Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → "Переработке не подлежит. На свалку!". Эксперты нашли нарушения в проекте Мясниковского МЭОКа

+1
0
-1
Автор: Anna
ср, 11.09.2019 11:08

Вокруг проекта мусороперерабатывающего завода, который собираются строить рядом с хутором Весёлым в Мясниковском районе, продолжают кипеть страсти. Мы уже неоднократно писали о протес­тах местных жителей (см., например, материал «Не хотим дышать компостной ямой»). А в минувший четверг в районном центре – Чалтыре – прошла пресс-конференция с участием экспертов из Ростова и Санкт-Петербурга. 

О своём мнении по поводу одиозного проекта жителям района и журналистам рассказали: Ирина Черкашина, директор ростовского ООО «Экоправо», кандидат геологических наук, член Союза изыскателей России, и два гостя из Санкт-Петербурга. Юрий Шевчук – не тот, о котором вы подумали, а эколог, председатель Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зелёный Крест», председатель Общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области, и Вера Кудряшова, инженер-эколог, кандидат сельскохозяйственных наук.

Дело в том, что сразу несколько экологических организаций – «Живая планета» и др. – собираются подать заявку на общественную экспертизу проекта Мясниковского МЭОКа. А трое участников пресс-конференции входят в экспертную группу, которая должна дать своё заключение о проекте и обосновать необходимость экспертизы. 

Организаторы говорят, что приглашали и директора ООО ГК «Чистый город», и местные, и районные власти. Никого из них услышать не удалось. Может, конечно, кто-то и сидел в зале да молча слушал?

Специалисты из Санкт-Петербурга и Ростова считают, что проект МЭОКа не выдерживает никакой критики

Технология – не новая и не лучшая

Предмет обсуждения – документ, который всегда составляется при любом масштабном строительстве. Полностью он называется «Оценка воздействия на окружающую среду», но среди экологов прочно закрепилась аббревиатура ОВОС.

– У меня сразу возникло желание отклонить ОВОС по формальным признакам и написать отказ от экспертизы: слишком много тут нарушений, – заявил Юрий Шевчук. – Не было представлено на общественное обсуждение техническое задание: ОВОС укомплектовали техзаданием уже потом. Сам выбор места для строительства происходил без участия общественности, что также является нарушением. 

Содержательная часть проекта, по словам Юрия Сергеевича, тоже не выдерживает никакой критики:

– Мы не видим здесь никакой новой технологии. При этом заявлен ряд неисполнимых требований. Например, водонепроницаемая мембрана, которой собираются выстелить дно котлована, имеет срок службы около пяти лет. Можно, конечно, надеяться, что отходы за это время сами уплотнятся и образуют водонепроницаемый слой. Но за пять лет этого не случится – на это нужно лет двадцать-тридцать. В ОВОСе нет… Да проще сказать, что там есть.

По мнению Юрия Шевчука, мусорных полигонов давно не должно быть – нужно переходить от захоронения к переработке, причём с созданием товарного продукта. Такие технологии есть, и немало. И есть чёткое положение закона: должна применяться наилучшая из доступных технологий. 

– Вот, например, технология литификации, которая была разработана ещё в 2005 году, – продолжает Шевчук. – Её используют, в частности, для переработки отходов, загрязнённых нефтью, а ещё – для рекультивации тех же старых мусорных полигонов. Мусор превращается в нерастворимые и непылящие камни, которые используют для обустройства дорог. 

Может быть, в ваших условиях нужна другая технология, но её можно подобрать. А то, что эти технологии могли бы избавить нас от поборов за вывоз мусора, это точно. 

Мусор – это товар

А вывоз мусора – это очень криминогенная сфера. Собственно, мы платим за опорожнение мусорных баков. А куда дальше деваются и мусор, и наши деньги? Этого мы точно не знаем. 

Но тут же кое-что узнаём, посмотрев ролик под интригующим названием «Драма о мусоре со счастливым концом». 

Вот обычная семья: мама, папа и дочка. Вместе весят 150 кг, а мусора за год выбрасывают в шесть раз больше – 900 кг. Куда его девать? Нужно объявлять конкурс среди перевозчиков. 

Конкурс выигрывает тот, кто назначит минимальный тариф. И дальше разворачивается одна из криминальных схем.

Ситуационная карта-схема из ОВОСа

Схема № 1: перевозчик приходит в управляющую компанию и предлагает отдать половину денег назад, а взамен просит справку о том, что мусор вывезен. Управляющий берёт деньги и за копейки нанимает дядю Васю с грузовиком, который сбрасывает отходы в ближайшую канаву. В выигрыше все участники – а окрестные канавы завалены мусором. 

Схема № 2: фирма Х честно вывозит мусор, но недалеко. До ближайшей «фирмы-калитки». Она устроена так: открываешь калитку, заезжаешь и тут же выбрасываешь мусор в овраг или заброшенный карьер. И даже получаешь справку о вывозе мусора!
А некриминальные схемы? 

– Отгадайте город, в котором ещё в 1973 году была сделана некриминальная схема вывоза мусора, приносящая доход, – предлагает Юрий Шевчук.

– Сдаёмся.

– Ростов-на-Дону! 

Немая сцена.

– Обычно заключали договор с перевозчиком, а тут заключили с полигоном, который уже сам расплачивался с перевозчиком, – поясняет эксперт. – И расплачивался только в том случае, если мусор действительно привозили. Так перевозчики стали привозить вдвое больше мусора, потому что почистили и старые свалки. Но был социализм, и тот факт, что кто-то зарабатывает слишком много денег, не понравился начальству, так что эту схему быстро ликвидировали. 

Отсюда вывод: мусор должен стать товаром. Весь. И тогда ни один килограмм не потеряется. 

Выбор места ничем не обоснован

– Первое, на что я наткнулась – название: «Отходоперера-батывающий комплекс», – рассказывает Вера Кудряшова. Выяснила, что отходы будут везти с мусоросортировочного комплекса, расположенного в Ростове. Что это за комплекс? Его пока нет: он будет разработан отдельным проектом. Получается, что мусор будут возить в Ростов, а потом – на Мясниковский МЭОК, за 35 км. Но более 50% стоимости утилизации мусора – это транспортные расходы! Кто заплатит, как вы думаете? 

Жители Мясниковского района: «Вы сможете это остановить?»

Следующий подводный камень – биокомпостирование: 

– Методические указания: использовать растительный опад и опилки 50 на 50. У вас же, наверное, у всех есть компостные кучи. Вы используете столько опилок? По моим расчётам, пищевых отходов на полигон привезут минимум 36 тысяч тонн в год. И такое же количест­во опилок полигон должен купить. Это же примерно тысяча машин! Или лучше уже проложить железную дорогу. Человек, который это написал, может быть, знает теорию, но плохо представляет себе, как это работает на практике. Мало того. Компост предлагается использовать в противопожарных целях – как инертный материал для пересыпания. Инертный материал, содержащий 50% опилок? 

Очень важным вопросом остаётся водопользование. 

– Вот справка от администрации Мясниковского района, что здесь нет водных сооружений, – говорит Вера Григорьевна. – Но вообще-то, районная администрация не уполномочена давать такую информацию. Мы сделали запрос в Территориальный фонд геологической информации и получили заключение, что здесь есть один важный водоносный горизонт, который очень интенсивно используется и на который полигон может повлиять. А вчера мы ездили на место. Это участок площадью 98 га, расположенный на склоне. А у основания склона мы увидели родник. Хотя по СанПиНу грунтовые воды должны залегать на глубине не менее 20 м. Но геологических изысканий мы от проектировщиков так и не получили. Как просачивается вода? Как будет загрязняться горизонт? А он будет. 

По словам Веры Кудряшовой, в документах она не обнаружила никаких следов согласия жителей на то, чтобы выращивать на своих угодьях только технические культуры, как этого требуют те же санитарные нормы и правила в случае близости мусорного полигона:

– У вас зона интенсивного земледелия, самые плодородные почвы, но в хуторе Весёлом кормовая база будет потеряна. 

И, наконец, тот факт, что в штате полигона нет эколога, ясно говорит: какие бы природоохранные мероприятия не планировало руководство, следить за ними будет некому. По мнению Веры Кудряшовой, всего этого достаточно, чтобы проект не прошёл экспертизу. Если в двух словах: название проекта не соответствует сути, а выбор места ничем не обоснован. 

Ноль альтернатив 

– При выборе места соблюдён только формальный признак – удалённость от населённых пунктов, – соглашается Ирина Черкашина. – Территориального анализа – куда будут перемещаться загрязнения – нет. Пойдёт дождь – и все загрязнения смоет в ближайшие балки. А все балки у нас выходят в Таганрогский залив. В 2014 году я занималась мониторингом ростовского полигона «Чистого города». Так вот, в этом ОВОСе описан абсолютно идентичный полигон. Никаких инноваций, никаких конкретных расчётов я не увидела – только общие слова. И нет природоохранных мероприятий, обеспечивающих безопасность проекта. Между тем, когда мы работаем на сельскохозяйственных площадях, в первую очередь нужно оценивать ущерб от снятия плодородного слоя. Здесь – ни слова об этом. 

Но есть ещё один важный момент: кто будет выполнять проект? Кто разработчик?

– ООО «Конструкторские решения», созданное 16 ноября 2015 года, – отвечает Ирина Черкашина. 

Вот сведения, собранные ею из открытых источников: количество сотрудников – три, включая генерального директора. Опыт работы: контракт на разработку проектно-сметной документации, начатый 23 декабря 2016 года и 23 же декабря 2016 года законченный. Освоено 500 тысяч рублей. Ещё один контракт на реконструкцию СИЗО в Волгоградской области почти на 2,5 млн рублей – также выполнен за один день. Вопросы есть?

В ОВОСе сказано, что альтернативных вариантов – ноль. То есть выбор проще некуда: строить или не строить, вывозить мусор или не вывозить. Хотя, по словам Черкашиной, есть наши ростовские разработки, которым уже больше десяти лет и которые прекрасно работают, например, в Тимашевске. Почему же дома их игнорируют? 

«Свалят на нас всю радиацию»

– Кто же принял этот проект? – спросили из зала.

– Его ещё не приняли, – ответили эксперты. – Государственной экологической экспертизы ещё не было, что само по себе удивительно. Не было и ещё такой обязательной составляю-
щей, как общественные слушания, связанные с обсуждением последствий строительства для природы. Те слушания, что у вас прошли, это только один из обязательных этапов, во время которых вас должны были информировать о том, что изменится в вашей жизни с появлением МЭОКа. И начать эти обсуждения нужно было ещё в 2014 году, когда запланировали строительство на период 2014-2020 гг. Вот почему сейчас такая спешка с принятием решений: время поджимает.
Люди выслушали экспертов, и ведущий предложил задавать вопросы. Хотя вопросами их выступления назвать было трудно – разве что риторическими. 

– Неужели нам мало хранилища радиоактивных отходов в Больших Салах? Почему всю дрянь нужно свозить в наш район? 

Какую именно дрянь будут свозить – мало кто знает, поэтому подозревают самое худшее: «свалят на нас всю радиа­цию».

– Ну, о радиоактивных отходах там ничего не сказано, – заметил Юрий Шевчук. – Но упомянуты промышленные отходы и медицинские отходы класса А. 

Это ещё одна причина, по которой проект можно отклонить: нельзя совместно захоранивать промышленные, бытовые и медицинские отходы, причём о последних даже не сказано, обеззаражены они или нет. 

«Ваше дело – правое»

– Этот проект в таком виде не может пройти никакую экспертизу. И я не думаю, что её смогут продавить административным ресурсом – на самом деле он не настолько всесилен, – подытожил Юрий Шевчук. 

– Насколько типична эта си­туация? – спросили мы у него. – Это Ростовской области так «повезло»? Или в других регионах то же самое?

– Это типичная ситуация, – ответил Юрий Сергеевич. – Люди не хотят терять налаженного пути изъятия денег из государственного кармана. Хотя надо сказать, что федеральное правительство постоянно расширяет список фракций, подлежащих не захоронению, а переработке – их уже более 150. А основное противодействие идёт на уровне региональных властей. 

– Главный вопрос: в состоя­нии вы остановить этот процесс? – спросили из зала.

– Я думаю, что да, потому что ваше дело правое, извините за громкие слова. То, что вам предлагают, давно устарело, а сам проект составлен безобразно. Мне кажется, что переделать его так, чтобы он прошёл экспертизу, невозможно. Нужно делать новый проект, в новом месте, с учётом требований закона. 

Про «новое место» залу особенно понравилось:

– Правильно! Уберите его от нас! У нас и так люди умирают от рака!

– Ну, логика «где угодно, только не у нас» тоже не лучшая, – возразила Ирина Черкашина. 

* * *

Теперь эксперты напишут своё заключение и передадут «Живой планете». Там сделают общее заключение и направят его вместе со всеми необходимыми документами в Росприроднадзор, а также в областные инстанции. Запрос о проведении геологи­ческих изысканий уже направлен проектировщику. Ответ должен прийти не позже 26 сентября. 

________________________________________________________

________________________________________________________

«Полностью игнорируют мнение населения»

Прошли общественные слушания по строительству Мясниковского МЭОКа.  
Участок, на котором планируют построить Мясниковский мусороперерабатывающий завод, собираются переводить в категорию земель промышленного назначения. В связи с чем в районе состоялись общественные слушания. В заключении комиссии есть рекомендации для регионального оператора, коим выступит ООО «Чистый город». Компании советуют минимизировать возможное воздействие комплекса на окружающую среду и принимать на работу жителей Мясниковского района. Сами же жители считают, что их позиция осталась неучтённой.

Согласно заключению о результатах проведения публичных слушаний, в обсуждении приняло участие 560 человек. Большинство жителей хутора Весёлый высказались против строительства мусороперерабатывающего комплекса. Участок, на котором планируется расположить МЭОК, находится на расстоянии 2,8 км от населённого пункта. Кроме того, люди опасаются, что мусоровозы поедут по хуторским дорогам.

По словам генерального директора ООО «Чистый город» Эллы Кузьминой, путь спецмашин не будет проходить через населённые пункты. Подъездную дорогу планируют провести от Таганрогской трассы. В настоящее время рассматривают шесть вариантов, их ещё нужно согласовать с минтрансом региона и с федеральным Росавтодором. 

Под комплекс планируют отдать 98 га земли сельхозназначения. Однако в общей сумме из оборота выводится почти 400 га плодородных земель. Дело в том, что в радиусе километра от выделенного земельного участка будет запрещено выращивать продукты питания.

Многие местные жители выступают против строительства мусороперерабатывающего комплекса, поскольку боятся применения опасных технологий, плохого качества выполняемых работ, нанесения ущерба посевам на прилегающих территориях, нашествия птиц, загрязнения сточных вод. Эти аргументы комиссия сочла не относящимися к предмету общест­венных слушаний, а потому оставила без ответа. 

Предложение перенести МЭОК в менее населённый район – например, Заветинский – комиссия отвергла: решение о расположении комплекса в Мясниковском районе принято нормативными правовыми актами региона.

Участники публичных слушаний предложили приобщить к материалам подписи граждан, не согласных со строительством комплекса. На это комиссия ответила, что публичные слушания нужны, чтобы обеспечить открытое, независимое и свободное обсуждение общественно значимых проблем, имеющих существенное значение для граждан. Но при этом не являются формой осуществления власти населением.

«Документ содержит вопиюще циничную позицию, намеренно искажает обстоятельства проведения публичных слушаний, полностью игнорирует мнение населения», – заявили в аккаунте в соцсетях члены межрайонной инициативной группы.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 37 от 11.09.2019 под заголовком: «Переработке не подлежит. На свалку!»
+1
0
-1
Автор: Anna
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя juluosbananes
+1
0
-1

У меня есть максимальный капитал, чтобы помочь многим людям. Свяжитесь со мной для получения дополнительной информации. WhatsApp: +33756930200 / contact@mfg-funds.com

Новости партнёров