Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Охота и рыбалка → Край непуганых браконьеров

+1
0
-1
Автор: Anna
вт, 29.08.2017 14:35

Эксклюзивное расследование: как научное учреждение под видом исследований фактически покрывает деятельность рыбаков-браконьеров

Нормальная дорога и прочие приметы цивилизации кончаются в хуторе Нижнегнутове. Дальше еле заметная грунтовка ведёт по кучугурам – песчаным холмам, давшим в старину название всей округе. Сейчас же урочище Кучугуры – это территория Цимлянского заказника. Он, в свою очередь, входит в состав биосферного заповедника «Ростовский» и является особо охраняемой природной территорией (ООПТ) федерального значения. Иными словами, находится под защитой самого главного природоохранного ведомства страны – Минприроды России. 

Только выносливые автомобили и пассажиры добираются до берега Цимлянского водохранилища: дороги тут довольно условные – швыряет так, что отшибает все печёнки. Но оно того стоит. Где ещё вы сможете с расстояния в несколько метров наблюдать, как взлетает большая белая цапля? Как выходят на прогулки лоси, косули, благородные олени? Как краснокнижный орлан-белохвост в полёте выхватывает из воды немалую рыбину?

Если бы полакомиться норовили только пернатые любители рыбки, никакой беды в этом бы не было. Цимла – самое рыбопродуктивное водохранилище России: хватило бы всем – и орланам, бакланам, и цаплям всех мастей и размеров. А вот на двуногих с их непомерными аппетитами рыбы не напасёшься.

Цимлянский заказник вошёл в состав Ростовского заповедника всего несколько лет назад. До этого там, конечно, как-то боролись с браконьерами, но, видимо, без большого энтузиазма. Потому что когда руководство заповедника стало обследовать свои новые владения, вместо обычного браконьера вульгарис – пугливого мужичонки, удирающего при виде инспектора – оно столкнулось с браконьером продвинутым – вооружённым до зубов разрешениями, договорами и уверенностью в собственной правоте. Последнее иногда выражалось в том, что перед тем, как отчалить, любитель-рыболов демонстрировал инспектору голый зад и тем самым – своё отношение ко всем природоохранным структурам вместе взятым.

Лов без правил

– Лов рыбы на территории заказника не запрещён, но только при выполнении целого ряда условий, – объясняет директор Ростовского заповедника Людмила Клец. – Так, в соответствии с Положением о Цимлянском заказнике допускаются промышленное рыболовство и лов рыбы в научных целях, но сроки, способы, объёмы и места добычи должны быть согласованы с Минприроды России. А на практике мы сталкиваемся с совершенно бесконтрольным выловом – в том числе и в акваториях Кулаловского и Епифановского заливов, где рыболовство и нахождение с орудиями лова запрещено не только положением о заказнике, но и Правилами рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна.

Терпение у директора лопнуло после того, как некий И.В. Лененко, рыбак ООО «Рострыба», опротестовал в суде составленный на него протокол – и выиграл. Орловский районный суд почему-то счёл, что для промышленного рыболовства в федеральном заповеднике хватит документов, выданных областным минприроды и Азово-Черноморским агентством по рыболовству. Действительно, минприроды Ростовской области по результатам торгов заключило договор с «Рострыбой», а ФГБУ «Азчеррыбвод» выдало разрешение на добычу водных биологических ресурсов (попросту – рыбы). Но на этих документах чёрным по голубому прописано обязательное условие: соблюдение российского законодательства в сфере рыболовства. Что автоматически требует согласования с федеральным министерством. 

Аккурат накануне суда, в течение всего мая месяца, заповедник проверяла природоохранная прокуратура Ростовской области. И установила, что протоколы №№ 000504 и 000505, составленные на И.В. Лененко и его коллегу П.В. Сиденко, абсолютно законны и правильны. А толку? 

Павел и его команда

Браконьеры, которых мы выследили вместе с замдиректора заповедника Юрием Адамовым, оказались не простыми, а научными. Ведь ихтиологам для того, чтобы знать, как чувствует себя рыба в том или ином водоёме, сыта ли, здорова ли, исправно ли мечет икру, необходимо выловить некоторое её количество и исследовать. 

Павел Невский (справа) со своей командой

Научным ловом на территории Цимлянского водохранилища много лет занимается Волгоградское отделение Государственного научно-исследовательского института озёрного и речного хозяйства им. Л.С. Берга. Сокращённо – ГосНИОРХ. Именно такие таблички красовались на ставных неводах, расположенных в Кулаловском заливе (да-да, том самом, где лов запрещён в принципе).

Охранять научные неводы поставили двух местных мужичков – Олега и Виталика. А чтобы они чувствовали себя уютно, им построили на заповедном берегу, где и просто стоять без разрешения нельзя, нехилый балаган. 

Олег и Виталик документов, по их словам, не имели, а на все вопросы отвечали: «Это к шефу». 

Шеф – некий Павел Невкий, в просторечии Паша – фигура, хорошо известная на цимлянских берегах своими рыболовными успехами. Паша имеет самое непосредственное отношение к науке: у него заключён с Волгоградским отделением ГосНИОРХа договор, согласно которому институт платит Паше за каждый научный лов целых 300 рублей. Олегу и Виталику Паша, по их словам, отстёгивает по 500 рублей в день. Такое бескорыстие не может не вызывать восхищения. 

– И что эта клетка может поймать? – спрашивает провокатор Адамов, подчёркнуто презрительно махнув в сторону невода.

Наивный Виталик не замечает подвоха. 

– Полторы тонны в день минимум, – отвечает он с гордостью. – Я сначала тоже думал: ну как эта квадратная фигнюшка может столько поймать? А вот поди ж ты…

– И какая рыба? Крупная? Нам бы для научных целей её препарировать, ну там мозжечки изъять... – окончательно входит в роль Юрий Павлович. 

– В основном карась. Ещё толстолоб, амур, сом. Самый большой сом, шеф говорил, 110 кг. 

Видеокамера прилежно фиксирует этот интереснейший диалог.
На следующее утро Павел Невский является на зов своих подопечных и сразу расставляет все точки над i: ставники его, люди его, балаган тоже, поэтому он за всё и ответит. Да, он нарушил, поэтому оплатит все штрафы – показывайте, где расписаться. Узнав, что балаган придётся ликвидировать, а работников задержать для выяснения личностей и составления протоколов, мрачнеет лицом. И с мягким упрёком напоминает Юрию Адамову, что если кто и следит за порядком на этом берегу, так это он, Паша Невский, который гоняет чужаков и пресекает безобразия. 

Скромные герои российской науки

Договор с Невским П.И., имеющийся в редакции, подписан сроком на месяц. Мы не знаем, продлили его или нет, но даже если полторы тонны умножить на 30 дней – это 45 тонн. А в разрешении на добычу (вылов) водных биологических ресурсов № 61 2017 03 1854, полученном ГосНИОРХом на срок с 17.03.2017 по 22.12.2017 (его любезно предоставило нам руководство института), фигурируют 8,5 тонны леща, 6,5 тонны карася и значительно меньшие количества других рыб. Что-то тут явно не сходится, хотя цифры тоже немаленькие – для научных-то целей.

Кстати, узнать, как определяется порядок научного лова и квоты на вылов различных пород, оказалось неожиданно сложно. Какая-то очень засекреченная информация. Но, например, удалось выяснить, что квоты на прибрежный лов в Баренцевом море (его площадь 1 424 000 км2), выделяемые одному из ведущих мурманских институтов – ММБИ, исчисляются килограммами и десятками килограммов. А траловый лов пикши и трески составляет примерно 1,5 и 4 тонны соответственно. Площадь же Цимлянского водохранилища составляет всего 2 702 км2, так что масштабы и интенсивность научных исследований, которые обеспечивает один только Паша Невский, просто поражают воображение. 

А ещё научный лов должен происходить обязательно в присутствии научного сотрудника – только инспекторы на Цимле сплошь и рядом на вопрос: «А где ваш научный?» – получают (и фиксируют на камеру) ответ: «Да там, в Калининской». 

Согласно же постановлению правительства Российской Федерации от 13 ноября 2009 года № 921 «Об утверждении Положения об осуществлении рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях», рыбу, которая после обмеров, взвешивания и т. д. осталась живой и здоровой, выпускают обратно в водоём. А если её использовали для полного биологического анализа, то она должна быть уничтожена, причём не абы кем, а специальной лицензированной организацией, занимающейся этим видом деятельности. И при этом составляются: 

– акт отбора биологических образцов и живых особей водных биологических ресурсов для транспортировки в научные организации для продолжения работ; 

– акт возвращения добытых (выловленных) водных биологических ресурсов в среду их обитания; 

– акт уничтожения водных биологических ресурсов.

Как-то у Паши с Олегом и Виталиком явно всё проще. 

Не ловили, не проводили, не осуществляли…

Из официального ответа на наш запрос в Волгоградское отделение ГосНИОРХ, подписанного замдиректора Александром Науменко, мы узнали следующее:
«Волгоградское отделение ФГБНУ ГосНИОРХ не осуществляет научно-исследовательские лова в акватории государственного природного заказника федерального значения «Цимлянский» и в особенности в Кулаловском и Епифановском заливах». Далее объясняется, что «для осуществления непосредственно лова (постановка и выборка сетных орудий лова) Волгоградское отделение заключает договор возмездного оказания услуг с исполнителем в качестве рыбака». Как будто это имеет какое-то значение – кто имен-
но закидывает сетку. 

«07.06.2017 г. научно-исследовательские лова по разрешению № 61 2017 03 2331 от 04 мая 2017 г. в границах Ростовской области не проводились, что соответствует рейсовому заданию на июнь 2017 г. Ответственный за лов по данному разрешению начальник Волгодонского отдела ВО ГосНИОРХ Володькина Н.Н. не осуществляла вылов ВБР на акватории Цимлянского водохранилища и, соответственно, не было задания на вылов для рыбака Невского П.И.

Волгоградское отделение ФГБНУ ГосНИОРХ не осуществляет вылов с использованием ставных неводов, а научно-исследовательские лова по выданным разрешениям осуществляются только с использованием ставных сетей, количество и размер ячеи которых указаны в разрешении.

Таким образом, орудия лова «ставной невод» в разрешении на лов нет и он не используется. (…)

Согласно объяснениям, полученным от Невского П.И., принадлежащие ООО «Рострыба» ставные невода используются в промысловых целях, которые в запретный для промышленного лова период (с 01.05 по 15.07.2017 г.) находились в нерабочем состоя­нии, на промысловых участках ООО «Рострыба» за пределами Кулаловского и Епифановского заливов на участках, примыкаю­щих к границам заказника». 

К этому остаётся добавить, что наш визит в заказник и знакомство с командой Павла Невского происходили именно 6-7 июня – это подтверждают даты фото- и видео­съёмки. Ну, а табличку «ГосНИОРХ» на Пашины ставники, наверное, прицепили враги – научные конкуренты.

Я один, а вас много

– Руководство Волгоградского отделения ГосНИОРХа однозначно лукавит, отрицая вылов водных биологических ресурсов в акватории заказника «Цимлянский», – утверждает директор заповедника Людмила Клец. – Ежегодно в период нереста, с 1 мая по 30 июня, в момент полного запрета на лов, прикрываясь разрешительными документами ГосНИОРХа на вылов рыбы в научных и контрольных целях, рыбаки ловят рыбу в промышленных масштабах.

Людмила Владимировна передала в редакцию письменное объяснение главного ихтиолога Волгоградского отделения ГосНИОРХ В.К. Коз-
лова. Простодушие некоторых формулировок просто трогательно: «Я один, а лодок несколько, поэтому я могу находиться в другой лодке» – это к вопросу о том, почему рыбу из сетей выбирают в отсутствие научного сотрудника. 

– Он подтверждает и то, что рыбаки производят лов на территории заказника «Цимлянский», в том числе в Кулаловском и Епифановском заливах ставными неводами – орудиями лова, не указанными в разрешении, без оригиналов разрешительных документов, имея при себе только копии, – продолжает Людмила Клец.

На что только не пойдёшь для развития российской науки…

* * *
Эту фотографию сделал во время наших странствий по Цимле заместитель директора заповедника по науке, постоянный автор «Крестьянина» Александр Липкович. Нахаль-
ный баклан заглотнул рыбину, да пожадничал: слишком большую выбрал. Бедняга долго маялся: в глотку ему она 
не пролезала, да и взлететь с таким грузом он не мог.

Очень поучительное зрелище.

Фото Александра Липковича

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 35 от 30.08.2017 под заголовком: «Край непуганых браконьеров»
+1
0
-1
Автор: Anna
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров