Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Почему власть приказывает убивать животных в зоне карантина и не компенсирует ущерб? Разбираем на примере «Птицефабрики Маркинской»

чт, 20.02.2020 17:38

Из-за вспышки птичьего гриппа «Птицефабрика Маркинская», по её подсчётам, потеряла свыше 63 миллиона рублей. Сюда вошли и вынужденный убой птицы, и уничтоженные яйца. Руководство предприятия предполагало, что убытки возместит правительство Ростовской области – как, например, выплачивают стоимость изъятых свиней при вспышках АЧС. Но получить деньги не удалось даже по суду: оказалось, уничтожение птицы «не так оформили».  

 

Как «Маркинская» стала карантинной зоной 

В начале апреля 2017 года в трёх птичниках «Птицефабрики Маркинской» случился «сверхнормативный падёж».

Руководство предприятия сообщило об этом ЧП государственному ветинспектору. 13 апреля ветврачи отобрали сыровотку крови здоровых птиц, а также патматериал от погибшего поголовья и направили пробы в Ростовскую областную ветеринарную лабораторию. 17 апреля лаборатория установила, что причина падежа – грипп птиц.

В тот же день в Октябрьском районе была собрана комиссия по ликвидации ЧС. И.о. начальника управления ветеринарии Ростовской области, который вошёл в неё, издал распоряжение, в котором говорилось, что руководство птицефабрики должно убить всю птицу бескровным способом, а трупы сжечь вместе с другой продукцией.

На «Маркинской» действовали быстро. В тот же день началась подготовка к ликвидации очага опасной болезни. Руководству предприятия пришлось уничтожить 235 тысяч голов птицы, 1,3 млн яиц и почти 830 кг жидкого яичного сырья для меланжа. Всё это – под надзором госветслужбы в течение пяти дней.

После того, как очаг гриппа был ликвидирован, предприятие обратилось к правительству Ростовской области с просьбой о компенсации ущерба.

Но в компенсации птицефабрике отказали.

 

Почему отказали в выплате?

Ответ на этот вопрос Agrobook.ru искал в решении Арбитражного суда Ростовской области, законность которого на днях подтвердила и апелляционная инстанция.

Суд согласился с тем, что по закону «О ветеринарии» при ликвидации очагов особо опасных болезней животные и (или) продукты животноводства могут быть изъяты у собственника, при этом собственнику выплачивается компенсация за счёт регионального бюджета.

Изымать или не изымать животных, отчуждать или не отчуждать продукцию животноводства, по закону решает территориальный орган Россельхознадзора. Схема строится следующим образом:

__________________________________________

Начальник управления ветеринарии субъекта РФ уведомляет о регистрации эпизоотического очага территориальное управление Россельхознадзора =>

=> ТУ Россельхознадзора принимает Решение о необходимости изъятия животных и отчуждения продукции животноводства =>

=> На основании Решения о необходимости изъятия правительство субъекта РФ принимает Решение об организации отчуждения животных и изъятии продукции на территории, где введён карантин =>

=> Согласно Решению об организации отчуждения на карантинной территории создаётся специальная комиссия, которая изымает животных и выдаёт их владельцу акт об отчуждении животных и (или) продукции животноводства =>

=> На основании акта об отчуждении животных владелец может получить компенсацию

__________________________________________

...Когда на «Птицефабрике Маркинской» произошла вспышка птичьего гриппа, начальник управления ветеринарии Ростовской области направил в Управление Россельхознадзора письмо о выявлении очага. Но никаких действий со стороны Россельхознадзора не последовало. Решения об отчуждении продукции Россельхознадзор не принял, и дальнейшее движение по цепочке было прервано.

«Рекомендация соблюдать ветеринарные правила не приравнивается и не заменяет собой необходимость соблюдения всей процедуры порядка изъятия животных и (или) продуктов животноводства», – заключил в своём решении Арбитражный суд Ростовской области. 

Суд также заметил, что птицефабрика «Маркинская» могла «в установленном порядке» обжаловать действия Россельхознадзора, но она этого не сделала. 

 

Суд: изъять можно только живых сельхозживотных

С изъятием птиц выяснилась ещё одна интересная деталь.

Оказывается, «отдать животное на уничтожение ветеринару»  и «уничтожить его самостоятельно под присмотром ветслужбы» – не одно и то же. 

«Действующим законодательством не установлена обязанность выплаты собственнику стоимости павших, а также самостоятельно уничтоженных им животных, – говорится в решении суда. – Выплата собственнику возможна только за тех животных, которые были живы на момент проведения процедуры изъятия». 

Столкнувшись с птичьим гриппом, птицефабрика оказалась фактически заложником законодательства. С одной стороны, есть распоряжение губернатора Ростовской области об установлении карантина, есть приказ госветслужбы об уничтожении поголовья; а с другой стороны, изымать птиц вроде как никто и не собирался.

Арбитражный суд Ростовской области пришёл к выводу, что сам факт установления карантина не означал, что птицы «подлежали изъятию». «Изъятие» должно было подкрепляться соответствующими документами, а раз их нет, то… уничтожении птицы было произведено по собственному решению птицефабрики и компенсация ей не положена.

Вывод

«Птицефабрика Маркинская» требовала у администрации Ростовской области 63,3 млн рублей, а в результате ещё и должна осталась: предприятию предстоит оплачивать судебные издержки, которые составили без малого 400 тысяч рублей.

Единственное, что остаётся животноводам в этом случае, – страховать свои птичники и фермы. Потому что в случае эпизоотии карантин будет установлен наверняка, а с компенсацией – как получится.

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров