Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → У малых форм большие амбиции: «Народный фермер Кубани» намерен решить проблемы аграриев

пт, 25.11.2022 20:43

Более тридцати лет интересы фермеров в Краснодарском крае представляла региональная АККОР. Но относительно недавно возникло новое объединение – ассоциация «Народный фермер Кубани».

Зачем аграриям понадобился второй союз, чем он будет заниматься и какие вопросы намерен решить, выяснил Agrobook.ru.

Учредительный съезд новой краснодарской ассоциации прошёл ещё в конце июля, но государственную регистрацию «Народный фермер Кубани» получил только месяц назад и на «Югагро» был впервые представлен широкой публике официально.

– Мы организация молодая, только начинаем работу. В учредителях – фермеры, сельхозпроизводители. Мы уже сформировали уставной фонд и сняли офис в Краснодаре, сейчас делаем там ремонт. Мы хотим, чтобы это было место, в котором любой из нас сможет провести встречу, место, где будет секретарь, юрист, – рассказал руководитель «Народного фермера Кубани», замглавы КФХ «Возрождение» Константин Юров

Константин Станиславович отметил, что ассоциация стремится быть полезной фермерам, а для этого нужно собираться, обсуждать проблемы, вырабатывать решения – и добиваться того, чтобы эти решения воплотились в жизнь.

– Мы будем проводить масштабные встречи как минимум раз в квартал, а более узким составом, по конкретным тематикам, – раз в месяц. Ассоциация должна стать действующей и получать оценку от фермеров, что она нужна, – заметил Юров.

 

От фермера до президента

«Народный фермер Кубани» – региональная «версия» всероссийской ассоциации «Народный фермер» во главе с известным аграрным деятелем Олегом Сиротой, который стал членом Общественной палаты РФ. 

– «Народный фермер» возник как проект ОНФ. Потом посыпались запросы из регионов, и мы стали понимать, что большая часть проблем – региональные, и без региональных администраций мы их решить не можем. Я это хорошо понимаю, потому что сам являюсь фермером, главой действующего хозяйства – наверное, уже крупного: у нас большая переработка молока... Я сам прошёл путь от кастрюли до 40 тонн переработки, сотен магазинов – и понимаю всю боль, с которой может столкнуться фермер. Я знаю, и как кредит не выдают, и как землю тяжело получить, и как её тяжело оформить, – «представился» собравшимся Олег Сирота.

Константин Юров (слева) и Олег Сирота (в центре)

Глава «Народного фермера» подчеркнул, что определённый опыт в решении фермерских проблем у него уже есть: ассоциации пролоббировала (в хорошем смысле слова) два федеральных закона – об изъятии неиспользуемых земель и о выделении земель для фермеров.

– Мы отстояли поправку, которую многие пытались оспорить – о том, что фермер может неоднократно подавать [заявление] о выделении земли без аукциона, без торгов, – продолжал Олег Сирота. – Мы научились и законы писать, и даже государственные программы корректировать. Например, мы по грантам для начинающих фермеров и семейных ферм снизили критерии по рабочим местам – они были явно заградительными, душили развитие малого бизнеса.

Рассказывая о «Народном фермере», Сирота не раз подчеркнул, что у ассоциации сложились хорошие отношения с федеральным Минсельхозом.

– Мы регулярно проводим встречи и с Дмитрием Николаевичем Патрушевым, и с Оксаной Николаевной Лут, и с Андреем Викторовичем Разиным, – перечислил глава ассоциации.

Возвращаясь к причинам встречи на «Югагро», Олег Сирота объяснил, что ассоциация хочет «собрать проблематику» регионов – ведь у каждого из них своя специфика. Например, вопрос о вводе в оборот неиспользуемых земель – больная тема для многих субъектов РФ, но Краснодарский край она не затрагивает. А вот проблема «негабарита» – общая для всех.

– Многие сидящие в зале сталкивались с ежегодным весёлым экшеном, когда твой комбайн ловит сотрудник полиции, когда у тебя пытаются его изъять, а ты доказываешь, что ты не верблюд, что комбайн с поля на поле переезжал, пересекал дорогу… Собственно, так мы с Костей [Юровым] познакомились, – сказал Олег Сирота. – В общественной палате мы трясём эту историю уже пару лет. И я надеюсь, до какого-то логического конца мы её всё-таки доведём.

У нас уже танки по дорогам ездят, а комбайнам всё ещё нельзя передвигаться! Парадокс! - сказал Олег Сирота.

Глава «Народного фермера» пообещал заняться вопросом доступа к воде, оформлением скважин, ценой на воду и электричество. 

– У меня в деревне – дом, а прямо через дорогу – ферма. Дома я плачу три рубля за киловатт, а через дорогу – шесть или семь. А кто-то платит девять и больше. Я уже три раза президента об этом спрашивал. На третий раз служба протокола спрашивает: «Сирота, ты фермер или дебил? Почему ты у президента третий раз одно и то же спрашиваешь?» А я говорю: «Мы всё равно будем задавать этот вопрос». Потому что президент же с нами согласен! Мы аргументируем: почему крупное промышленное предприятие платит четыре рубля, а маленькие фермерские хозяйства – те, кто на селе создаёт рабочие места, – платят по семь-десять? У некоторых вообще одиннадцать вылетает! Президент согласен, было поручение. Но важно, чтобы поручение не только вышло, а ещё чтобы было реализовано, – рассказал Олег Сирота, признавшись, что «это одна из самых сложных историй – тяжелей, чем крупногабарит».

 

Что беспокоит фермеров Кубани

Когда с презентацией «Народного фермера» и его регионального отделения было покончено, микрофон передали кубанским фермерам, предложив перечислить наиболее острые вопросы.

Первым вышел выступать Андрей Барбарицкий, руководитель селекционных программ компании «Нутритех Юг» (поставляет аграриям семена овощных культур). Андрей Юрьевич высказал предложение развивать семеноводство – вернее, создать такие условия, чтобы законодательство его не душило.

– Каждый из вас наверняка делал репродукцию гороха или зерновых культур. Это всегда связано с определёнными трудностями, когда региональная станция семинспекции занята, приходится оформлять кучу документов. Поверьте, в Соединённых Штатах таких проблем нет! – сказал Барбарицкий, подчеркнув, что в США за качество отвечает сам семеновод – потому что дорожит своей репутацией.

В России же семеноводство зажато в законодательных тисках. Например, с 1 сентября 2023 года должен вступить в силу ФЗ «О семеноводстве», который обязывает селекционера на каждый сорт или гибрид оформлять генетический паспорт на основе анализа ДНК.

– Мы попытались понять, как это работает. Пришли к выводу, что решения сверху могут убить отрасль, которая только начала развиваться, – заметил Андрей Юрьевич.  

Позже Олег Сирота ответил, что федеральный закон «очевидно нужно править» и сообщил, что на этот счёт уже запланировано совместное с Минсельхозом мероприятие. А Барбарицкий, заканчивая своё выступление, призвал не закрываться от мира, когда дело касается науки:

– Если мы хотим развить семеноводство на мировом уровне, нам надо не бояться привлекать сюда компании, которые имеют очень хороший опыт в семеноводстве. Если это касается подсолнечника или кукурузы, пожалуйста: «Лимагрен» и «Сингента» уже производят – откройте им ворота, пусть они приходят со своими технологиями, и пусть они покажут, как это делать... Нам что, долго скопировать, что ли?

От семеноводства перешли к вопросу о землях сельхозназначения. Вспомнили события шестилетней давности: когда группа фермеров двинулась на Москву с «Тракторным маршем», но была остановлена под Ростовом-на-Дону.

– Мероприятие получило в целом негативную окраску, но хотелось бы спустя время проанализировать вопросы, которые там были правильно подняты, – напомнил Антон Коновалов, глава комиссии Общественной палаты Краснодарского края по вопросам развития АПК. – К 2016 году практически все земли в крае уже были разделены. Прошла одна земельная реформа, потом вторая – когда был принят закон «Об обороте земель сельхозназначения»… Единицы тогда понимали, каким ресурсом является земля, и не на том уровне развития находилось сельское хозяйство. А когда всё стало понятно, земли уже были законтрактованы. Были длительные договоры аренды, а люди, которые никогда в жизни не ходили на собрания, задались вопросом: «Почему сосед имеет четыре тонны [зерна] с пая, а я – и двух не получаю?»… Весь этот клубок проблем вылился в то, что мы знаем.

После «Тракторного марша» в Краснодарском крае были созданы две рабочие группы, которым большую часть вопросов удалось решить. Но споры о земле продолжаются на Кубани и сейчас.

– Важно правовое просвещение. Важно, чтобы участники земельных отношений правильно понимали и правовую сторону, и подходы, – подчеркнул Коновалов.

Вячеслав Легкодух, полпред губернатора Краснодарского края по взаимодействию с фермерами, сказал, что обращений, связанных с сельхозземлёй, с тех пор действительно стало меньше. Но количество проблем не уменьшилось.

И привёл в пример одну из них:

– У нас нет уполномоченного органа, который бы курировал оборот земель в общедолевой собственности. В Федеральный закон «Об обороте земель сельхозназначения» усилиями Общественной палаты и вашего покорного слуги были внесены определённые изменения: мы обязали администрацию сельского поселения участвовать в собрании, хранить протокол у себя… На первом этапе было понимание, что юридическую оценку происходящему делает Росреестр. То есть, когда человек приносил документы, его спрашивали: «А где объявление в газете? Где протокол? Какая явка?». Но с 2020 года у Росреестра позиция поменялась: всё, что неправильно на собраниях – «Ребята, вы решайте между собой или идите в суды». Росреестр отошёл от этого [правовой оценки документов], и у нас сейчас нет органа, который бы курировал этот вопрос.

Тему земли предложили обсудить подробнее на следующей встрече, а к микрофону пригласили замглавы КФХ «Оскар» Артёма Застрожникова. Он рассказал о том, через какие барьеры приходится перепрыгивать фермеру по пути к благому, казалось бы, делу – сохранению лесозащитных насаждений.

Проблемы начинаются ещё на этапе оформления лесополос.

– Мы ставим на кадастр лесополосы так, как они фактически находятся. Выяснили, что часть лесополос стоит на кадастре неправильно – надо корректировать, и это очень сложно, – рассказал Артём Владимирович.

Потом, чтобы расчистить землю, которая прилегает к лесополосам, собственнику нужно подготовить проект культуртехнической мелиорации.

– Нам было сказано, что это просто: скачал проект с сайта ИКЦ, заполнил, сдал – и всё. На самом деле это не так. Образец проекта разместили только для галочки: всё равно приходится приглашать специалиста, который понимает и в деревьях, и в проектах. Нам сейчас в очередной раз проект вернули: он не согласован, потому что изменились требования. Выйти и работать невозможно! – посетовал Застрожников.

После расчистки прилегающей территории фермеру предстоит взяться непосредственно за саму лесополосу. А это – ещё один проект, по рекультивации. На одно только оформление бумаг уйдёт 10-15 тыс. руб./га. Непосредственные работы по раскорчёвке – это ещё плюс 100-200 тыс. руб./га.

– Насколько я знаю, ни одного проекта по рекультивации самой лесополосы «Кубаньмелиоводхозом» ещё не согласовано, – заметил Застрожников. – А с другой стороны, к нам приходит Россельхознадзор и выписывает штрафы за то, что сельхозземля заросла древесно-кустарниковой растительностью. И требует эту землю очистить. А начнёшь расчищать – рискуешь получить уголовное дело за незаконную рубку. Мы попадаем в замкнутый круг.

Нина Попова, директор ООО «Сфера» и представитель СПК «Коолхоз им. С.М.Кирова», рассказала, что из-за чехарды с оформлением лесополос некоторые посадки уже просто прекратили своё существование, причём одна из них была прибрежной защитной полосой реки Кирпили.

Олег Сирота пообещал обратиться к главе МВД региона – «чтобы все понимали, что есть вещи, которые трогать нельзя», но собравшиеся предложили «не винить сразу фермера», который спилил деревья, поскольку общедоступного реестра лесополос в крае нет. Сошлись на том, что нужно разработать понятный механизм действий – чтобы фермер мог и расчистить лесополосу, и восстановить её, и убрать (например, если она мешает дождевальной машине), проведя компенсационные высадки.

– Возможно, даже большие высадки, но механизм должен быть, и он не должен растягиваться на три-четыре года, – подчеркнул Константин Юров.

Под занавес выступления Нина Попова предложила «Народному фермеру Кубани» присоединиться к инициативе Российского союза промышленников и предпринимателей, который потребовал освободить от НДФЛ горячее питание, которое хозяйства предоставляют своим работника.  

– Конечно, мы все кормим людей в поле. Но питание считается доходом в натуральной форме, и каждый работник должен уплатить со стоимости этих обедов НДФЛ. РСПП выступил против. Давайте вольёмся в это движение! – предложила Нина Михайловна.

И все согласились.

 

Цены на зерно: дойдём до президента?..

Под занавес дискуссии к трибуне вышел Сергей Коваленко, глава КФХ и председатель АККОР Брюховецкого района (а теперь – и член генерального совета «Народного фермера Кубани»). Он обозначил самый больной и актуальный вопрос – не только для фермеров, но и для всех растениеводов. О диспаритете цен.

– Увеличилась стоимость дизельного топлива, минеральных удобрений, получилась разбалансировка систем. Мы получили дополнительные расходы в виде пошлины, цена на зерно снизилась, а наша затратная часть – выросла.

Вчера замгубернатора Андрей Коробка сказал, что средняя себестоимость пшеницы в Краснодарском крае составляет от 9 до 10 рублей [за кг]. Несложный расчет показывает, что при нынешней стоимости в  районе 14 рублей вроде как деньги какие-то нам остаются. Но мы же понимаем, что себестоимость рассчитывали, исходя из затрат прошлого года, а в этом году наши затраты значительно выросли, - сказал Сергей Коваленко. 

Государственные закупочные интервенции Сергей Николаевич счёт слабым утешением: плановые 3 млн тонн при урожае пшеницы в 105 млн не повлияют на рынок. Обещанные демпферные субсидии оказались каплей в море – 268 рублей на тонну.

– Нам нужно выходить с предложениями, как нам в данной ситуации быть, какую занимать позицию: либо оказаться в роли сторонних наблюдателей, которые будут каждый раз принимать то, что есть, и затягивать пояса, либо… понимать, как работать дальше, выстраивать диалог. У Лут был жёсткий аргумент: «Восемь рублей себестоимость? Но у вас ещё достаточно много денег остаётся». Отмечу, что Краснодарский край – это не только хороший климат, но и дорогая земля. В Брюховецком районе пай составляет 5,38 га, за него мы платим [аренду] 6,5 тонн зерна. Плюс сахар, масло – ну вот посчитайте, какая себестоимость…

Глава «Народного фермера» ответил, что низкие цены на зерно спровоцированы проблемами со сбытом и одновременно рекордным урожаем.

– Нам говорит руководство Минсельхоза, что ситуация по экспорту за зиму должна выровняться. Надеемся. Но если ситуация не будет выравниваться, как-то будем дальше с чем-то выходить. Пока вот такая ситуация, – сказал Олег Сирота.

***

…Ещё в начале мероприятия, приветствуя гостей, Вячеслав Легкодух припомнил одну историю – как после «Тракторного марша», общаясь с кем-то из администрации президента, он сказал о своей должности: «Я представляю малые формы». И услышал в ответ: «Формы малые, а амбиции-то какие!».

Вот и «Народному фермеру Кубани» Легкодух пожелал ставить амбициозные цели и достигать их.

Те, кто примкнул к новому объединению, тоже на это рассчитывают.

– АККОР или «Народный фермер Кубани» – мы готовы работать на любой площадке, которая будет решать проблемы фермеров, – сказал после мероприятия Сергей Коваленко. – Если звёзды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно… Много вопросов, которые за эти годы не решились, заставили Олега Сироту занять активную позицию. У него свои методы работы: он член Общественной палаты, человек, который неоднократно встречался с президентом… У человека есть потенциал, чтобы продвигать наши идеи. Не использовать этот ресурс было бы по меньшей мере глупо.

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров