли была сделана «с нарушением существующих законов Российской Федерации».

Прошло полтора месяца. В Целине всё по-прежнему. А тем временем в «Крестьянин» пришло ещё два обращения. Сначала про Альбину Осипову написали из Пролетарска, потом – из Каневского района Кубани. В обоих случаях на полевые аэродромы претендовали другие фермеры, но единственным законным пользователем этих земель была назначена Альбина Андраниковна.

Аэродром два

Участок, который несколько лет обрабатывал Сергей Вареца, одним взглядом не охватишь. От горизонта до горизонта тянется одно сплошное поле; 575 гектаров – таким огромным аэродромом владеет Минобо-роны в станице Новоминской.

На эту землю Сергей Александрович зашёл в 2012 году. К тому моменту отпраздновало трёхлетие его собственное КФХ. Работал фермер на небольшом участке, граничащем с военным аэродромом. Взлётное поле никто как следует не обрабатывал – в результате всё заросло сорняком, который так и норовил залезть на соседние угодья.

– Я выяснил, что управляет этой землёй департамент имущественных отношений Минобороны России. Записался на приём к его начальнику, приехал в Ростов-на-Дону, – вспоминает Вареца. – Руководил в то время Олег Викторович Совершенный. Я ему всё объяснил и попросил: либо уберите сорняк, либо отдайте эту землю мне в аренду. Он ответил, что сам распоряжаться имуществом Минобороны не может и должен решить этот вопрос через Москву. Попросил приехать через неделю.

Следующая встреча была безрезультатна. Глава департамента объяснял, что на аэродроме планируются учения, будут скидывать десантников и танки – в общем, об аренде пока думать нечего.

– В целом же договор был такой: коль уж вы там рядом живёте – наводите порядок, а к осени мы что-нибудь придумаем и сделаем официальную бумагу, – говорит Сергей Александрович.

Весной фермер начал активную работу: выкорчевал сорняки, покосил траву на взлётной полосе (за что даже благодарственное письмо Минобороны получил), а заодно посеял подсолнух и кукурузу примерно на 200 гектаров. Осенью 2013 года собрал первый урожай.

      Также по теме:

В департаменте Сергея Александровича кормили завтраками, обещая как можно скорее составить договор. Потом сменился министр обороны. Потом стали меняться его подчинённые...

– В 2014 году приехали два контролёра из Минобороны, послушали мои объяснения и заявили, что Олег Совершенный в этой должности давно уже не работает и его письмо – разрешение на санитарные работы – юридического веса не имеет. На следующий день мы с кумом поехали в Ростов – «сдаваться».

Наказывать фермера, как выяснилось, никто не спешил. В департаменте кубанцев встретил некий Валерий Малюков (по словам Вареца, контролёр из Москвы, «мужчина приятный, честный, добросовестный»). Он внимательно выслушал фермера, посетовал, что много такой земли в России – используемой втихую, сказал, что всё нужно оформить как полагается, и пообещал «приделать ноги» письмам, что Вареца отправлял в Москву.

Вскоре господин Малюков был отправлен на повышение. А у Вареца земля так и осталась в подвешенном состоянии. Несколько следующих лет фермер кропотливо собирал доказательства своего присутствия на этих участках: платил штраф, предъявленный военными за неосновательное обогащение, снимал копии с писем в Министерство обороны, собирал полученные ответы – что аэродром всё ещё «не спланирован к использованию».

– В июле 2016 года с разницей в неделю я получил два письма. В одном из них сообщалось, что участок использовать не планируют, во втором – что он уже передан другому человеку.

Аэродром три

Такая же весть от Министерства обороны пришла фермеру из Ростовской области Олег Хорунженко.

Олег Михайлович в 1991 году первым в Пролетарском районе открыл собственное фермерское хозяйство и тогда же взял в аренду у местной воинской части участок в 200 гектаров земли. В 2009 году к нему добавился второй – в 450 гектаров.

– Сначала это были земли подсобного хозяйства воинской части, – говорит Хорунженко. – Мы заключили договор, я их снабжал молоком, отдавал зерно. Так продолжалось до 2009 года. Потом в войсковой части сменился руководитель. Новый командир объяснил, что не может сдать в аренду 200 гектаров, поскольку они переданы в ведение Министерства обороны. И предложил взамен 450 гектаров. Планировалось, что я буду обрабатывать его вплоть до 2013 года, но в 2010 году и второй участок был передан Министерству обороны.

Впрочем, Хорунженко продолжал пользоваться обоими участками. «Военные» 650 гектаров составляли 85% земли, что обрабатывал фермер. За неимение правоустанавливающих документов Олега Михайловича штрафовали, после оплаты штрафов фермер снова возвращался пахать, сеять и молотить. 

Периодически на поле приезжали «гонцы», предлагая Хорунженко заплатить по 10 тысяч рублей с гектара и «работать спокойно». Олег Михайлович, в свою очередь, требовал бумагу, подтверждающую, что он возделывает землю на законных основаниях. Никаких документов фермеру давать не собирались.

– Договор аренды между Олегом Хорунженко и Минобороны по закону никак не мог быть заключён, – говорит юрист Александр Вертянов, который сейчас поддерживает фермера в суде. – Министерству обороны запрещено сдавать своё имущество в аренду и получать с этого доход. Эта структура живёт только за счёт тех денег, что выделяет ей государство.

Впрочем, запрет на аренду вовсе не означал, что Минобороны должно было сидеть на заброшенных аэродромах как собака на сене. Для того, чтобы плодородные земли не простаивали, правительство ещё десять лет назад приняло постановление № 176 (от 31 марта 2006 года). Этот документ наделил Минобороны правом отдавать участки из земель «для нужд обороны и безопасности» физическим и юридическим лицам. Причём бесплатно и без торгов.

Кто первый встал, тот первый сдал

Если бы законы РФ исполнялись в том виде, в котором они записаны, и Хорунженко, и Вареца уже бы десять раз получили эти участки.

Согласно постановлению, «оборонные» земли можно использовать тремя способами: для сельского хозяйства, для лесного хозяйства или для охотохозяйственной деятельности. Чтобы получить участок, гражданин должен подать заявление в уполномоченный орган Минобороны и ждать ответа. Министерству даётся всего две недели, чтобы одобрить заявку или отказать в ней. Причём отказать Министерство может только при одном условии – когда «заявленная цель использования участка не соответствует земельному законодательству РФ и разрешённому использованию».

Ничто не мешало Мин-обороны ответить Хорунженко и Вареца согласием – ведь за этих фермеров в своё время просили и регио­нальные министерства сельского хозяйства, и местные АККОРы. Но землю зачем-то придерживали.

Чиновники, ответственные за имущественные отношения военного ведомства, и не отказывали в заявке (поскольку не было на то законных оснований), но и не одобряли её. 

Ответы приходили невнятные: то Минобороны писало, что не собирается сдавать участки, то обещало проинформировать позже, то сообщало, что готовится к торгам на право аренды. (Хотя никаких торгов на аренду постановлением № 176 не предусмотрено.)

В общем, аэродромы были неприкасаемыми в течение нескольких лет – до июня 2016 года. А дальше произошло чудо.
14 июня 2016 года Минобороны вывесило на своём сайте перечень участков, которые собирается отдать. Спустя несколько часов на имя директора департамента имущественных отношений Минобороны Д.А. Куракина поступило обращение от гражданки А.А. Осиповой. Фермер просила отдать участки ей.

Министерство обороны, сославшись на то, что Осипова «подала заявку ранее других», тут же их отдало. 

Двух фермеров, а также администрации Целинского района, в течение нескольких лет бомбивших Минобороны письмами, вроде как и не существовало.
8 июля 2016 года между Министерством обороны и Альбиной Андраниковной Осиповой был заключён договор безвозмездного пользования пятью участками. В руки фермеру перешли участки в Целинском, Пролетарском, Каневском и Староминском районах. Общая площадь земель – 1 676 гектаров, расстояние между участками – до 300 километров.

Очевидно, что гонять сельхозтехнику на такое расстояние никто не будет. Это понимала и сама Альбина Андраниковна. Поэтому, получив участки, она стала заключать с местными сельхозпроизводителями «договора на оказание услуг» – пахать, сеять, собирать урожай.

Земля, которую возделывал Олег Хорунженко, например, оказалась в обработке у фермера Владимира Егурнева. Мы поинтересовались подробностями договора у самого Владимира Ивановича.

– По закону в субаренду эту землю сдавать нельзя, – объяснил фермер. – Мы с Осиповой заключили договор, по которому они несут все затраты и платят мне деньги за выполнение работ. Культивацию провёл – 300 рублей за гектар, вспахал – тысяча рублей гектар, это я говорю без топлива. Моя задача – довести дело до уборки. Весной скажут – заходи, зайду и на уборку. В этом году в среднем в районе платили до двух тысяч за гектар уборочной площади. Сколько смогу – уберу. Может, они и свои комбайны пригонят. У меня своей земли для обработки мало, а техника есть, поэтому я согласился на такой договор.

«Никто раньше нас не писал»

Егурнев не зря сказал: «Они несут все затраты». Речь идёт не только об Альбине Андраниковне, но и о её муже – Эдуарде Осипове, главе сельскохозяйственного ООО «Захарос».

Эдуард Захарович, в принципе, зарекомендовал себя как неплохой фермер – по крайней мере, в Ростовской АККОР никто о нём ничего крамольного не знает. Хотя, конечно, более известен отец Эдуарда – Захар Татикеевич Осипов, бывший председатель колхоза «Рассвет» в Егорлыкском районе, заслуженный работник сельского хозяйства РСФСР, обладатель двух Орденов Ленина, Ордена Октябрьской революции, Ордена Трудового Красного знамени и других наград.

Мы не стали гадать, зачем членам действующего ООО понадобилось открывать КФХ и брать на него земли Минобороны, и решили, что на эти вопросы должен ответить сам глава хозяйства. Разговор получился вот каким.

– Эдуард Захарович, ваше ООО «Захарос» ещё существует?

– Конечно.

– Зачем тогда вам понадобилось открывать КФХ на жену? Ведь вы могли взять земли Минобороны и на ООО...

– КФХ было создано в связи с тем, что ООО проходит много проверок и на него как на юридическое лицо накладываются большие штрафы. Я устал от проверок. Все проверяют и все выписывают штрафы. Там, где на ИП возлагают штраф 2-3 тысячи, меня штрафуют на 20-30 тысяч. ООО со временем я буду закрывать, но сейчас этого сделать не могу, потому что на нём висит два кредита.

– Как вам удалось получить в пользование сразу пять участков? Ведь на них – взять хотя бы Пролетарск – были и другие желающие.

– Хорунженко много лет пользовался этим участком незаконно, платил небольшие гроши, когда его наказывали, – и всё на этом. Правительство приняло закон – передать участки в безвозмездное пользование. Мы, естественно, закон читали, интересовались этими землями неоднократно, подали везде заявления – на все земельные участки, которые были... И которые есть. И на другие подадим, которые могут быть выставлены на передачу.

– С землями в Целине всё понятно – они находятся недалеко от вашего хозяйства. Но зачем вам нужны участки в Пролетарске, на Кубани?

– А какая разница – Целина или Краснодар?

– Но ведь вы же не сможете физически гонять туда тракторы.

– Всё мы сможем, всё в наших руках.

– Зачем тогда вы нанимаете посторонних лиц обрабатывать эту землю?

– Что-то не успеваем, поэтому наняли. Пусть работают. Мы занимаемся другой землёй – у нас есть ещё и арендованная, и своя собственная.

– Участки, которые вы получили, раньше обрабатывали другие люди, они также подавали заявки в Минобороны. Вы понимаете, что все они могут пойти в суд?

– Я хочу сказать – насчёт людей, которые землю обрабатывали – Министерство обороны категорически против этих людей. Сколько за ними не гонялись, они Министерству обороны ничего не платили. Все их оплаты земли – штрафы, которые выписали правоохранительные органы.

– Но вы-то сейчас тоже Министерству обороны ничего не будете платить – пользование безвозмездное.

– Поймите меня правильно, у меня есть договор. У меня по закону всё. А они работали без договора, под чёрным флагом. А министерству было не до этого – кто там сколько убрал... Не могли контролировать это и с годами убедились в том, что эти участки нужно передать тем, кто будет на них работать. Тем, кто сидел на этих участках, естественно, землю никто не отдаст.

– Вам кто-то так сказал?

– Поверьте, здесь не надо много думать, чтобы это понять.

– Но ведь были и другие хозяйства, которые не обрабатывали эту землю, но пытались её получить. И они тоже писали в Минобороны, причём раньше вас.

– Да не раньше нас они писали! Не раньше нас писали. Никто раньше нас не писал, поверьте.

Взлётная полоса для своего человека

Дальше всех в попытках вернуть землю пока дошёл Олег Хорунженко. Фермер подал иск в Арбитражный суд Москвы с требованием признать незаконным решение передать участки А.А. Осиповой и предоставить земли в Пролетарском районе в пользование ему самому.

Состоялось два заседания. На первое Минобороны прислало представителя, который не смог показать ни единого документа; на второе вообще никто со стороны ответчика не явился.

Юристы и фермеры сходятся во мнении, что проблема не столько в действующем договоре (он заключён на 11 месяцев, то есть через год вся эта катавасия повторится), сколько в самом постановлении правительства № 176. Они считают, что этот законодательный акт должен быть пересмотрен.

Механизм предоставления участка «тому, кто первый» – непрозрачный и, выражаясь чиновничьим языком, коррупционногенный. Во-первых, никто не может проконтролировать, какая заявка на самом деле поступила в ведомство раньше других: здесь нам остаётся только верить на слово главе департамента Куракину, который перечисляет номера входящих писем. Во-вторых, не исключена возможность дать взятку кому-то из уполномоченных чиновников, чтобы тот вовремя маякнул: «Смотри, завтра появится перечень участков». И тогда угодья достанутся не тому, кто дольше работает, лучше обеспечен техникой или ближе живёт, а совершенно далёким от сельского или лесного хозяйства людям. Причём о счастливом обладателе земли никто может даже не узнать: договор, заключённый на 11 месяцев, можно не регистрировать в Росреестре, следовательно, в выписке никаких землепользователей значиться не будет.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 44 от 02.11.2016 под заголовком: «Не взлетим, так попользуем»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров