Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Стрелять или пахать? Отношения между охотничьими организациями и землевладельцами требуют уточнения

+1
0
-1
ср, 21.11.2018 15:04

Из-за отсутствия правовой базы в Краснодарском крае всё чаще возникают конфликты между владельцами и арендаторами земельных угодий и охотниками. По мнению аграриев, эта проблема касается фермеров всей страны. Чтоб решить её, нужно более чётко прописать права и обязанности организаций, предоставляющих охотничьи услуги, считают они.

Из 7,5 млн га кубанской земли к категории земель сельхозна­значения относится 4,8 млн га (из них непосредственно пашни – 3,7 млн га). При этом охотничьих угодий в крае насчитывается более 5,8 млн га, рассказывает фермер из Брюховецкого района Сергей Коваленко. То есть они превышают площадь пашни в полтора раза. Это приводит к любопытным казусам.

– Данная ситуация касается не только фермеров, но и вообще всех землепользователей, – говорит аграрий. – Охота как вид деятельности возникла очень давно, и потому права любителей этого дела защищаются рядом законодательных актов, в первую очередь законом «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов». В 26-й статье он накладывает определённые ограничения на земли собственников. Предполагается, что все объекты животного мира, находящиеся на территории РФ, принадлежат государству, оно ими распоряжается, сохраняет и через аукцион передаёт в пользование охотничьим организациям. А те уже, в свою очередь, продают лицензии охотникам.

Что получается в результате подобного наложения? Даже если человек владеет землёй, попадающей в категорию «охотничьих угодий», он не может запретить появляться на ней людям с ружьём, купившим официальную лицензию. То же самое касается и арендаторов.

Важный момент – о подобном «обременении» можно узнать, только если специально сделать запрос в Минприроды. В Росреестре эти данные не отображаются, в Кадастровой палате тоже сведений нет. Охотничьи организации получают участки в долгосрочную аренду, от 20 до 49 лет. На Кубани таких организаций 37 и, по сути, весь имеющийся массив угодий уже распределён.

Минприроды – главное ведомство, «отвечающее» за то, чтобы охотникам было в кого пострелять. В своём «рвении» чиновники иногда перегибают палку, добавляет полномочный представитель губернатора Краснодарского края по делам фермеров Вячеслав Легкодух.

Сергей Коваленко и Вячеслав Легкодух пытаются усадить за стол переговоров охотников и фермеров

– Пару лет назад у нас в Ейском районе были попытки наказывать фермеров за то, что они «не предпринимают мер по сохранности объектов животного мира» – тех же сусликов или птицы. От нас даже требовали вести учёт и делать прогноз по увеличению живности на участке! То есть на фермеров перекладывали ответственность по уходу за охотничьими угодьями, которые «по совместительству» оказались и пашней. Не на тех, кто реально продаёт все эти лицензии и зарабатывает деньги, не прилагая никаких усилий, а на аграриев!

Но мы сумели отбиться.

– А я знаю людей, которых реально штрафовали за это, – продолжает Сергей Коваленко. – Они реально отчитывались, что поставили кормушки для зайцев и т. д. Но дело даже не в этом. По закону любой собственник земельного участка или арендатор несёт ряд обязательств – например, по обеспечению мер противопожарной безопасности. И закон устроен таким образом, что если на участке по каким-то причинам загорелась трава, отвечать всё равно будет фермер. А теперь представим ситуацию. У нас в крае охота начинается в середине августа. На полях лежит сухая стерня, стоит комбайн, кукуруза не убрана, подсолнечник... И по вашему полю ходит человек с ружьём, стреляет куропаток. А что, имеет право! Но у кого должен быть приоритет? Чьи интересы тут важнее? Фермера, который выращивает хлеб, даёт людям работу, или горожанина-охотника, приехавшего развлечься?

Если по вине охотника начнётся пожар, ответственность понесёт фермер, объясняет Коваленко. Но как ему контролировать действия человека с ружьём, не ходить же за ним по пятам? Запретить находиться на поле ему нельзя. Вывод – отношения не урегулированы.

– Проблема распространяется дальше – у нас есть предгорная пастбищная зона, – продолжает фермер. – Там пасётся скот: КРС, бараны. Как охотнику отличить дикое животное от домашнего? На кого он будет охотиться? Ещё одна тема – интенсивные сады. Люди вкладывают деньги, строят системы полива, покупают дорогие саженцы... Один выстрел неподалёку, дробина попадает в ствол – и молодое дерево может погибнуть. Кто ответит за это? Та же ситуация с виноградниками, с тепличными комплексами, хранилищами кормов, навесами для скота. По нашему законодательству все эти объекты относятся к временным, а не капитальным сооружениям. Возле них можно охотиться. Да, с кем-то можно договориться не делать этого по дружбе. Но со всеми ведь не договоришься!

По большому счёту, вся деятельность охотника регулируется только «Правилами охоты», где, в частности, прописан запрет на отстрел животных в 200 метрах от жилья и запрет стрелять по линиям электропередач, дорожным знакам и пр. Большего в нём не сказано. А как насчёт фермерской производственной базы в поле? «Получается, там можно спокойно развлекаться с оружием?» – задаётся вопросом Коваленко. Конфликты рано или поздно начнутся, убеждён он. Сейчас некоторые фермеры ставят ограждения, опахивают участки и не пускают охотников на поля. Но люди с ружьём справедливо апеллируют к своим правам. И порой беседа между ними происходит совсем не в приличных выражениях...

– Этот вопрос нужно законодательно урегулировать, – считает аграрий. – И не просто что-то запретить, а создать механизм согласования интересов. Ведь мы помним – охотхозяйства оказывают коммерческую услугу, продают лицензии. А значит, здесь можно заключать договоры услуг, прописывать какие-то требования и параметры...

По мнению Сергея Коваленко, предотвратить конфликты между охотниками и фермерами сможет только внесение изменений в федеральное законодательство. Необходимо более чётко прописать, что значит «ограничение права собственности» в тех моментах, которые касаются доступа охотников на участки. В каких случаях это возможно? Какую ответственность несёт сам охотник (или те, кто продал ему лицензию) за порчу из-за стрельбы того или иного имущества? И т. д.

– Всё это позволит определить взаимные «границы» охотничьей деятельности и согласовать её так, чтобы это было комфортно каждой стороне процесса, – заключает Сергей Коваленко.

По словам Вячеслава Легкодуха, данный вопрос будет обсуждаться на ближайшем съезде кубанских фермеров, который состоится 22 ноября в рамках форума «ЮгАгро-2018».

– Накануне съезда мы провели совещание с различными ведомствами, в том числе посвящённое взаимодействию охотничьих обществ и сельхозпроизводителей, – рассказал он. –

Мы договорились о создании рабочей группы и проработке изменений в краевом законодательстве. Небольшой шаг вперёд мы сделали, но кубанское общество охотников проигнорировало наше совещание. Они считают себя правыми и не видят проблемы в том, о чём мы говорили. Надеемся, их удастся посадить за стол переговоров.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 47 от 21.11.2018 под заголовком: «Стрелять или пахать?»
+1
0
-1
Комментариев: 4

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя Solo
+1
0
-1

А как аграрии относятся к потраве, которую регулярно устраивают дикие животные? Ведь если они формально "государственные", и более того, государство на этом зарабатывает, от почему фермеры (а в предгорной зоне это довольно большая проблема) несут регулярные убытки, которые никто принципально с "той стороны" (государство и охотники) не признает. А ведь потравы в несколько гектар для небольшого хозяйства - весьма существенная потеря, тем более, что это может быть единственная пашня, и потом приходится закупать кукурузу, которую уничтожили дикие животные - на рынке, а зерно дешево только с точки зрения тех, кто его продает, но не тех, кто его покупает. И начальник охотхозяйства, даже признавая потраву (видя следы животных, уничтоженый урожай) - лишь довольно усмехается, глядя на этот беспредел...

Аватар пользователя Тимур Сазонов

Я согласен, это другая сторона проблемы. Потому и должны охотники и фермеры сесть за стол переговоров и обсудить все наболевшие вопрсы, разве нет?

Аватар пользователя Solo
+1
0
-1

Как следует из статьи и как показывает практика - охотников и государство все устраивает, весь банкет за счет крестьян. И пока мнение государства не изменится - охотников никто никак не заставит ни о чем договариваться, у них и так профит, с любой стороны - одни плюшки.

И государству так же неплохо было бы как-то отвечать за свое имущество/хозяйство, раз уж оно не только охраняет животный мир, но и зарабатывает на этом, то почему за счет крестьян? Разве крестьяне - самые богатые в этом треугольнике, а особенно в предгорных районах со скудными суглинками и поздней весной?

Новости партнёров