Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Один посеял, другой собрал

+1
0
-1
Автор: shostko
пт, 09.02.2018 12:23

«Арендованный» земельный конфликт превратился в арестованный урожай и уголовное дело

4 мая 2017 г. и. о. белокалитвинского городского прокурора И.Н. Савицких подписал обвинительное заключение в отношении Сергея Николаевича Цветкова, обвиняемого в совершении преступления, предусмот­ренного ч. 1 ст. 330 УК РФ (самоуправство).

Предприниматель, по версии следствия, действуя из корыстной заинтересованности, убрал урожай озимой пшеницы, принадлежащий товариществу на вере «Пузанов и К». Обвиняемый С.Н. Цветков перевёз урожай на склад и оставил для дальнейшего распоряжения, незаконно предполагая, что зерно принадлежит ему.

В результате противоправных действий, как сообщается в заключении, С.Н. Цветков причинил ТНВ «Пузанов и К» в лице его директора П.И. Пузано-
ва существенный вред в виде материального ущерба в размере 563 217 рублей 56 копеек. Кроме того, лишил хозяйство возможности пользоваться урожаем в количестве 53,1 тонны.
П.И. Пузанов сообщил о случившемся в полицию и просил признать предприятие в его лице по уголовному делу потерпевшим. С.Н. Цветков вернул зерно хозяйству, но ни на следствии, ни в суде свою вину не признал. 

Мировой судья Д.Ю. Замковой предложил сторонам конфликта заключить мировое соглашение. Директор товарищества П.И. Пу-
занов согласился на мировую, С.Н. Цветков ответил отказом.
Мировой судья признал 

С.Н. Цветкова виновным в совершении преступления и назначил ему наказание в виде обязательных работ на срок 300 часов. После чего предприниматель обратился в «Крестьянин» с просьбой разобраться в его деле.

– Я хочу справедливости, – сказал Цветков.

Под предлогом судебной тяжбы

В начале ноября 2014 г., за пять месяцев до окончания срока аренды, Пётр Пузанов, директор одноимённого товарищества на вере, получил от 48 пайщиков из села Литвиновка письменное уведомление о нежелании продлевать с ним арендные отношения. Как выразилась Нина Лаврухина, инициатор отказа, «другие давно больше дают». В смысле арендной платы.

20 марта 2015 г. на общем собрании пайщиков «отказники» через своего законного представителя подтвердили принятое решение. И через четыре дня получили кадастровые паспорта на выделенные земельные участки. Тем не менее 2 апреля, на следующий день после прекращения действия договора аренды, директор ТНВ «Пузанов и К» включил всех «отказников», вопреки их воле, в новый договор, который они не подписали.

– Я что, должен был ждать, когда они выделятся? – заявил мне при встрече Пузанов.

П.И. Пузанов: «У меня бюджетообразующее предприятие, 3 000 га, а Цветков 500 га забрал... Я сейчас тоже полторы тонны зерна на пай даю»

Между тем, 7 мая бывшие пайщики получили в Росреестре свидетельства о государственной регистрации права на свои земельные участки. В каждом из них чёрным по белому было сказано: «Существующее обременение права: не зарегистрировано».

Это означало, что земельные участки свободны и какие-либо права на их использование Пузановым утрачены. Поэтому 1 июня 2015 г. предприниматель Сергей Цветков заключил с каждым из «отказников» договор аренды его земельного участка и узаконил договоры в Росреестре. После чего он пригласил специалистов из ООО «Землемер БТИ», которые измерили участки и установили межевые знаки.

Я спросил Цветкова об участке Нины Лаврухиной, из-за которого и случилась вся эта история. Предприниматель пояснил, что участок Лаврухиной является крайним на поле, и показал акт о сдаче межевых знаков на наблюдение за сохранностью от 27 июля 2015 г., подписанный директором ООО «Землемер БТИ» Е.Г. Олейни-ковым и 
С.Н. Цветковым. В акте указаны опорные межевые знаки, закрепляющие поворотные точки границ земельного участка Лаврухиной с точными координатами и адресом.

Несмотря на узаконенную аренду, Цветков не мог приступить к работам на всей арендованной земле. Пузанов продолжал использовать несколько выделенных участков бывших пайщиков в составе общедолевой собственности. Посеял и убрал просо на земле Лаврухиной, на других участках – ячмень. А затем попытался оспорить результаты межевания земли в суде. И под предлогом судебной тяжбы в начале сентября 2015 г. взял и засеял четыре участка, в том числе и участок Лаврухиной, озимой пшеницей. На каком основании? Пузанов достал тот самый договор аренды и ткнул пальцем: «Смотрите!» В списке пайщиков, приложенных к договору, находились фамилии «отказников». Да ведь подписей нет! «Ну и что!» – воскликнул Пузанов. По его словам, есть земельный спор, значит, земля вернулась в общедолевую собственность. А большинство тогда, в марте, проголосовало за аренду.

Ну и ну! Судебная тяжба длилась до 11 апреля 2016 г., когда Ростовским облсудом в удовлетворении исковых требований директора ТНВ «Пузанов и К» к собственникам выделенных земельных участков было отказано.

Через год после того, как Цветков стал законным арендатором, он решил убрать с участка Лаврухиной озимую пшеницу, посеянную Пузановым. Перед уборкой ещё раз с помощью специалиста из ООО «Гео-строй» уточнили границы участка Лаврухиной и сделали плугом разделительную борозду. Пузанов пытался помешать уборке, но не смог. Он вызвал полицию и в присутствии полицейских Цветков отвёз урожай на склад отдельно от другой продукции. 

Выписки из протоколов

Обвинение Сергея Цветкова в том, что он, убирая урожай озимой пшеницы, посеянной Пузановым, действовал из корыстной заинтересованности, по нашему мнению, не соответствует сложившейся ситуа­ции. О какой корысти речь, если законный арендатор в течение целого года неоднократно пытался обратить внимание главы Литвиновского поселения, администрации Белокалитвинского района, городского прокурора, полиции и Следственного комитета на ущемление своих прав?

Так из корысти не действуют.

Цветков в своих показаниях выразился ясно: «Решение об уборке урожая озимой пшеницы... было обусловлено бездействием инстанций, в которые я ранее обращался».

По большому счёту, убирая урожай, предприниматель убрал препятствие, которое мешало ему реализовать своё право. Но по логике суда Цветков должен был и дальше ждать, когда директор ТНВ «Пузанов и К» уберёт плоды своих посевов. Ну а если бы Пузанов после уборки вновь засеял бы землю? Как тогда? Тогда опять ждать и круглосуточно сторожить, чтобы поймать момент завершения очередной уборки.

В приговоре о Цветкове сказано: «Он полагал, что с момента заключения договора аренды всё, что находилось на данной земле на основании ст. 136 ГК РФ принадлежит ему...»

Но ведь это не так. И не по этой причине Цветков убрал урожай с участка Лаврухиной. Обратимся к упомянутой статье: «Поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы) принадлежат лицу, использующему это имущество на законных основаниях...»

Кто использовал земельный участок Лаврухиной на законных основаниях? Пузанов, как мы показали, утратил права арендатора, а Цветков не смог свое­временно приступить к работе на её земле. Поэтому урожай принадлежал самой Нине Лаврухиной как лицу, передавшему свой земельный участок в аренду на законных основаниях. Не случайно на трёх судебных заседаниях у неё пристрастно допытывались, разрешала ли она Цветкову убирать урожай озимой пшеницы. Судя по их протоколам, чаще всего Нину Лаврухину спрашивали о её разрешении Цветкову на уборку злополучного урожая. Вопросы звучали в разных формулировках: «Вы Цветкову разрешали...», «Разрешали вы Цветкову...», «Почему вы разрешили», «Почему дали разрешение...» – и далее в том же духе. Лаврухина отвечала: «Да», «Мы поговорили, и я разрешила», «...поэтому я разрешила», «Я разрешила, потому что...». Много вопросов было по поводу формы разрешения: письменно или устно, при свидетелях или нет? Лаврухина обстоятельно ответила на все вопросы в пользу Цветкова, и только в одном случае произошла заминка. На вопрос: «Вы Цветкову разрешили убрать урожай?» – она ответила: «Да». А на вопрос: «Каким образом?» – сказала, что с ней разговора не было. В последущем она уточнила: «Я забыла».

Как это понимать?

В приговоре утверждается, что показания Лаврухиной по поводу её разрешения Цветкову убрать урожай озимой пшеницы не нашли подтверждения в ходе судебного разбирательства. 

Якобы она давала разные показания. Однако выписки из протоколов судебных заседаний, которые мы изучили, свидетельствуют об обратном. Только один раз по забывчивости Лаврухина сказала, что у неё с Цветковым разговора относительно уборки зерна не было. А шесть раз она утверждает: разрешение давала.

Проба арестованного зерна на хранении

Суд не устраивает, что разрешение Лаврухина давала в устной форме и без свидетелей. Это странно. Ведь она собственник земельного участка и урожая, который выращен на её земле помимо её воли. Поэтому вправе выбирать, как и в какой форме распоряжаться своей собственностью. Отсутствие письменного согласия на уборку и свидетелей нельзя рассматривать как доказательство отсутствия такого согласия. Когда Лаврухина давала разрешение Цветкову на уборку озимой пшеницы, она, естественно, не готовилась к судебным заседаниям и не заботилась о наличии свидетелей.

В приговоре виновность подсудимого Цветкова в совершении преступления подтверждается, как сказано, исследованными в судебном заседании показаниями представителя потерпевшего П.И. Пузанова.

Чего же это за показания, исследованные в суде?

Оказывается, на момент обращения в суд Пузанов «не знал о наличии договоров аренды между Цветковым и Лаврухиной, так как был спор по поводу выделения земли и фактически межевание не проводилось».

Но если межевание не проводилось, откуда тогда у пайщиков появились кадастровые паспорта на выделенные участки и свидетельства о государственной регистрации права? И для чего пайщики отказались от про­дления арендных отношений с Пузановым? Разве не для заключения договора аренды с Цветковым? Стоит ли приводить рассказы «отказников» о том, как и с помощью каких аргументов Пётр Иванович уговаривал их не отдавать землю в аренду Цветкову? Наверное, не стоит.

Ещё одно исследованное в суде доказательство утверждает, что «на момент уборки Цветковым урожая оспаривание результатов выделения земли в суде продолжалось».

Как это понимать, если есть даты? 11 апреля 2016 г. Судебная коллегия Ростовского областного суда признала выдел земельных участков большинства «отказников», в том числе и Лаврухиной, законным. А Цветков убрал урожай 6 июля 2016 г., через три месяца.

И таких нестыковок в приговоре не одна и не две...

Нужен прецедент

В нашем землепользовании есть проблема. Когда участники общедолевой собственности уходят от одного арендатора к другому, предыдущий арендатор, как правило, продолжает использовать землю пайщиков после истечения срока аренды. Бывает год, как в данном случае, бывает и больше. Достаточно подать возражение по поводу выдела земельного участка, и всё. Собственник земли и новый арендатор замучаются по судам ходить, пока докажут законность межевания. Таковы всевозможные уловки и ухищрения в земельном законодательстве, они фактически нивелируют права собственника земли. В результате судьба земли и урожая зависят от кого угодно, только не от владельца и законного арендатора.

Для того чтобы сломать этот так называемый порядок, в котором ничего не значат право собственности, срок аренды и так далее, нужен судебный прецедент.

Но где такой судья, который решится на это?

с. Литвиновка, Белокалитвинский р-н, Ростовская обл.
Фото В. Нестеренко

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 6 от 07.02.2018 под заголовком: «Один посеял, другой собрал»
+1
0
-1
Автор: shostko
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров