Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Полив будет дорогим и скудным: хозяйствам Ростовской области снова придётся экономить воду

чт, 16.04.2020 14:52

В этом году природа ставит донских аграриев перед выбором: либо сокращать клин орошаемых культур, либо рисковать. Приток воды в Цимлянское водохранилище будет рекордно низким, и специалисты беспокоятся, как бы вовсе не пришлось «закручивать вентиль».

Традиционно подача воды в оросительные каналы Ростовской области начинается в последней декаде апреля – начале мая. Времени до поливного сезона осталось немного, а хозяйства до сих пор не знают ни расценок на услуги «Ростовмелиоводхоза», ни объёмов воды, которая им будет предоставлена. Всё потому, что в этом году аномально сухая зима наложилась на собственные проблемы «Ростовмелиоводхоза». Как предстоит жить в новых условиях, аграрии и чиновники обсуждали на совещании в Пролетарском районе.

Обезвоживания не миновать

Цимлянское водохранилище, которое подпитывает донскую мелиорацию, выглядит плохо уже сейчас. Пропуск воды через гидроузел установлен на уровне 180 кубометров в секунду.

– В прошлом году было минимум 250 кубометров в секунду, – заметил зампред донского Заксобрания Вячеслав Василенко, который руководил совещанием.

Зимние осадки были ничтожными, таять нечему, единственный источник воды для Цимлы – впадающие в него реки. Росгидромет прогнозирует, что приток в этом году станет рекордно низким – всего 3 кубокилометра, тогда как нормальный уровень – 13-15 кубокиломет­ров. Даже в прошлом, скупом на осадки году было больше – 5,4 кубокилометра.

Что такое «низкая приточность», сельхозпроизводителям объяснять не нужно. Чем меньше воды в Цимлянском водохранилище, тем выше вероятность сбоев при подаче воды на орошение сельхозкультур. В прошлом году аграрии уже испытали нервное потрясение, когда в июле «Ростовмелиоводхоз» сообщил хозяйствам, что водозабор уменьшен на 30%. Руководители хозяйств хватались за голову: что делать? Оставить треть площадей без полива?

Спасло чудо: в августе пошли дожди, и ситуация с орошением как-то устаканилась.

– Каждый раз, как начинаются проблемы с водой, нас охватывает мандраж, – говорит Алексей Шурыгин, генеральный директор ООО «Нива» из Весёловского района. – У нас самое больное место – чипсовый картофель. Мы сажаем его 20 июня, и он вегетирует в самую жару – август-сентябрь, когда нужно поливать. И в этот момент обычно начинаются перебои... А у нас – серьёзный контракт с заводом, большие объёмы. Не выполнишь план – будут штрафы.

Что будет в этом году с водоснабжением, непонятно. Ежегодно ФГБУ «Управление “Ростовмелиоводхоз”» получает лимит на потребление воды для различных нужд (орошение, коммунальное хозяйство). В этом году учреждению разрешили взять на полив сельхозкультур всего 1,3 кубокилометра воды. В прошлом году на орошение ушло 1,56 кубокилометра.

Вячеслав Василенко посмотрел, как хозяйство реконструировало оросительную систему

– Я не хочу сгущать краски, но, судя по всему, мы будем вынуждены устанавливать для водопотребителей жёсткий лимит, – сказал врио директора «Ростовмелиоводхоза» Дмитрий Берлизов. – Мы разрабатываем подекадный график расхода воды, информация будет доведена до районных сельхозуправ. Прошу всех эти цифры чётко соблюдать.

Кроме как убеждениями и призывами, воздействовать «Ростовмелиоводхозу» на хозяйства нечем. Потому что платят хозяйства не за объёмы потреб­лённой воды, а за количество гектаров, которые хозяйство планирует орошать. Исходя из этих гектаров рассчитывается возможное водопотребление. На деле же расход воды может быть меньше (если летом выпадало много дождей) или больше (если случилась засуха). Например, Пролетарский район в прошлом году использовал 49 куб. м/га 
вместо плановых 39 куб. м/га, Волгодонский – 47 куб. м/га вместо 40 куб. м/га.

В этом году в условиях дефицита воды перерасход может оказаться фатальным для отрасли.

– Мы это уже проходили в 2015 году – когда в августе нас обязали закрыть Донской магистральный канал, – сказал Дмитрий Анатольевич. – Лучше сейчас хорошенько подумать и где-то недосеять и недополучить, чем потом остаться совсем без полива.

Почему дорожает орошение

Задуматься о площади орошаемых гектаров аграриям придётся ещё и по другой причине – экономической. В этом году услуги по подаче воды подорожают примерно на 30% (точных данных нет, потому что расчёты ещё продолжаются). В районах, куда вода поступает самотёком, рост цены будет неприятным, но преодолимым. А в так называемых «машинных зонах» себестоимость овощей и корнеплодов, выращенных по новым тарифам, может оказаться запредельной.

– Я всё понимаю, что есть зоны, где услуги по подаче воды станут очень дорогими... Мы сейчас сидим и думаем, как свести концы с концами, – признался аграриям Дмитрий Берлизов.

Между тем, основания для роста цен есть. Подорожало электричество. Требуют реконструкции мелиоративные системы. Бюджетным организациям предписывают как можно больше расходов перекладывать на внебюджетные источники.

– Если раньше я налог на имущество мог оплачивать из федеральных денег, то сейчас 30% я должен брать из «внебюджета», – поделился Берлизов. 
Появляются у «Ростовмелиоводхоза» непредвиденные статьи расходов. Например, недавно надзорные органы объявили, что организация должна компенсировать ущерб, нанесённый рыбным запасам страны.

– Росрыболовство считает, что вместе с водой, которую мы берём на орошение сельхозкультур, мы забираем из водоёма фитопланктон – и тем самым лишаем рыбу кормовой базы. Чтобы компенсировать этот ущерб, мы, по расчётам Росрыболовства, должны в течение пяти лет выпустить 10 миллионов единиц малька осетровых пород, – рассказал Дмитрий Анатольевич. – Один малёк стоит 40 рублей. То есть за пять лет я должен потратить 400 миллионов рублей на покупку малька. Наш бюджет таких денег не предусматривает.

В результате долгих переговоров «Ростовмелиоводхозу» удалось получить от Росрыбо-ловства новый расчёт, где ущерб природе был значительно ниже.

– Теперь, слава богу, компенсацию уменьшили до 12 миллио­нов рублей в год, – поделился Берлизов. – Но эти деньги всё равно нужно где-то брать, вписывать эти расходы в стоимость наших услуг. Например, Пролетарский район, где выращивается много риса, забирает около 40% воды, идущей на орошение. Получается, из тех 12 миллионов пять лягут на плечи сельхозпроизводителей.

Плата за фитопланктон – мелочи по сравнению с другими расходами, к которым принуждают «Ростовмелиоводхоз». Дело в том, что действующее законодательство возлагает на учреждение обязанность следить за чистотой воды, которая сливается из коллекторно-дренажной системы в реку Дон.

– Мы сами эту воду не загрязняем, только подаём её сельхозпроизводителю, – говорит Берлизов. – А дальше – понимаете: поля, гербициды, удобрения, иногда с техники что-то капает… И всё это попадает в коллекторно-дренажную сеть. Естественно, когда берут пробы воды, находят всё... Мы не являемся водоканалом, у нас нет канализационных систем, но мы попадаем под действие закона и должны очищать стоки. Причём нормы очень жёсткие – настолько, что им по многим параметрам не отвечает даже исходная вода, которую мы берём на орошение.

Сколько будет стоить строительство очистных сооружений (и возможно ли их установить на оросительной системе, построенной 70 лет назад), никто не знает. А пока очистных сооружений нет, раз в квартал «Ростовмелиоводхозу» выписывают штрафы – от 10 до 300 тысяч рублей по разным статьям КоАП.

– Только за 2018 и 2019 годы по представлению природоохранной прокуратуры с «Ростовмелиоводхоза» было взыскано около 3 миллио­нов рублей, – сказал Дмитрий Берлизов. – И, в общем, отсутствие очистных сооружений может явиться одной из причин приостановления деятельности нашего учреждения.

Орошение ждёт решения

Как в таких условиях будет развиваться мелиорация, непонятно.

С одной стороны, государство активно поддерживает хозяйства, которые решились на инвес­тиции в орошение. В прошлом году по федеральному проекту «Экспорт продукции АПК» выделено 220 миллионов рублей, по ведомственной программе – ещё 190,6 млн рублей. За счёт этих средств хозяйства приобрели 54 дождевальные машины и увеличили площадь орошаемых земель на 4,6 тысячи гектаров. 

Дополнительно областной бюджет выделяет деньги на оплату услуг по подаче воды и возмещает часть затрат на ремонт и расчистку оросительных систем (лимит по этим направлениям на нынешний год – 50 и 30 миллио­нов рублей соответственно, но, как уточнил замминистра сельского хозяйства Дмитрий Репка, дотации могут увеличиться).

С другой стороны, потребуется ещё много лет, чтобы довести объёмы орошаемых земель до уровня, который существовал в советское время. Для наглядности: в Ростовской области числится 231,4 тысячи га орошае­мых земель. А в план водопользования включено всего 74,8 тысячи га – менее трети. И чтобы ввести в «орошаемый оборот» новые поля, требуется не только расчистить канал и купить дождевальную машину, но также несколько лет вкладывать силы и деньги. Без этого на солончаках – таких, как, например, достались ООО «Энергия» из Пролетарского района – ничего не вырастет.

– Комитет по аграрной политике Законодательного собрания ждёт предложений от всех, кто занимается орошением, – сказал, завершая встречу, Вячеслав Василенко. – Будем решать проблемы, которые накопились в этой сфере. Какие-то пробелы в законодательстве устраним на региональном уровне, насчёт других – обратимся в Государственную Думу. Сидеть сложа руки и смотреть, как мелио­рация приходит в упадок, мы не должны.


Фото пресс-службы ЗС РО

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 13 от 25.03.2020 под заголовком: «Полив будет дорогим и скудным»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров