Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Нет КФХ - нет земли

вт, 04.12.2018 11:38

Нарастив молочное стадо до 70 с лишним голов, животновод узнал, что остался без земли

Крепко обидела Кибадуллу Пашаева администрация Кутейниковского сельского поселения! Отдала пастбища, примыкающие к его подворью, местным казакам. А когда животновод попросил выделить землю и ему тоже, ответила: у вас есть 160 га паевой пашни – вот на неё и гоняйте свою скотину. «Человека для них не существует!» – возмущается владелец ЛПХ. «Действуем по закону», – говорят в администрации района.

Земли нет, берите грант

Кибадулла Пашаев – бывший ветврач. С 1984 года работал в колхозе «Харьковский», в 1995-м, когда предприятие развалилось, на 15 лет окунулся в фермерство, занимался растениеводством, но прибыли дело не приносило. Восемь лет назад, выйдя на пенсию, закрыл КФХ и сосредоточил силы на личном подсобном хозяйстве: разведении дойных коров и мелкого рогатого скота.

Из семерых детей Кибадуллы Рамазановича пятеро уехали получать высшее образование и в родной хутор Трудовой не вернулись. Под отцовским кровом осталось двое сыновей, инвалидов детства («Работать не могут, но по хозяйству помогают»).

Супруги Пашаевы с детьми живут в хуторе практически в одиночестве. Уже в 1980-е годы их соседями были одни пенсионеры. Кибадулла Рамазанович покупал у них дома – для сыновей. Сегодня эти дворы семья приспособила под базы.

– Мы единственные в Кутейниковском сельском поселении сдаём молоко государству – ежемесячно до шести тонн молока, – говорит Кибадулла Пашаев. – В районе 70% скота ликвидировали. Люди держат по одной-две коровы, только для себя. Невыгодно молоко производить – летом сдавали по 15 рублей. 
Кибадулла Пашаев рассудил, что если заведёт высокоудойный скот, рентабельность производства вырастет. К тому же один из сыновей загорелся идеей открыть КФХ. Семья взяла кредит в Россельхозбанке, купила у племзавода в Орловском районе 24 нетели красно-степной породы. Численность КРС в хозяйстве выросла до 74 голов.

– С племенным скотом мы собирались выйти на 10 тонн молока в месяц. Я один сдавал бы молока, как полрайона, – говорит Пашаев. – Но теперь, видимо, скот придётся вырезать. 

«Животноводство – дело тяжёлое. Встаём в три ночи, чтобы к шести утра отправить молоко»

Пасти его негде.

До недавних пор Пашаев выгонял стадо на целину вокруг хутора. Знал, что земли госсобственности, но в аренде администрация отказала два года назад – и больше животновод не обращался. С пастбища его никто не выгонял – вот и пас, пока в начале сентября не появились казаки во главе с атаманом хуторского казачьего общества «Харьковское» Николаем Мусиченко. Казаки сообщили, что получили участок в аренду на длительный срок, будут заниматься сельхозпроизводством и чужого скота на этих землях им не надо.

– Я говорю: «Как так? Мы здесь 40 лет живём, этой целиной пользуемся! Вы землю арендовали, а нам как быть?» – «Ищите себе другое место», – вспоминает Пашаев.

Письма в администрации поселения и района ничем не помогли. Чиновники ответили, что участок предоставлен в аренду ХКО «Харьковское», и никаких других участков не предложили. Зато дали две ценные рекомендации: использовать собственные 160 га, которые Пашаев сейчас сдаёт в аренду фермеру, а также обратиться за получением гранта на развитие КФХ.

– Что они мне написали! Такие отписки сделали, как будто человека для них не существует! – возмутился Пашаев. – Предлагают на пашню гонять скот, на участки по 20, по 40 гектаров – за семь километ­ров. Или грант взять. Я спрашиваю: какой грант может быть, если у меня землю забрали? Для чего мне эти деньги, если коров придётся порезать!

Физлицам рассчитывать не на что

В администрации района утверждают, что действовали строго по закону: на то, чтобы выделять казакам землю без торгов, есть распоряжение губернатора Ростовской области, а физические лица землю госсобственности арендовать не могут.

– У Кибадуллы Пашаева крестьянско-фермерское хозяйство не открыто. По областному закону мы ему можем предоставить для ведения ЛПХ участок площадью не более 1 га, – 
рассказал замглавы администрации Зимовниковского района по сельскому хозяйству Сергей Парахин.

Сергей Александрович Парахин, бывший замминистра природных ресурсов Ростовской области, в администрации Зимовниковского района начал работать только в августе, так что история с передачей земли «Харьковскому» состоялась без его участия. Но, говорит, если бы ему предстояло решить судьбу участка (а там 136,5 га), то он сначала бы посмотрел, стоит ли отдавать землю казакам целиком или разделить между ними и Пашаевым, например.

– Первое, с чем я столкнулся, когда начал здесь работать – с жалобами жителей одного из хуторов, что фермеру отдали под распашку общественное пастбище. Я собрал совещание и сказал: имущество, которое находится в собственности района, не должно пустовать, но на аукцион его нужно выставлять не в ущерб местному населению, – сказал Парахин.

В хуторе Харьковском, к которому примыкает Трудовой, по словам Сергея Александровича, «общественная земля» как раз имеется – 168,2 га. Находится она в аренде у простого товарищества, в которое до недавних пор входил и сам Пашаев. Но в июле он из этого союза вышел, поскольку товарищество приняло условие, что каждый гражданин имеет право на выпас не более 10 голов КРС.

– А Пашаев держит под 80 голов скотины и больше 50 голов овец. И не платит ни копейки налога за предпринимательскую деятельность, – сказал Парахин.

Без образования КФХ шансов получить землю у животновода нет, объяснил чиновник.

– Даже если я смогу убедить казаков отказаться от участка, дальше участок всё равно нужно выставлять на аукцион. Участвовать в нём смогут только юридические лица. И победит тот, кто предложит большую арендную плату. Я всё это объяснял Пашаеву, – говорит Сергей Парахин. – Он был готов открыть КФХ... Но казаки от участка ещё не отказались...

Не платишь – поплатишься

Казаки, судя по всему, от муниципального участка, который практически окружает хутор Трудовой, отказываться не будут. И даже наоборот: считают, что правильно сделали, забрав его в аренду.

С атаманом ХКО «Харьковское» Николаем Мусиченко связаться не удалось, за него ситуацию прокомментировал Валерий Нестеренко, атаман СКО «Кутейниковское», куда входит ХКО «Харьковское».

– Есть у нас граждане, которые под видом личных хозяйств держат и сто, и двести голов, не оформляют КФХ, не хотят платить налоги, – заявил Валерий Михайлович. – Мы давно с этим боремся, но всё бесполезно: ни прокуратура, ни администрация не могут найти рычаги управления. По двадцать лет пасли скот и ничего не платили. Хорошо приспособились! А теперь, когда земли начали передавать в аренду, чтобы администрация имела хоть какие-то доходы, это им не нравится.

Сергей Парахин также признался, что доходы бюджета были решающим фактором.

– Я понимаю, молочное животноводство – это очень тяжело. Все сейчас о нём говорят, приоритетная отрасль... Но район что с этого имел, кроме красивой цифры – шесть тонн молока? – спрашивает Сергей Александрович. – Регистрировал бы КФХ, платил налоги...

В законе «О личном подсобном хозяйстве» говорится, что реализация сельхозпродукции, произведённой в ЛПХ, не является предпринимательской деятельностью. То есть «личными потребностями» в молоке, мясе, овощах подсобное хозяйство может не ограничиваться и спокойно сбывать продукт на сторону. Поэтому рычагов воздействия на ЛПХ действительно нет: не захочет оформлять юрлицо – и не оформит.

Возможно, помогли бы предельные размеры ЛПХ: держишь больше 10 голов – сокращай поголовье или оформляйся. Такой законопроект давно обсуждается в правительстве, но всё никак не дойдёт до логического завершения. И вместо того чтобы унифицировать подсобные хозяйства, государство просто закрывает для ЛПХ двери в экономику: им не дают льготные кредиты, не субсидируют покупку племенного скота, отказывают в торгах на муниципальную землю, а угодья, на которых население привыкло пасти скот, продают с торгов. 

Население должно привыкнуть к мысли, что животноводство – это бизнес, а не образ жизни.

В прошлом году глава департамента животноводства Минсельхоза РФ Харон Амерханов завил, что личные подсобные хозяйства перестанут существовать в России через 15-20 лет.

До тех пор, судя по всему, закон о ЛПХ останется неизменным.

х. Трудовой, Зимовниковский р-н, 
Ростовская обл.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 49 от 05.12.2018 под заголовком: «Личное неправоспособное хозяйство»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров