Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Времена не выбирают

ср, 16.06.2021 11:03

Каждый период бросал свои вызовы человеческому обществу, ставил перед нравственным выбором

Вся сознательная жизнь Виктора Беглова связана с колхозом «Россия». Он сам вписал в историю колхоза много хороших страниц, а потом стал и её хранителем в станичном музее.

Общаясь с жителями станицы Григорополисской, заметил, что жизнь многих станичников связана с сельскохозяйственным техникумом. В нём учились многие специалисты хозяйства из коренных жителей, а немало и таких, кто приехал в Григорополисскую за образованием, да так и остался здесь на всю жизнь. Так и Виктор Беглов, приехав в Григорополисскую из Тугулука, нашёл здесь и свою любовь, и хорошую работу, и остался на всю жизнь.

Дорос до зама

Виктор Иванович Беглов начал работать в «России» ещё при председателе Якове Бичевом. Он предложил ему пойти агрономом в кормодобывающую бригаду. А пришедший на смену Бичевому Вольдемар Францевич Врана заметил молодого специалиста и назначил его на должность бригадира.

– Тогда партия и правительство поставили перед селом задачу удвоить поставки государству молока и мяса. Вольдемар Францевич был выдающимся руководителем, обладавшим и большим умом, и недюжинной энергией. Он развернул грандиозную работу, чтобы выполнить поставленные задачи. Мы и плакаты с вдохновляющими лозунгами сами придумывали и писали, и работали самоотверженно. Энтузиазм тогда был колоссальный, люди действительно трудились за идею, – вспоминает Виктор Иванович, – а, как говорится, молоко у коровы на языке, так что заготовка кормов – это первейшее дело в животноводстве. Я как втянулся в это, так 22 года и занимался кормами. А в смутные 1990-е стали сокращать поголовье, и уже бригада такая большая не нужна. Совсем другая экономика началась, другие приоритеты. Видимо, учитывая мой большой опыт работы с людьми, приобретённый в бригаде, мне предложили должность заместителя председателя колхоза. В этой должности я ещё 15 лет проработал.

Когда Виктору Ивановичу исполнилось 60 лет, он оставил руководящий пост и стал работать директором станичного музея.

– И вдруг я понял, что это моё призвание. Стал посещать другие подобные музеи в крае, чтобы изучить их опыт, стал работать в архивах. Эта работа  увлекла меня. Я начал изучать историю Ставропольского края, нашей станицы, а потом увлёкся изучением своей родо-словной. Это не только интересно, но и поучительно. Встречаясь со школьниками, учащимися техникума, я пытался донести до них, как важно знать свою историю. Ведь если человек знает своё прошлое, чтит предков, он и дурных поступков не совершит, чтобы не посрамить их памяти. Без прошлого нет настоящего, не будет и будущего у народа, если он не ощущает связи времён.

Докопася до корней

Виктор Иванович, работая в архивах с так называемыми ревизскими сказками, говоря нынешним языком, переписями населения, нашёл и свои корни. Особенно ценными оказались церковные документы – записи о рождении, регистрации браков, смертей. Если гражданские архивы сильно пострадали во время войн, то церковные сохранились практически целыми. Как говорит Виктор Иванович, они были не нужны ни белым, ни красным, ни немцам во время оккупации, а священнослужители их сберегли. И вот что он выяснил.

Его предки по материнской линии – Новодворские, прибыли в Тугулук из центральных областей России.

В поисках лучшей доли отправились на Кавказ, где можно было получить землю. А вот по отцовской линии всё гораздо сложнее.

Фамилия-то была непрезентабельная – Дураковы. А наделила ею целые сёла в Поволжье царица Екатерина Вторая. За то, что участвовали в восстании под предводительством Емельяна Пугачёва. Мол, дураки, что поддались на Емелькины посулы.

– Многие тогда пустились в бега на Кавказ, где можно было укрыться от властных глаз, – говорит Виктор Иванович, – но, как я понял, никто их преследовать и не собирался. Наказали зачинщиков и активных бунтовщиков, а всяких там Дураковых не трогали. Пусть себе селятся по окраинам империи да обживают дикие места. Вот они и обжили. Там, в Тугулуке, и встретились эти две линии моих пращуров.

Не пропавшие без вести 

Великая Отечественная война – особая тема для директора станичного музея. Он не просто собирал документы, фотографии, письма станичников, а задался целью разыскать следы тех, кто пропал без вести.

– Я нашёл один документ, который не афишировался и в котором говорилось, что при составлении «Книги памяти» всех, кто попадал в плен, а потом их следы затерялись, не включать в неё, записывать в пропавшие без вести. А то, мол, вдруг кто-то из них в предателях оказался, а его - в «Книгу памяти»…
Беглов через интернет стал отправлять запросы в разные инстанции, в том числе и немецкие архивы. Таким образом удалось разыскать следы 23 станичников. Все они погибли в плену.

– К сожалению, об этом уже и сообщить всем их родственникам не удалось, потому что многие умерли или уехали из станицы. Но я считаю, что это очень важное дело. Если уж мы говорим, что никто не забыт и ничто не забыто, то этому лозунгу нужно следовать буквально и восстанавливать историческую правду и справедливость. Мой отец, Иван Константинович, тоже попал в плен в 1941-м. Когда наши отступали и вышли к Неману, рассказывал он, единственным спасением было перебраться на тот берег. Измученные бойцы бросились вязать плоты из брёвен, что валялись на берегу. А взводу отца дали команду окапываться, чтобы прикрывать переправу остальных. Другими словами, оставляли на верную смерть. Отец рассказывал, с какой тоской смотрели они на тех, кто поплыл на тот берег. И вдруг вода закипела… и почти никого не осталось на плаву, единицы выбрались на берег. У немецкой артиллерии уже был пристрелян этот участок. Только успели подумать, что, может, судьба к ним милостива, как по траншее ударила немецкая артиллерия, будто тоже место пристреляно, а сценарий наперёд прописан. Бросились в камыши. А тут немецкие мотоциклисты с пулемётами - и чешут по камышам. «Рус, сдавайся!» Вышли с поднятыми руками… Кто они, эти измученные бойцы, - трусы, предатели? И как поступили бы другие, оказавшись на их месте?

Итогом десятилетней работы Виктора Ивановича в музее стали три самодельные книги. «Война в судьбе григорополисцев», куда вошли документы  с конца ХVIII века и по 1940 год. Вторая посвящена Великой Отечественной войне. В третьей собраны фотографии погибших в Великой Отечественной. 

Чтобы грязь не прилипала

Беседуем с Виктором Ивановичем в совете ветеранов колхоза «Россия». Интересный умный собеседник, повидавший и советскую, и новую, скажем так, капиталистическую жизнь, знающий дореволюционную историю нашего Отечества. Спрашиваю, какое время ему ближе.

– А, наверное, нет плохих времён. У каждого свои особенности, каждое бросало свои вызовы человеческому обществу, ставило перед нравственным выбором. Я с теплотой вспоминаю время председательства Вольдемара Францевича Враны. Отношения между людьми тогда в коллективе были хорошими, открытость, доброжелательность. И задачи хозяйственные мы решали сложные, большие. Но ведь и много было идеологической трескотни, суеты ненужной.

Нынешнее время даёт больше свободы человеку в экономике, в творчестве. Это же хорошо. Но вот беда, мерилом успеха становятся деньги, причём деньги, которые не пахнут. Многим уже не стыдно воровать, а людей совестливых они за неудачников почитают, за новых Дураковых. А история нас учит, что остаются в памяти народной не те, кто ловчил, мошну свою набивал, а кто созидал, кто защищал свою землю, свой род. Это мы должны молодым растолковывать, чтобы они учились зёрна от плевел отделять. К чистому душой грязь не прилипнет.

ст-ца Григорополисская,
Ставропольский край
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 24 от 16.06.2021 под заголовком: «Времена не выбирают»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров