Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Боец невидимого фронта

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
ср, 02.09.2020 14:13

Полковник в отставке Николай Матяш остался верным клятве защищать свою землю, свой народ

Капитана 2-го ранга Николая Матяша постоянные наши читатели уже знают. О его битве за паи для односельчан писала Александра Коренева в статье «"Обездолены по собственному желанию": жители кубанской станицы не получили от своего колхоза земли» (в № 19 за 13.05.2015 г.), о ратованиях за восстановление «тропы жизни» – недостроенного капитального моста через реку Большая Лаба – рассказывал Виктор Шостко в публикации «Станичники готовы лечь под технику, если власти начнут  сносить мост» (в № 49 за 06.12.2017 г.).

И вот теперь мы едем в станицу Чернореченскую к нашему герою в гости. Мои коллеги вспоминают, как накануне практически по бездорожью пробирались к месту, где до 1942 года стоял посёлок Михизеева Поляна, а теперь остались только чёрные кресты и плиты, на которых значатся имена 209 мирных граждан, расстрелянных фашистами в один день («Память, заросшая травой [+ВИДЕО]», Анна Колобова, № 33 за 12.08.2020 г.). Дорога мягко наматывается километрами на колёса легковушки. Под солнцем изумрудом светятся поля. Вдоль трассы тянется кажущийся бесконечным забор, за которым пасутся породистые кони. Мы поднимаемся всё выше и выше – станица 

Чернореченская уходит на 526 м от уровня моря. Такая красота, умиротворение вокруг, что кажется, никогда не слышали эти места свиста пуль и взрывов снарядов, и обитают в здешних местах небожители, счастливчики.

Николая Ивановича с Татьяной Васильевной застаём на хоздворе. Чего тут только нет у пенсионеров: скороспелые куры для мяса, куры-несушки, ульи по соседству с полосой мордовника – медоноса пролонгированного действия, специально посеянного хозяином, плодовые деревья, несколько теплиц. В одной – огурцы, в другой желтеют (сорт такой) помидоры размером с мужской кулак, в третьей – временно разместилась подсобка с мастерской.

Пока осматриваем это ЛПХ, узнаю, что Татьяна Васильевна – вторая супруга Николая Ивановича. Вместе уже девять лет.

– А вообще я здесь живу 28 лет. Чернореченская – родина моей первой жены. Когда ушёл в отставку, купили в станице домик, поселились. Но в 2006-м моя Светлана Ивановна сильно заболела, повёз её в Севастополь, где у нас квартира, но и там не спасли. В декабре того же года похоронил. А прожили мы с ней без малого сорок лет.

Родом Николай Матяш с Донбасса. Когда-то его дед по материнской линии Тимофей Аверьянович Бастрыкин из Тамбовской губернии между сельхозсезонами отправлялся каждый год подработать на шахте. Потом и семью перевёз, закончил вуз и с квалификацией горного инженера дорос до высоких постов. Казалось бы, и внуку протоптал шахтёрскую дорожку. Но был ещё дядя Валя, младший брат матери. Едва ли не подростком пошёл он юнгой на военный боевой корабль. И когда приходил на побывку… Что это были за встречи! Одна форма чего стоила. А «Яблочко»? «Ах, как раздеклешивает! Как раздеклешивает!» – гордилась сыном Колина бабушка.

Танцевать, как дядя, Николай не научился, а вот военно-морское инженерное училище в Севастополе закончил.

– Готовили меня на под­водную атомную лодку. Но туда не попал. Не хватало специалистов в области ядерного оружия. Не было тогда такого факультета в военно-морском флоте. Нас полгода поучили в Коломне, и отправился я в самый дальний гарнизон. Двенадцать лет оттарабанил на Камчатке. До цивилизации 100 км и никаких дорог. Но к тому времени я уже женился на двоюродной сестре своего друга-однокашника. Светлана сразу сказала, будто предвидела: «Я за тобой – хоть на край света».

С Камчатки в Севастополь вернулись вчетвером с сыном и дочкой. На пенсию Николай Иванович вышел рано, в 46 лет, имея за плечами 37 лет выслуги. И вот потянуло землёй заниматься, дали о себе знать крестьянские корни. К тому домику, что купили со Светланой Ивановной, получили полтора гектара земли. В девяностые, когда каждый выживал как мог, решили с сыном заняться коммерцией. Выращивали картофель и пытались торговать. 

Огородничать получалось, а вот бизнесменами оказались оба никудышными, едва ли не в минус выходила торговля. Сегодня на том участке Николай Иванович разбил сад – 700 фруктовых деревьев.

– Чудесная здесь природа, чудесный климат… Климат чудесный, – с любовью повторяется  прижившийся в предгорье Кавказского хребта военный пенсионер. – Если днём жара, к вечеру уже прохладно. А утречком, часов до 10, как приятно косить вручную. Я люблю косить…

И в то же время климат заставляет приспосабливаться владельцев личных подсобных хозяйств. Град здесь явление скорее обычное, чем редкое. И деревья почему-то плодоносят через год: то ветки ломятся, то ничего. Так что выживать за счёт огородов и садов тут нелегко. А другой возможности у многих просто нет. О чём и была статья «Обездолены по собственному желанию». Напомню вкратце, за что уже несколько лет бьётся военный отставник.
Местный колхоз «50 лет Октября» с земельным клином в 6,3 тысячи га земли в своё время, когда был издан указ о реорганизации с раздачей паёв колхозникам, с недосмотра (возможно, умышленного) всех ветвей власти оставался «советским» колхозом с уставом 1989 года до самого 2005 года. Когда люди опомнились, им объяснили, что в своё время они сами отказались от земли, а теперь-де поздно. И передали её в районный фонд, а оттуда – ну, ясное дело, агрохолдингу «Выселковский». И остались люди и без земли, и без работы. Николай Матяш ещё до того, как стать депутатом совета Ахметовского сельского поселения, начал биться за права людей. Да разве перешибёшь круговую поруку порочного круга чиновников. Сотворив немыслимое беззаконие, теперь все ссылаются на законы, которые обратной силы, мол, не имеют. Статус депутата позволил Матяшу делать запросы в архивы. 

Он уже давно собрал целую папку документов, что на протяжении всего постсоветского времени колхозным и районным руководством была допущена масса, мягко сказать, ошибок, да и подтасовок решений, якобы общего собрания членов коллективного хозяйства. Но…

– Знаете, я всё мечтал попасть по нашему делу на приём к однофамильцу моего деда Бастрыкину, главе Следственного комитета России. Вот, думал, встречусь и скажу ему: чернореченцев же лишили всех земельных паёв. Это преступление крупнейшего масштаба. Что вы наделали? Вы лишили людей малой родины. И я бы ему сказал: Александр Иванович, я бы хотел, чтобы вы были настоящим Бастрыкиным, как мой дед Тимофей Аверьянович Бастрыкин. Вот это настоящий был большевик, коммунист!

Но к главному следователю страны депутат так и не пробился, а от краевых чиновников в ответ внук коммуниста получает только отписки. Другой бы и руки опустил, как покорились уже беспределу многие обманутые колхозники.

Однако не в характере это супругов Матяш. Татьяна Васильевна, как и муж, за справедливость готова идти до конца. Такую боевую подругу судьба послала Николаю Ивановичу после пяти лет вдовства. Познакомились на одном из сходов. Учительница начальных классов обратила на себя внимание отставника качествами, присущими настоящим военным – умением поставить задачу и добиться её выполнения. Ну и к себе тоже требовательная.

Теперь вместе бьются за паи для земляков, за «тропу жизни» – мост. Не успели его достроить в советское время, чтобы разрабатывать богатейшее месторождение с дебитом 100 тысяч кубов в сутки чистейшей воды. Теперь переправу, которая на 24 км сокращает жителям станицы путь к трассе на Лабинск и Краснодар, власти называют аварийной и, бездействуя, запрещают только ею пользоваться.

А тем временем в станице, где проживало порядка 2,5 тысячи населения, осталась едва ли пятая часть от него. И ладно если бы люди просто уезжали туда, где есть работа, где проще жить. Уже несколько лет супруги Матяш ведут скорбный список  местных убийств и суицидов. Пребывая в многолетней жуткой депрессии, люди совсем перестают ценить жизнь и свою, и близких. Виктор Шостко в той статье «Ляжем костьми под технику» приводил выдержки этих записей. К сожалению, за три года «реестр мёртвых душ» пополнился.

Той же дорогой катились мы вниз от предгорной станицы к райцентру. Небо закрыли облака, и трава уже не сверкала cамоцветами, а отдавала ядовитой зеленью. Её щипали чьи-то сытые кони. Говорить особо не хотелось, уж слишком очевидна была аналогия. Ведь понятно, если в этой необъявленной войне капитан 2-го ранга Николай Матяш и его соратники-единомышленники не победят, зарастёт в скором времени Чернореченская, как Михизеева Поляна, где сотворили своё чёрное дело фашисты.

Фото автора
ст. Чернореченская, Лабинский р-н, Краснодарский край

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 36 от 02.09.2020 под заголовком:«Боец невидимого фронта»
+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров