Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Ограничения экспорта зерна и масличных грозят снижением развития АПК

+1
0
-1
Автор: Inga
Юрий Паршуков
чт, 10.12.2020 08:52

На днях Министерство сельского хозяйства РФ заявило о необходимости ограничения экспорта масличных для стабилизации внутренних цен на масложировую продукцию и поддержки перерабатывающей отрасли. С 1 января анонсировано повышение вывозной пошлины на подсолнечник и рапс до 30%.

Предложение повысить экспортную пошлину на масличные ранее отправлял в министерство Масложировой союз. С аналогичным предложением для зерновых культур обратились животноводы (Национальная мясная ассоциация, Национальный союз свиноводов) и кондитеры. Они предлагают повысить экспортную пошлину на зерно (в настоящее время действует нулевая ставка).

Ограничения экспорта уже действовали в 2020 году: с апреля по июнь экспорт подсолнечника был запрещен. А с марта трейдеры жаловались и на неформальные ограничения: Россельхознадзор отказывал в выдаче фитосанитарных сертификатов. С июля по сентябрь действовал так называемый “разрешительный” механизм экспорта, но условия выдачи разрешений не были установлены, что, фактически, тоже работало как запрещение. 

Ограничения вывозной торговли в 2020 году впервые коснулись и зернового рынка - с 1 апреля по 30 июня была введена квота на экспорт зерна. Это решение также объяснялось заботой о приоритетном обеспечении внутреннего рынка. 
Какие последствия это имело и может еще иметь для отрасли  - итоги года подвел директор Зернового союза сельхозпроизводителей Ростовской области Юрий Паршуков.

"Важно охарактеризовать год в целом – какая ситуация сложилась на рынке, какие факторы влияли. Прежде всего, это пандемия: она затронула практически всех и до сих пор у руководителей и внутри коллектива сельхозпредприятий есть опасения по поводу сохранения здоровья работников, специалистов. 

Ограничения, которые были приняты в связи с коронавирусом, отразились на творческой деятельности сельхозпредприятий. В сельском хозяйстве она связана с живым общением, проведением семинаров. Многие хозяйства раньше всегда приглашали на полевые работы иностранных специалистов, ученых из других регионов. Это обмен опытом, выработка новых идей. В этом смысле ограничения сказались на производственном цикле, хотелось бы, чтобы скорее все вернулось на свои места.

Также нужно отметить, что 2020 год стал самым засушливым в регионе после 1881 года. Но это коснулось не всех районов, а в первую очередь хлебных и урожайных – Зерноградский, Кагальницкий, Егорлыкский, Целинский. Север и северо-восток области оказались в более благоприятных условиях.

За счет широкой географии и накопленного опыта регион смог даже несмотря на засуху получить неплохой урожай – самый большой в России (12,6 млн т) и второй за всю историю. С минусом 6 ц/га сработала южная зона, они получили 34,8 ц/га (в 2019 году урожайность была 41 ц/га). С плюсом 6 ц/га сработала восточная зона (в 2019 была урожайность 31,6 ц/га). Северо-восточная зона получила прибавку 3,5 ц/га по сравнению с прошлым годом, северо-западная +1 ц/га, Приазовская +2 ц/га.

Переходя к экономическим итогам работы, следует отметить, что в основном получили пшеницу 4 класс. Это то, на что ориентированы ростовские производители. Важно понимать, что Ростовская область – экспортоориентированный регион. В 2017 году мы проводили с ИКАР глубокий анализ рынка зерновых культур и продуктов их переработки в Ростовской области для определния стретегии развития зернопроизводства и зернопереработки в регионе. Резюме: в Ростовской области сегодня есть большой потенциал для роста средней урожайности до 43 ц/га (в этом году средняя урожайность – 35 ц/га). Но его можно достичь только если хозяйства будут работать над структурой севооборота, улучшением семенной базы, использовать орошение. К сожалению, центральная орошаемая зона находится сегодня в очень жестких климатических условиях. То есть, необходимо вкладывать в повышение технологий. И весь этот процесс должна двигать, в первую очередь, реализация.

Экономика в этом году сложилась благоприятная. Потери от недобора урожая в центральной, южной зоне покрылись за счет достойных закупочных цен.

Но сельхозгод заканчивается не в декабре, а в июле следующего года и есть опасение, что прибыль от продажи зерновых и масличных (на масличные тоже сложилась хорошая цена, до 40 тыс. руб./т), заберет на себя весна. Как будет складываться перезимовка, какие потребуются  уходные работы, сколько придется вложить в удобрения, сколько защитных мероприятий провести? - Все это еще впереди, поэтому радоваться сегодня цене – что она дает хороший задел на будущее – рановато.

В такой ситуации предложения коллег из других ассоциаций – Масложирового союза, Ассоциации мукомолов, животноводов по ограничению экспорта представляются не совсем понятным движением и возникает вопрос, какие цели они преследуют.
Если они говорят о необходимости регулировать внутренние цены на сырье для масложировой, мукомольной, животноводческой продукции, то, прежде всего, должны сказать об объемах, которые им требуются. О ценах, которые их устраивают, чтобы продукция была конкурентоспособной. 

Закупочные цены на зерно на юге России ориентированы на мировые цены, сейчас это в районе 255 -260 дол./т. Через порты Ростовской области в этом году прошло более 15,5 млн т зерна. На экспортную цену ориентированы все сельхозпроизводители региона, они заточены на производство этой, экспортной, пшеницы 4 класса, и вкладывают все, чтобы получить хорошее качество, а это немалые затраты.

Поэтому ориентировать их сейчас, что цены внутри страны будут снижаться и что переработчики и животноводы будут покупать их зерно – да такого не будет! 

На юге никогда не было долгосрочных связей с переработчиками зерна в муку. Хотя мы пробовали налаживать контакты, ездили, но это никого не интересует. Они покупают зерно ближе к своим регионам, чтобы сократить расходы на логистику. Что касается комбикормов, переработчики берут низкомаржинальные культуры – кукуруза, ячмень, просо.

Да, успешно работает в этом направлении Белгородская область: у них устоявшаяся конъюнкутра, долгосрочные связи. Внутри России сформировался рынок, в каких регионах производят экспортную пшеницу, а в каких – для переработки. Так для чего всех грести под одну гребенку и вводить общие ограничения? Это будет тормозить рост объемов производства. В 2017 году цена пшеницы 4 класса была 8,4 тыс руб/т, в 2018 году – 11,2 тыс. руб./т, в 2019 – 12,7 тыс. руб./т. Обратите внимание: растет цена – растут и объемы производства. Политика свободного рынка мобилизует аграриев активнее идти в рынок.

Кроме того, важно отметить, что Ростовская область активно инвестирует в развитие инфраструктуры рынка зерна. Сегодня она такова: в Ростовской области 34 отгрузочных терминала, они развиваются, растут, 5 лет назад их число составляло 23. У нас 71 причальная стенка. В этом году в Азове стартовало несколько новых проектов – компании РиФ, агрохолдинга Степь. Регион развивает портовую инфрастурктуру и развивает адресно, под то зерно, которое здесь производится. В порты построена новая дорога. Большая работа проведена, чтобы снизить нагрузку на автотранспорт, больше работать по ж/д. Компания РиФ активно использует эти возможности, возит зерно по ж/д в Новороссийск.

Большой бизнес пришел в инфрастуктуру рынка зерна. Трейдеры, например, ГК Астон запланировали строительство 10 малотоннажных кораблей, которые будут ходить по акватории Дона.

В сектор идут огромные инвестиции. Если мы сейчас ограничим экспорт, замкнемся внутри России, это будут потери для бизнеса, сокращение рабочих мест. Опять-таки, если речь идет о стабилизации внутренних цен методом ограничения экспорта сырья, то почему не ставится аналогичным образом вопрос об ограничении экспорта продуктов переработки – подсолнечного масла, мяса и т.д.

Рынок должен самостоятельно формировать цены и сам себя регулировать: чем больше мы будем производить продукции, тем меньше будет на него цена. Объемы производства будут перекрывать объемы потребления, вот к чему надо стремиться – давать производителям свободу и возможность видеть перспективы.

Вопрос высокой цены на социальные продукты, такие как хлеб, Ростовская область решила еще 20 лет назад без всяких ограничений рынка: правительство заключило с крупным производителем хлеба, предприятием “Юг Руси” меморандум по обеспечению населения доступной социальной продукцией – хлебом, мукой. Эта концепция работает до сих пор. Предприятие обладает собственной ресурсной базой и вполне способно сохранять цены на доступном уровне.

Еще один, более действенный способ снижения социальной напряженности - адресная подержка малообеспенных слоев населения. Это потребует от бюджета гораздо меньше финансов, чем те потери, которые он может получить в результате банкротства предприятий и замедления роста производства. 
 

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров