Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Спецоперация «Инвестор»: как захватили и ликвидировали стабильное предприятие в личных интересах

+1
0
-1
Автор: shostko
чт, 25.04.2019 11:11

10 лет назад буквально в течение нескольких месяцев канул в Лету прибыльный СПК «Шкуринский» в одноимённой станице Краснодарского края. Вместе с хозяйством исчезло его право аренды 10,5 тысячи га земли стоимостью около полумиллиарда рублей. Выращенный урожай на 200 миллионов... Техника, живность, недвижимость, а это также сотни миллионов...

Коллектив сельхозкооператива вместе с его председателем Сергеем Витальевичем Рыбальченко доверились инвес­тору и потеряли предприятие. С тех пор инициативная группа во главе с Николаем Николаевичем Полевым, в прошлом хозяи­ном Шкуринского сельского поселения, пытается вернуть общее имущество, осевшее в известных им структурах. Но для того чтобы вернуть, говорит Рыбальченко, необходимо возбудить уголовное дело о мошенничестве.

Они написали более двухсот обращений в прокуратуру всех уровней. Подали десятки заявлений в МВД, Следственный комитет, ФСБ. Отправили жалобы всем депутатам Госдумы.

В результате появились уголовные дела и даже приговоры по отдельным эпизодам, но мошенничество в истории исчезновения сельхозкооператива правоохранители не обнаружили.
Рыбальченко обратился в «Крестьянин» с просьбой помочь разобраться в деле СПК «Шкуринский».

– Это не частный вопрос, – сказал бывший председатель. – Станица потеряла 600 рабочих мест... Её покинули 1 500 жителей.

«Будем кончать с ним»

Охоту на СПК «Шкуринский» начал Сергей Цапок в 2007 году. Однажды он и Вячеслав Цеповяз появились в конторе сельхозкооператива. Рыбальченко вспоминает, что Цапок сразу без церемоний предложил ему свои услуги инвестора на выбор: или сельхозкооператив входит в состав одного из его хозяйств, или предприятие Цапка входит в СПК «Шкуринский». 

Председатель понимал, что предложение Цапка подразумевает слив хозяйства, и отказался от услуг кущёвского инвес­тора. Цапок сказал: жди гостя. Незваный гость пожаловал в лице руководителя районного РУБОПа А.М. Ходыча, который под предлогом проверки изъял документацию.

– Выгреб все бумаги дочиста, – рассказывает Татьяна Игнатьевна Дрига, бывший главный бухгалтер кооператива. – Из компьютера всю базу скачал... в том числе списки собственников земельных и имущественных паёв... фамилии, адреса, телефоны...

А вскоре каждый из 1 800 собственников земельных паёв получил письмо такого содержания: «ОПХ “Слава Кубани” предлагает вам продать земельный пай, так как СПК “Шкуринский” объявят банкротом и ваша земля пропадёт».

Цапок приступил к скупке паёв. За один платил 100 и даже 150 тысяч рублей, хотя пай стоил 50 тысяч. И периодически навещал упрямого председателя.

– Каждый раз, когда я отказывался от «услуг» инвестора, – продолжает Рыбальченко, – Цапок говорил: «Ну, тогда жди...»

– И действительно, через несколько дней приходили очередные проверяющие, после которых оставались предписания на устранение недостатков и нарушений. Так, краевой энергонадзор потребовал заменить электрооборудование на пяти товарно-механизированных фермах. А это вынь и положь 40 миллионов рублей. Санэпидстанции не понравились молокопроводы. Ещё 20 миллионов. Борцы за экологию наказали СПК «Шкуринский» на 200 миллионов за навоз на полях (?!). Оказывается, навоз, который во все века использовался как удобрение, загрязняет подпочвенные воды. Нефтяники прошлись по автозаправкам, а ветеринары – по рогатым и безрогим четвероногим. Чтобы сохранить хозяйство, 

Рыбальченко занял денег и с разрешения общего собрания сельхозкооператива начал срочно скупать паи.

– Ну что ж, – сказал Цапок, – будем решать вопрос у главы района.

Тяжёлый разговор происходил в кабинете главы Кущёвского района Владимира Сергеевича Ханбекова. Когда председатель вновь отверг услуги Цапка, тот встал и бросил в адрес Рыбальченко:

– Тогда мы будем кончать с ним...

После чего вместе с подручными покинул кабинет.

Ханбеков обратился в ФСБ с просьбой защитить Рыбальченко. К председателю приставили сотрудника по фамилии Беккер, который заверил Сергея Витальевича, что ему не надо опасаться за свою жизнь.

Остатки животноводческой фермы СПК «Шкуринский»

Бывший глава Кущёвского района Ханбеков при встрече вспомнил эпизод с угрозой Цапка в адрес Рыбальченко и своё обращение в ФСБ, а вот последующие события, как он выразился, запамятовал. Владимир Сергеевич наотрез отказался пояснить факты, связанные с исчезновением СПК «Шкуринский».

Парсегов очаровал всех

Цапок успел скупить 650 га земли, всего пять процентов общей площади, и отошёл от хозяйства, вероятно, не желая иметь дело с ФСБ. Казалось бы, опасность потерять сельхозкооператив миновала. Но это только казалось.

Вспоминает Полевой:

– Мы хотели взять кредит в Россельхозбанке на реконструкцию второй фермы, чтобы выполнить предписание проверки. Просили 30 миллио­нов. Не дали. Просили 8 миллионов на коровник. И вновь отказ. Такая же реакция и у других банков. Хотя задолженностей по кредитам и налогам у нас не было...

Между тем, неожиданно пришёл запрос из Главного управления МВД России по ЮФО. Документ предписывал председателю СПК «Шкуринский» предоставить все виды договоров, счетов, накладных, актов, платёжных поручений и так далее.

Рыбальченко, по его признанию, испугался. Ведь он был поручителем по кредиту в 60 миллионов рублей, который сельхозкооператив взял на покупку новой техники ещё до Цапка. Он отправил по запросу три мешка документов и одновременно обратился с жалобой в ФСБ. Через несколько дней документы вернули без объяснений.

Случайно ли совпали во времени Цапок с его предложением и угрозами, проверки хозяйства и запрос из ГУ МВД России по ЮФО?

– В какой-то момент, – говорит Сергей Витальевич, – мне стало ясно, что без помощи со стороны мы не выполним предписания проверок. Вопрос об инвесторе стал реальностью, но искать его надо было за пределами Краснодарского края...

Такой инвестор был найден в Ростове. Состоялись переговоры, но потом что-то помешало ростовскому предприя­тию, и сотрудничества с ним не случилось. В это время чиновники из краевой администрации стали настойчиво рекомендовать СПК «Шкуринский» в качестве инвестора российскую группу компаний «Евросервис». Представителей хозяйства даже возили на экскурсию на предприятия, инвестором которых являлась ГК «Евросервис». Экскурсанты прониклись увиденным количеством новой техники и созрели. На общем собрании они выступили с призывом в пользу выбора ГК «Евросервис».

Там же призыв экскурсантов поддержал глава Кущёвского района Владимир Сергеевич Ханбеков: «С представителями инвестора мы встречались не один раз... уверен, что «Евросервис» – мощная компания, которая способна реализовать новые технологии...»

А официальный представитель группы компаний и одновременно генеральный директор ООО «Евросервис-Юг» Сергей Юрьевич Парсегов очаровал собрание. По его словам, ГК «Евросервис» – одна из крупных мировых компаний. И конечно же, она поднимет кооператив на достойный уровень. Модернизирует производство, повысит зарплату, вдохнёт новую жизнь в станицу... Но для этого СПК «Шкуринский» должен вступить в новое юридическое лицо ООО «Рассвет», одно из предприятий «Евросервиса».

Общее собрание проголосовало за.

При встрече я попросил бывшего главу Кущёвского района Ханбекова прокомментировать продвижение Парсегова в инвесторы кооператива.

– Я такого не помню, а Парсегова вообще никогда не видел, – ответил Владимир Иванович.

По фиктивным сделкам

Вопреки обещаниям реальность оказалась иной. В действительности кооператив вступил в ООО «Рассвет», где единственным учредителем был лично Парсегов с уставным капиталом 10 000 руб. Директором он назначил В.М. Вовненко, юриста СПК «Шкуринский», с которым нашёл общий язык. ГК «Евросервис» осталась в обещаниях.

Рыбальченко, вступая в ООО «Рассвет», передал в его уставный капитал имущество кооператива на 59 244 000 руб. Парсегов взял кредит в Россельхозбанке и перевёл по фиктивным сделкам 61 552 122 руб. на счета подконтрольных ему предприятий. Оттуда обозначенная сумма в разных частях поступила в уставный капитал ООО «Рассвет» за Парсегова. Хотя фирмы не являлись участниками общества и по закону не имели права вносить свои доли в уставный капитал. Величина объединённого уставного капитала «инвес­тора» возросла до 120 960 122 руб., а доли участия перераспределились между Парсеговым – 51% и СПК «Шкуринский» – 49%.

Но в тот же день директор Вовненко вернул 61 552 122 руб. тем же фирмам по фиктивным сделкам, как установил Кущёвский районный суд 9 октября 2014 г. Тем самым Парсегов создал видимость внесения доли в уставный капитал ООО «Рассвет» и получил преимущество при принятии решений на собраниях учредителей.

Это был первый этап в схеме захвата кооператива.

Между тем Рыбальченко не мог добиться от Парсегова разум­ных объяснений, куда исчезли из уставного капитала более 61 млн руб. Отношения между ними напряглись. Тем более что новоявленный «инвестор» стал настаивать на дальнейшей реорганизации СПК «Шкуринский», то есть на присоединении кооператива к ООО «Рассвет». Председатель понимал, что вступление в общество и присоединение к нему – разные вещи. Во втором случае в уставном капитале оставался всего один учредитель, и хозяйство неизбежно растворилось бы в ООО «Рассвет».

Председатель сопротивлялся как мог. Рыбальченко уволил часть специалис­тов, которых привёл с собой Парсегов. Они оказались специалистами по скупке имущественных паёв в его пользу. Но ситуа­ция развивалась по другому сценарию. Предприниматели, которые в своё время одолжили Рыбальченко деньги на приобретение паёв, чтобы защитить СПК «Шкуринский» от Цапка, потребовали вернуть деньги. Председатель вынужден был продать скупленные имущест­венные паи за 37 560 000 руб. Юрию Ивановичу Рябухину, помощнику Парсегова. Это был кредит Россельхозбанка, который использовался для создания видимости внесения доли Парсегова в уставный капитал, а затем выведенный оттуда. 

После чего «инвестор» пригрозил Рыбальченко увольнением по статье, если он не уйдёт с его пути.

– Парсегов приехал в контору с незнакомцами и начал угрожать мне расправой, – говорит Сергей Витальевич. – Мне ничего не оставалось как уволиться по собственному желанию.

Внеочередное общее собрание СПК «Шкуринский» выбрало председателем кооператива Рябухина. Он перечислил всяческие блага, которые ожидают членов предприятия и собственников земельных долей в случае присоединения их хозяйства к ООО «Рассвет». Собрание дало добро, не понимая, что голосует за собственную ликвидацию.

За счёт поглощения СПК «Шкуринский» уставный капитал «инвестора» подпрыгнул до 
166 100 122 руб. А в долях предстал в виде: Парсегов – 57,8%, Рябухин – 42,4%.

Так завершился второй этап ликвидации хозяйства Рыбальченко.

Что-то с памятью моей стало

На третьем этапе исчезновение СПК «Шкуринский» предстояло узаконить. Сделать это было непросто. Дело в том, что решение собрания ничего не значило. Целый ряд действую­щих на тот момент законов запрещал подобное присоединение для предприятий разных организа-ционно-правовых форм.

Начальник налоговой инспекции по Кущёвскому району Виктор Николаевич Мищенко сначала поостерёгся регистрировать присоединение кооператива к ООО «Рассвет». Видимо, в налоговой инспекции решили, что проще обанкротить хозяйство, чем нарушать закон. И обратились в Арбитражный суд с заявлением о признании СПК «Шкуринский» банкротом. 

Предъявили счёт по долгу на 2 738 610 руб. В суде выяснилось, что задолженность кооператива всего 40 518 руб. А для того чтобы признать должника банкротом, требования к нему должны быть не менее 100 000 руб. Обанкротить кооператив не удалось.

Второе заявление о присоединении СПК «Шкуринский» к ООО «Рассвет» начальник налоговой инспекции Мищенко удовлетворил.

В ЕГРЮЛ появилась запись о прекращении деятельности СПК «Шкуринский».

Позже, давая объяснения старшему следователю СО по Кущёвскому району А.Н. Дербок, Мищенко заявил, что он получил письмо из краевой налоговой службы с разрешением узаконить присоединение СПК «Шкуринский» к ООО «Рассвет». Но кто подписал это письмо, он не помнит. Как ни странно, следователя устроил такой ответ. Выяснять имя и должность того, кто дал отмашку на ликвидацию юридического лица, следователь почему-то не стал.

В другом случае старший следователь В.В. Резников, перечислив признаки мошенничества, присутствующие в истории захвата и ликвидации СПК «Шкуринский», тем не менее отказал в возбуждении уголовного дела по этой статье. Сослался на тот факт, что Парсегов объявлен в розыск и опросить его нет возможности. Как будто отсутствие Парсегова мешает возбудить дело.

Есть власть покруче судебной

Предприятие Парсегова поглотило всё движимое и недвижимое имущество кооператива. А это сотни миллионов рублей. В том числе и право аренды 10 500 га земли стоимостью, по разным оценкам, от 200 до 500 млн руб. Казалось бы, цель достигнута – хозяйствуй, сколачивай капитал. Но нет! Как выяснилось, цель была иная.

Руководство ООО «Рассвет» начало энергично банкротить своё хозяйство. Что только не делалось, чтобы «реализовать свою заинтересованность в выводе активов предприятия». В разы увеличивали текущие обязательства и суммы непокрытых убытков. Заключали договоры на заведомо невыгодных условиях. Выводили из хозяйственного оборота суммы на длительные сроки. Не взыскивали долги... Словом, «совершали действия, заведомо влекущие неспособность юридического лица удовлетворять требования кредиторов».

Инициативная группа: в центре С.В. Рыбальченко, слева Н.Н. Полевой, справа Т.И. Дрига

И всё это сопровождалось умышленным уничтожением зерноскладов, зернотоков, стоянок, хранилищ, подложными актами приёма-передачи имущества, пропажей урожая и техники и т. д. и т. п.

Инициативная группа бывших членов исчезнувшего СПК «Шкуринский» добилась возбуждения двух уголовных дел по статьям о преднамеренном банкротстве и о неправомерных действиях при банкротстве. Но самое поразительное, что ООО «Рассвет» стало банкротом, а два уголовных дела о преднамеренном банкротстве окончились ничем. Говорят, что следователь, который их закрыл, пошёл на повышение.

Похоже, банкротство «инвес­тора» стало четвёртым и заключительным этапом в схеме захвата и ликвидации СПК «Шкуринский». И единственной разумной целью всей этой истории стал вывод на торги права аренды 24 земельных участков общей площадью 10 500 га. Что подтверждает ход событий.

Как только Арбитражный суд ввёл в ООО «Рассвет» процедуру наблюдения, краевое ТУ Росимущества тут же начало продажу права аренды земельных участков. Арбитражный, а следом и Кущёвский районный суды наложили запрет на любые действия с участками. Тем не менее судебные приставы-исполнители почему-то выставили право аренды земельных участков на торги и продали его за 43 738 787 руб. Покупателями стали ООО фирма «Норд», граждане З.Х. Молхозов и Л.А. Умеров. Но конечным бенефициантом оказалось ЗАО «Агрокомплекс Выселковский», подконтрольное семье бывшего губернатора Краснодарского края и бывшего министра сельского хозяйства РФ Александра Николаевича Ткачёва. Каким образом? 

Не прояснил приобретение права аренды земли и генеральный директор ЗАО «Агрокомплекс Выселковский» В.Г. Горелов на сходе в станице Шкуринской. В присутствии 415 дольщиков и главы Кущёвского района В.С. Ханбекова он сказал: «Через приставов 24 договора аренды перешли к ЗАО “Агрокомплекс Выселковский”... Право аренды было выставлено приставами на торги. Торги мы честно выиграли...»

Это система

Инициативная группа добивается возбуждения уголовного дела о мошенничестве. Бывшие члены кооператива надеются с помощью этой статьи найти и вернуть уцелевшее имущество.

Но проблема, связанная с захватом и ликвидацией СПК «Шкуринский», гораздо шире и трагичнее. В распоряжении редакции есть две экспертизы экономического состояния кооператива на январь 2008 года. Как раз на начало спецоперации под названием, скажем так, «Инвестор».

Предприятие характеризуется «работой с прибылью», «устойчивым финансовым состоянием», «достаточным уровнем ликвидности». И вдруг на стабильно работающий кооператив нахлынули проверки со штрафами и предписаниями на сотни миллио­нов рублей. А следом появляется Парсегов, у которого на счету не один обанкроченный сахарный завод. И так далее.

Наверное, надо быть очень наивным человеком, чтобы не видеть в истории, приключившейся с СПК «Шкуринский», умышленную последовательность целенаправленных и скоординированных действий.

ст-ца Шкуринская, Краснодарский край
Фото Виталия Нестеренко и Сергея Рыбальченко

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 16 от 17.04.2019 под заголовком: «Спецоперация «Инвестор»
+1
0
-1
Автор: shostko
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров