Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Съели просо без спроса: в Октябрьском районе не решается конфликт между фермерами из-за потравы посевов

+1
+1
-1
Автор: Inga
вт, 05.11.2019 13:55

Вот уже два месяца Борис Островский не может добиться справедливости. 27 августа он при свидетелях застал на своём поле отару овец с пастушкой. Но до сих пор попытки привлечь собственника животных к ответственности не увенчались успехом.

Акт есть, действий нет

Борис Александрович жадно пьёт воду: разговор о конфликте с Аликом Саруханяном, по его словам, вызывает у него стресс и повышение уровня сахара в крови. Бывший агроном колхоза «Ленинский путь» фермерствует с 2000 года. Начинал с 30 га земли, постепенно увеличил до 300 га. Выращивает подсолнечник, кукурузу, пшеницу, ячмень. 

В июне этого года он посеял просо, чтобы заготовить корм для своих домашних животных – птицы и коров. Обычно в среднем он собирает 20-24 ц/га, но в этом году остался совсем без урожая.

– Я приехал на поле со своим механизатором и увидел отару овец, их было не меньше сотни голов, поедали просо. Там была пастушка Таня. Я спросил, кто её сюда направил. Она сказала: Аня, жена Алика. Саруханян – единственный крупный животновод в округе, он уже не первый раз выпасает животных на моих полях, – рассказал Борис Островский.

Фермер вспоминает, что пытался решить вопрос с Аликом лично, приехал к нему и попросил прекратить пасти животных на его полях. Но тот якобы и слушать не стал, затолкал его в машину и сказал уезжать подобру-поздорову.

В тот же день Островский написал заявление главе администрации Краснокутского сельского поселения Огневу с просьбой принять меры в отношении А.У. Саруханяна.
Администрация сельского поселения направила на поле специалиста. Овец они уже не застали, но составили акт о потраве. Однако Островский отказался его подписывать, потому что считал: там была неправильно указана площадь повреждения – 20 соток. 

Ферма, существование которой Алик Саруханян отрицает

По его мнению, овцы паслись не один день и уничтожили всё поле. Он обратился в районную администрацию. Новая комиссия, в составе которой был главный агроном района, составила другой акт, в нём указана площадь повреждения поля в результате выпаса скота 10,3 га. «На двух участках уборка проса не представляется возможной», – сказано в документе.

Несмотря на то что факт потравы был официально признан, никаких мер в отношении владельца животных никто не принял. И, по словам фермера, Саруханян продолжает пасти животных без спроса на его полях, по стерне. Фермер обращался к участковому Илье Тынде, но тот отказался принять заявление, потому что не занимается такими вопросами, и отправил пострадавшего в администрацию или в суд. На обращение Островского прокурору области и прокурору района от 16 октября ответ пока не пришёл.

Погоня без стрельбы

Мы едем с Островским на поле и по дороге обсуждаем новости из Орловского района, где в результате конфликта за земли для выпаса скота в перестрелке погибли пять человек. Борис проникся чужой трагедией: затяжные нерешённые споры, по его мнению, неизбежно приводят к кровавой развязке. Именно поэтому он и обратился в газету, надеясь, что огласка защитит его от бюрократического бездействия и произвола со стороны обидчика.

Поле уже начало зарастать сорняком, но кое-где на земле ещё видны следы копыт, местами попадаются редкие хилые растения проса с повреждённой верхушкой. Убирать здесь действительно нечего. Я делаю несколько фотографий, после чего мы едем к Алику Саруханяну.

Алик был занят на стройке, но вышел пообщаться с корреспондентом вместе со своим сыном. Разговор, впрочем, сразу не заладился: он говорил очень энергично, даже агрессивно, с матом, и заявил, что никаких животных у него в помине нет, требовал показать ему то просо на поле. В конце концов просто затеял перепалку с Островским и даже замахнулся на него кулаком.

Я убедилась в том, что вести конструктивный диалог с этим человеком не получается, и предложила поехать в администрацию. Кому ещё как не им выступать арбитром. 

Тем более что донской министр сельского хозяйства Константин Рачаловский на форуме «Донской фермер» чётко сказал: «Ответственность за наведение порядка в вопросах потравы посевов должна быть на уровне поселения: глава, муниципальный земельный контроль не должны спать и должны реагировать на каждый случай, и каждый случай доводить до суда и возмещения ущерба».

По пути я сфотографировала ферму Саруханяна. Механизатор Мурат как раз заезжал на неё на тракторе и подтвердил, что ферма принадлежит Алику и там содержатся животные – КРС, бараны, лошади.

Этот мой шаг не остался незамеченным: дальнейшая поездка превратилась в сцену из боевика. Алик погнался за нами на своём огромном белом Fiat, сигналил, требуя остановиться, затем обогнал и блокировал автомобиль Островского, прижав к обочине. Он вышел из машины, ввалился внутрь салона через водительское окно и стал громко спрашивать, зачем я фотографировала ферму, вновь требовал, чтобы я показала ему погибшее просо. Ехать с ним на поле я отказалась, так что Саруханяну пришлось вернуться за руль своего Fiat. 

Напоследок он не удержался, чтобы снова весьма нелестно высказаться в адрес Островского.

«Принесите мне доказательства»

Глава сельской администрации принял нас в своём кабинете. На протяжении всего разговора он не отрываясь подписывал кипу документов. Трудно было понять, действительно ли он настолько занят срочной работой или просто демонстрирует пренебрежение. Интервью из-за этого вышло достаточно сухим.

– Какие меры приняла администрация для урегулирования конфликта?

– Специалисты выехали на место, составили акт обследования, выявили потраву, но у нас нет доказательства, что скотина принадлежит Саруханяну. От подписания акта он отказался.

– А сколько всего зарегистрировано владельцев животных на близлежащей территории?

– Одно юрлицо – Саруханян и ещё население, ЛПХ.

– Что вы предпринимали, чтобы установить собственника?

– Спросили Саруханяна и население, но все отказались признать, что это их овцы потравили посевы.

– Я только что общалась с Аликом, разговор был на повышенных тонах. Считаете ли вы, что сделали достаточно для того, чтобы предотвратить усиление конфликта и рукоприкладство?

– По нашим полномочиям мы приняли все возможные меры. Провели беседу с Саруханяном, разъяснили ему правила содержания животных, предупредили об ответственности.

Была ли действительно эта беседа, установить трудно. Примечательно, что глава не смог назвать навскидку, какая ответственность за нарушение правил содержания животных предусмотрена. Как же он, интересно, предупреждал Саруханяна об этой ответственности? Спустя несколько минут его заместитель Алла Полоненко принесла распечатку из областного закона об административных нарушениях, из которого вычитала, что наказание может быть в виде предупреждения или административного штрафа в размере от 1 000 до 5 000 рублей на юрлицо и от 500 до 1 500 рублей на физлицо. При этом она подчеркнула, что решение о привлечении к ответственности принимают не они, а административная комиссия из района, и что прежде всего необходимо установить собственника животных.

Но как это сделать, они, мол, не знают, разводят руками. На вопрос, как действовать фермеру в подобных ситуациях, чтобы виновный был наказан, Владимир Огнев, подумав, предложил принести два свидетельских показания в письменном виде, а на будущее посоветовал фиксировать всё на фото или видео. Также фермеру предложили обратиться в суд для взыскания материального ущерба.

Надеемся, что глава поселения всё же воспримет слова министра сельского хозяйства как руководство к действию и поможет привлечь владельца животных к ответственности.

Октябрьский р-н, 
Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 44 от 30.10.2019 под заголовком: «Съели просо без спроса»
+1
+1
-1
Автор: Inga
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя шпицвег
+1
0
-1

В моей практике был подобный случай лет 8 назад.. Судился получил возмещение.

Порядок действий-

Скот задерживается на месте потравы до момента установления хозяина.

Потом составляется Акт совместно с гл агрономом района, специалистом сельск администрации.

Акт подается на административную комиссию.

Параллельно нанимается оценщик, который составляет оценку ущерба.

Нанимается адвокат, который составляет заявление, прикладывает оценку ущерба , акт обследования комиссией, и результат заседания административной комиссии(если таковой уже есть).

Дальше суд, результат непредсказуем, мне можно сказать повезло, т.к. ответчик не явился на поле для комиссионного обследования, хотя был извещен, пожтому не смог возражать по размеру потравы.

Вот такой тернистый путь.

А слова Рачаловского, не более чем слова... слова к делу не пришьешь

Инга, вы сами то поняли, что начинать решать эту проблему нужно с законодательства.

Там статья за потравы еще какого то 57 года по моему. Законодательства ноль.    Правила дорожного движения есть, и контроль за их соблюдением есть, а правил пастьбы скота нет, как и их соблюдения.  Вся проблема в бездействии областного зак собрания. 

Мой совет коллеге- не надеяться на чиновников, а обнести критичные по потравам поля элетропастухом.

У нас практикуют пруты пластиковую арматуру  и забивают эти пруты в землю используя для забивки вставку этих прутов в металлическую трубку, натягивают проволоку, 

А вы Инга возьмите интервью в заксобрании у депутатов когда будет законодательство о потравах, возмещении ущерба, обязанности участковых и администраций поселений.

Наверняка еще скот не биркованный был, как тут владельца определить, веислужба тоже не работает, и у всех свои причины и отговорки бездействия.

 

Новости партнёров