Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → И можно, и нельзя. Как частным виноделам продавать свою продукцию

пт, 11.11.2016 13:07

Государство узаконило малое виноделие, но реально продавать свою продукцию виноделы так и не могут

Сергей Спиридонович Добан – отставной полковник-пограничник. Уже пять лет как стал фермером и выращивает прекрасный виноград. Ставку сделал на столовые сорта. Но опыт показал, что реализовать продукцию крайне сложно. Добрая половина урожая осталась на плантации. Мы рассказывали в нашей газете о трудностях, с которыми столк­нулся виноградарь.

Фермер думает поменять стратегию. Сократить плантации столовых сортов, отдав предпочтение техническим, и делать своё вино. Тем более что государство узаконило малое виноделие. Добан достиг на этом поприще замечательных результатов. Его вино высоко оценивают специалисты. Но оказалось, что продавать его он пока не имеет права.

Сахар под запретом

В гараже у Сергея Спиридо-новича стоят шесть ёмкостей из нержавейки. Это качественное итальянское оборудование. Здесь и происходит создание вина. Это очень сложный, тонкий процесс, в котором имеет значение любая мелочь. Что-то недосмотришь, прозеваешь, и весь труд пошёл насмарку.

Здесь же лежат штабелями закупоренные бутылки с этикетками. Это готовый товар. Дизайн этикеток помог разработать сын. «Частная винодельня семьи Добан – «Виера», – гласит надпись. И далее: «Собственный виноградник. Ливадия. Белое сухое. Вино гео­графического наименования Ставропольской местности, село Московское». 

– Давайте будем пробовать вино, – говорит Сергей Спиридонович, – пока нам только это и остаётся. Но об этом позже.

Хлопает вытянутая штопором из горлышка пробка, и золотистая жидкость льётся в бокалы. Это белое вино, сделанное из винограда Ливадия. Столовый сорт. Но фермер вынужден был делать из него вино, так как не смог реализовать полностью урожай. Вино получилось хорошее. Но это, скорее, исключение, чем правило. Из столовых сортов обычно хорошие вина не получаются.

Потом пробуем красные вина из классических винных сортов: Саперави, Каберне. Признаюсь, давно я не пил такого хорошего вина.

– Я родом из Молдавии. Там высокая культура питья вина. В каждом доме своё вино и очень неплохого качества. Потом служил в Грузии. Там тоже высокая культура виноделия и винопития. Когда же переехал на Ставрополье, был поражён низкой культурой потребления вин. Здесь пьют полусладкие 
вина, которые знатоки и за вино не считают. В вине не должно быть ни сахара, ни воды. Са-хар убивает вкус вина, и им, как правило, маскируют негодное качество напитка. А ведь традиции виноделия на Ставрополье давние. Здесь делали, да и сейчас делают хорошее вино. Но оно широкому потребителю неизвестно. Полки супермаркетов завалены низкосортными винными напитками. Фактически здесь нужно заново создавать культуру потребления качественного вина.

По словам Добана, крупные винодельческие предприятия, даже те, у которых есть свои виноградники, не всегда делают хорошее вино, так как выгодней зарабатывать на больших объёмах напитков среднего качества. А так называемые «разливайки» вообще предпочитают иметь дело с низкосортными винными материалами, а порой и с порошком, который разводят водой и добавляют туда различные усилители вкуса.

Малое виноделие заинтересовано в качественном продукте. И именно оно может наполнить рынок настоящим вином. Так во всём мире. Вспомним, например, знаменитые замковые вина Франции. А в Авст-рии, к примеру, которая чуть больше Ставропольского края, 28 тысяч фермерских хозяйств, занимающихся виноделием.

Закон нуждается в доработке

– Ну, так закон о малом виноделии принят. Оно приравнено к сельхозпродукции, что отменяет акцизы с вина как спиртосодержащей продукции. И стоимость лицензии урегулировали, она всего 65 тысяч в год, что вполне приемлемо для малого бизнеса.

– А вы назовите мне хоть одного человека, кто эту лицензию получил, – парирует мне Сергей Спиридонович. – Я не знаю ни одного в России. Да, вроде бы заниматься виноделием можно, если вино делать из своего винограда. Я тоже ободрился. Потому и этикетки, и все эти надписи, указывающие на географическое происхождение моего вина, как положено по закону. Но ещё есть куча условий, которые я не могу выполнить, чтобы получить лицензию. Например, ни мои виноградники, ни плантации других фермеров не внесены в государственный реестр. То есть нас как бы не существует. Когда это будет сделано? По большому счёту, дело плёвое – посчитать виноградники и записать их в соответствую­­щие документы. Но у государства руки до этого не доходят.

Вторая проблема. Это постройка собственной винодельни. Вроде бы тоже разрешено. Но тот, кто решил планировать строительство, вдруг столкнулся с устаревшими СНИПами. 

Они рассчитаны на винодельни огромных объёмов, которые 
строили в советские времена. А фермеру такие громадины не нужны, ему бы и гаража хватило. Так оно в жизни и есть. Но если дойдёт дело до узаконивания, то разрешат ли ввести в эксплуатацию мини-вино-дельню, для которой не расписано никаких СНИПов и регламентов? 

И таких нестыковок море. Потому и лицензий ни у кого нет.

Так что ж нам пить?

Пока малые виноделы, или, каких ещё называют, «гаражники» находятся на полулегальном положении. Делать вино имеют право, а продавать – нет. Вот и приходится изощряться. Придумывают экскурсии в свои фермерские хозяйства с дегустацией. Люди платят вроде как за экскурсионное обслуживание, куда включается и цена выпитого ими вина. Я знал одних состоятельных людей, которые занимались виноделием как хобби. Но тоже хотелось реа­­лизовывать свою продукцию. Поставляли её втихаря в рестораны, а те как бы презентовали её своим посетителям, закладывая в стоимость общего меню. Абсурд, который порождён несовершенством законодательной базы. Уважаемое государство, раз уж сказало «А», то надо бы и «Б» произнести!

А пока мы вынуждены пить не очень качественные полусладкие вина или вообще суррогат, которому и официальное называние придумали – винный напиток.

Трудно рассчитывать и на то, что когда утрясутся все проблемы с регистрацией частных виноделен, хорошее вино заполнит прилавки сетевых магазинов. Наши торговые гиганты вряд ли пустят к себе малое виноделие. Им выгодней продавать много низкосортного вина, делая прибыль на больших оборотах. А вкусы населения таковы, что как раз нацелены на винный ширпотреб.

– Нужно формировать культуру потребления качественного вина, – считает Сергей Спиридонович, – как в Европе, в Молдавии, в Грузии. Это дело не одного дня. Я, например, мечтаю построить винодельню прямо на горе за Московским, где растут мои виноградники. При ней и дегустационный зал. Думаю, людям будет интересно узнать, как растёт виноград, как делается вино. А заодно и попробуют его, купят домой. Планирую и в Ставрополе открыть дегустационный зал. А на магазины у нас не хватит и объёма, да нас там привечать никогда не будут. Но если таких, как я, в крае будет сотни, то мы постепенно приучим людей пить настоящее вино. Это и вклад в решение проблемы пьянства (на хороших напитках меньше шансов стать алкоголиком), и поступление налогов в казну, и самозанятость населения в сельской местности. Надеюсь, что доживу до этих благословенных времён.


с. Московское, Изобильненский р-н,
Ставропольский край
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 44 от 02.11.2016 под заголовком: «И можно, и нельзя»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров