Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → От верной смерти кубанскую фермершу спас тапок

+1
0
-1
Автор: shostko
чт, 12.07.2018 11:01
Земельная реформа оставила после себя немало проблем, таящих опасность для сельского предпринимателя. Среди них невостребованные земельные доли и... оставшаяся скрытая земля.

Передо мной документ четвертьвековой давности. Называется он «Определение размера земельного пая для работающих и пенсионеров, проживающих на территории колхоза «Родина» на 1.01.91 г.».

Это станица Вознесенская в Лабинском районе на Кубани.

В документе указано число тех, кто имеет право на получение земельного пая размером 4,53 га. И общая площадь земельных угодий. Как ни считай, получается, что после наделения колхозников земельными паями 5 тыс. га остаются неприватизированными. А по расчётам фермера Натальи Сидоровой, осталось больше 6 тыс. га. Возможно, и так. Сидорова два года работала землеустроителем в администрации Вознесенского сельского поселения и, надо полагать, знает земельные тайны бывшего колхоза.

По её словам, руководство отчиталось в край, что вся земля поделена на паи.
Наталья Сидорова не простой фермер. Таких, как она, успешных в животноводстве, можно по пальцам пересчитать. Третья лучшая семейная ферма в России. Грант 5 миллио­нов рублей. Второй грант – 50 миллионов на лучший бизнес-проект кооператива по переработке молока и мяса. И вдруг – уголовное дело по обвинению в мошенничестве с землёй.

Вымогательство за оправдательный приговор. Выстрел, едва не стоивший жизни Сидоровой. Суд и пять лет колонии общего режима.

Уголовное дело, как оказалось, выросло на той самой то ли невостребованной, то ли скрытой земле.

Сам по себе такой резкий поворот в судьбе успешного фермера нуждается в объяснении. Тем более в деле слишком много вопросов, на которые нет ответов.

По версии обвинения

По версии обвинения, Наталья Сидорова создала схему хищения чужого имущества, невостребованных земельных долей. Сначала она привлекла бывшего соседа Абдукахора Набиева по кличке Шариф. Якобы по её просьбе Набиев подписал у нотариуса доверенность на имя Сидоровой на право распоряжаться его земельным паем, которого у него никогда не было. И получил за подпись 1 000 руб. При этом она сказала, что подпись – пустая формальность. Дескать, нужна для проверяющих хозяйство. После чего Сидорова предложила Набиеву искать людей, чтобы таким же способом оформлять доверенности за вознаграждение. Шариф, как он сам признаётся, дал согласие, так как «нуждался в деньгах».

Точно так же Сидорова использовала таксиста Игоря Безгодова по кличке Хромой. Своё обращение к нему со странной просьбой она объяснила тем, что надо помочь администрации оформить невостребованную землю.

Набиев и Безгодов развернули бурную деятельность и нашли более 100 человек, которые подписали фиктивные доверенности.

По мере того как собиралось нужное количество доверенностей, обвиняемая прикладывала к ним свидетельства о праве собственности на землю и передавала пакет документов кадастровому инженеру Евгении Латыговской. Та межевала землю, выделяла земельные участки и оформляла их с постановкой на кадастровый учёт. После чего Сидорова в Росреестре регистрировала первичные права собственности доверителей и продавала земельные участки с регистрацией перехода права собственности.

Таким способом, утверждает обвинение, Сидорова похитила 548,82 га земли, причинив администрации Вознесенского сельского поселения имущественный вред.

Наталья Сидорова считает себя невиновной: «Я ни у кого ничего не похитила»

Бесхозяйная – значит ничья

Давайте разбираться. Обвинение и суд считают чужим имуществом земельные паи, которыми их неизвестные собственники не распорядились с момента получения в 1991 г. На самом деле паи не были чужими. Прошло 20 лет. Государство утратило право собственности на землю, разделённую на паи, отказавшись от неё в пользу граждан при реорганизации колхоза «Родина». Их собственники за два десятилетия не объявились. Администрация Вознесенского сельского поселения не провела работу, как требует закон, по признанию земельных паёв невостребованными.

Так чьими были паи, которые якобы похитила Сидорова?

На этот вопрос отвечает ГК РФ в статье 225: «Бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен».

Получается, что разделённые на паи гектары были бесхозяйными, то есть ничьими. Следствие, обвинение и суд обязаны учитывать обстоятельства подобного рода. Приговор, выстроенный на такой шаткой основе, как отсутствие законного собственника, порождает юридический казус: преступление есть, а пострадавшего нет. А что есть?

Есть нарушение установленного порядка обращения бесхозяйного имущества в собственность.

Администрация Вознесен­­­ского поселения могла бы свое­временно вернуть ситуацию с ничьей землёй в исходное положение, обжаловав с помощью прокуратуры договоры межевания и купли-продажи выделенных участков. Но не сделала этого. Почему? По нерадивости или кому-то было нужно, чтобы земля оставалась ничьей?

Справедливости ради надо сказать, что Владимир Коробкин, глава администрации Вознесенского поселения, в показаниях сообщил о своём иске 2016 г. о признании права муниципальной собственности на невостребованные земельные доли. Через пять лет после описываемых событий. Но, говорит Коробкин, «по настоя­щее время решение не принято в связи с различными обстоятельствами». И самое главное в его показаниях: 
«...земля, находящаяся ранее в ведении СПК колхоз «Родина», а ныне невостребованная, в настоящее время никому не принадлежит».

А что же суд? В отсутствие пострадавшего суд назначил пострадавшей администрацию Вознесенского поселения. На каком основании? Вероятно, исходя из предположения, что когда-нибудь администрация, может быть, и станет собственником ничьей земли.

Вот до каких высот судебного права мы дожили. Теперь Фемида может назначать пострадавших, так сказать, на всякий случай.

Согласитесь, что ничью землю нельзя похитить. Её можно присвоить, вопреки установленному порядку, а это совсем иное дело.

Под воздействием обмана за деньги

Я прочитал более сотни показаний граждан, подписавших фиктивные доверенности. Почти все они в станице Вознесенской не проживали. В колхозе «Родина», где осталась бесхозяйная земля, никогда не работали. Права на получение земельного пая не имели. Свидетельства на право собственности на землю не получали. Наталью Сидорову не знали и не видели. И тем не менее каждый из них доверил Сидоровой свой пай, которого он отродясь не имел.

Что это, сеанс массового гипноза? Да, утверждает обвинение, «под воздействием обмана и не осознающих последствий совершаемых действий».

Ну при чём здесь обман, если люди подписывали фиктивные доверенности за деньги? То есть сознательно, в чём они сами признаются: «...по станице прошёл слух о том, что можно лёгким способом заработать деньги, надо лишь подписать какие-то документы в нотариальной конторе»; «...соседка предложила подписать что-то у нотариуса за 1 000 руб.»; 
«...узнала, что можно легко получить деньги, подписав ни к чему не обязывающий документ...» – и так далее.

Сарафанное радио, состоящее из знакомых, родственников и случайных людей, транслировало слух о халяве, и в нотариальную контору шли по одному и целыми семьями.

Каждый получал за свою подпись от 500 до 1 500 руб. Их признания пестрят фразами: «...подписал, не читая...»; «подписал, не вникая в суть...»; «просто подписала и всё...».

Неужели эти люди ничего не опасались? Ведь подписываешь документ, причём фальшивый. Мало ли что?

Звоню Ирине Калугиной. Представляюсь и спрашиваю: вы подписали фиктивную доверенность на Сидорову? Отвечает: да, подписала, но я эту женщину не знаю. И вдруг спохватывается: я вас не вижу и не знаю, зачем вам это нужно. Поэтому, извините, разговора не будет.

Ага! Значит, человек здравомыслящий и чувство опасности есть.

Звоню Вере Домбровской. Она удивляется моему вопросу. А чего опасаться? Ведь доверенности заверял нотариус. Значит, всё законно. Он беседовал, сверял...

В уголовном деле нотариус проходит как свидетель. Хотя нотариус принимал фиктивных доверителей. Видел их поведение, слышал ответы на его вопросы и не мог не понимать их мотивацию. Тем более что некоторые персонажи отвечали по бумажке, которую им вручали перед кабинетом нотариуса. Вызывает вопросы и формулировка, которая делалась в доверенности, «земельной долей, мерой, какой окажется мне принадлежащей...».

В переводе на русский язык это означает, что фиктивный собственник доверяет распорядиться его земельной долей в той мере, в какой она ему принадлежит.

Зачем в формулировке доверенностей предусматривалась возможность того, что земельная доля доверителю не принадлежит? Для подстраховки?

Вряд ли Наталья Сидорова является режиссёром этого грандиозного «спектакля» с участием массовки. Возможности не те. Всего лишь фермер.

Бланки появились из ниоткуда

С помощью доверенности, даже настоящей, земельный участок не выделишь и к рукам не приберёшь. Необходимо свидетельство о праве собственности на землю, то самое, которое выписывали законным собственникам земельных паёв в начале девяностых.

Откуда вдруг у сотни фиктивных доверителей появились свидетельства на землю с датами минувших времён?

Бывшие руководители Лабинского объединённого комитета по земельным ресурсам и землеустройству М.А. Фурсов и В.Н. Гуренко утверждают, что бланки свидетельств на землю получали по накладным в краевом комитете в 1990-е годы. Об их использовании они отчитывались персонально. Остатки чистых бланков строгой отчётности сожгла специальная комиссия во главе с Гуренко в 2001 г. А Фурсов подписывал акты их уничтожения.

Выходит, чистые бланки свидетельств на землю появились из ниоткуда.

Точно также из ниоткуда вынырнула печать комитета, хотя, по словам Гуренко, последняя печать была передана в отдел кадров краевого управления недвижимости.

А как быть с подписями Фурсова и Гуренко на свидетельствах на землю фиктивных доверителей? В своих показаниях два бывших руководителя открестились от подписей, утверждая, что они поддельные. Вопрос. Следствие подтвердило подделку подписей? Ответ в обвинительном заключении: «...про-
верить данный факт не представилось возможным ввиду того, что в ходе производства предварительного следствия по уголовному делу не были добыты оригиналы интересующих документов».

Как же так?! Настоящие свидетельства на землю с подписями Фурсова и Гуренко оформлялись в девяностые годы в двух экземплярах. Один – собственнику пая, другой – в комитет. В результате реорганизации вторые оригиналы свидетельств вместе с другими документами были переданы по акту в Лабинский отдел Росреестра.

Что помешало следствию взять вторые экземпляры свидетельств в Росреестре и провести сравнительную экспертизу почерков? Ответа нет. Вместо экспертизы следствие выделило факт существования подложных свидетельств с неисследованными подписями руководителей в отдельное производство и заморозило его. А подложные свидетельства повесило на Наталью Сидорову, намекая на её работу в администрации Вознесенского сельского поселения. Ну, во-первых, она работала в сельской администрации с 2007-го по 2009 г., а свидетельства на землю оформлялись в межрайонном земельном комитете до 2001 г. И во-вторых, неиспользованные бланки, как мы знаем, сожгли в тот же год.

Как видим, никакого отношения к изготовлению подложных свидетельств на землю Наталья Сидорова не имела. В противном случае нужны какие-то доказательства.

«Понятия не имею...»

Доверенность на земельный пай и свидетельство на землю – это, конечно, круто, но они ничего не значат, поскольку есть кадастровый инженер Евгения Латыговская. Через её руки прошла вся земля бывшего колхоза «Родина». Она, наверное, помнит каждую кочку на полях, которые межует более 15 лет. Латыговская работала под руководством Фурсова в его Лабинском земельном центре, после того как он ушёл из земельного комитета. Хорошо знакома с Гуренко. И вообще давно в теме относительно ситуации с землей.

Кадастрового инженера Латыговскую не удивил и не озадачил конвейер доверенностей и свидетельств на землю. Собственников не могли найти 20 лет, и вот они появились как из-под земли. Без судебного допуска, зато с доверенностями, выписанными не только на Сидорову и других лиц, но и на саму Евгению Латыговскую. «Понятия не имею, почему кто-то доверил мне свои фиктивные паи». Такова её реакция в показаниях по делу. Что не помешало Латыговской выделить реальные земельные участки по фиктивным и подложным документам и продать их. Как и не помешало в роли свидетеля по делу дать показания против Натальи Сидоровой. Дескать, она передавала фальшивые документы, а я тут обманутая сторона. И кивок в сторону Росреестра, там должны были проверять бумажки.

Миллионные расценки

Есть в этой истории особый персонаж, некто Сергей Семенец. По его словам, он неофициальный сельхозпроизводитель и скупщик земельных паёв. Одновременно он посланник и посредник при выполнении поручений серьёзных людей. Семенец знает Сидорову давно. Она для него тётя Наташа.

Очевидно, в какой-то момент Сидорова стала опасаться Семенца и начала включать диктофон. Аудиозапись прошла экспертизу в Межрегиональном управлении судебных экспертиз и была признана подлинной.

Самый главный предмет записанных разговоров – земля. Сидорова объясняет Семенцу, почему её преследуют. И приводит свой расклад после раздела земли на паи: «они в край отчитались, что они всю землю поделили».

Судя по всему, скупая паи, Сидорова и Семенец каким-то образом при выделе участков влезли на скрытую землю. Собеседник твердит, что землю у них всё равно отберут и он готов хоть сейчас её отдать, лишь бы уцелеть. Но Сидорова готова стоять до конца. Потому что, по её мнению, уголовное дело сфабриковано, «в деле одна фальшь». Она ссылается на документы, говорит: при чём здесь мы и девяностые годы, «не мы эту землю делили».

По ходу разговора они пытаются выяснить, чей интерес в опасной земле. Сидорова предполагает, что глаз на эти гектары положил межрайонный прокурор. На что Семенец даёт понять: нет, бери выше. Основной интерес – у человека в крае. Сидорова возражает: да уж приезжали от прокурора. Какой-то Геворг всю кухню раскрыл, как это будет. Через казачество, чтобы без торгов. Семенец не согласен, местные якобы пользуются моментом. Ведь у неё грант 50 миллионов.

И в следующем фрагменте аудиозаписи уже в роли посредника от прокурора Семенец озвучивает миллионные расценки за оправдательный приговор. Два восемьсот председателю суда и полторашку в прокуратуру. Тут как тут и Набиев по кличке Шариф. Он готов поменять свои показания, которые дал против Сидоровой. И предлагает через Семенца торг. Но она подозревает провокацию, «его кто-то ведёт», и отказывается от встречи.

Я разговаривал с Сергеем Семенцом, и он подтвердил, что в аудиозаписи его голос и его слова. Только вот объяснил их неубедительно. Дескать, Сидорова должна ему за 37 земельных паёв. И поэтому он решил её таким образом спровоцировать, чтобы узнать, есть ли у неё деньги в действительности. Семенец сказал, что он извинился перед судьёй и прокурором за свою клевету и этого оказалось достаточно.

Наталья Сидорова передала в редакцию «Крестьянина» большой объём аудиозаписей. Ни в одном фрагменте Семенец даже не намекает о её долге за 37 паёв. А разговоры записывались в разные дни на протяжении значительного времени.

Выстрел и оборванные нити

В Наталью Сидорову стреляли через несколько дней после того, как она передала материалы уголовного дела в «Крестьянин». Может быть, это случайность. Но и живой она осталась случайно. Открыла дверь офиса на лай собак и споткнулась о порог. Нагнулась подобрать слетевший с ноги тапочек, и в этот момент картечь прошила дверь над головой.

Дверь, которую открывала Сидорова, когда раздался выстрел

Но случайно ли следствие оборвало все нити, ведущие к ответам на вопросы? Откуда чистые бланки свидетельств на землю и печать упразднённого комитета? Действительно ли подписи бывших руководителей комитета поддельные? Как понимать роль кадастрового инженера, если на его имя оформлены десятки фиктивных доверенностей? Почему работники Росреестра безропотно узаконили более ста фальшивых документов? Этот перечень можно продолжать вопросом о нотариусе...

Если бы ответы на перечисленные вопросы были получены, то картина, надо думать, предстала бы совсем иной. И во главе «схемы» появился бы человек покруче фермера Натальи Сидоровой.

Почему успешного фермера сделали крайней, а остальных участников «схемы» назначили свидетелями?

Похоже, Сидорова действительно каким-то образом попала на скрытую от раздела землю. На днях мы получили подтверждение этому предположению из достоверного источника. По его словам, при реорганизации колхоза «Родина» установили не расчётный размер земельного пая, а по устному указанию из районной администрации – 4,53 га. В итоге осталось около 5 тыс. га ничьей земли. Эта земля на доли не делилась и не считается невостребованной. Значительная часть её до сих пор ничья, но в ней чей-то интерес.

Наталья Сидорова не хочет отдавать скрытую землю, приобретённую спорным способом. Поэтому пять лет колонии – это что: наказание или отжим?

Или и то, и другое одновременно?

Виктор ШОСТКО
ст. Вознесенская, Лабинский р-н, Краснодарский край
Фото Виталия Нестеренко

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 28 от 1172.2018 под заголовком: «Земельные тайны бывшего колхоза»
+1
0
-1
Автор: shostko
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя ewgeniy_k
+1
0
-1

"Сначала она привлекла бывшего соседа Абдукахора Набиева по кличке Шариф." ...  "Шариф, как он сам признаётся, дал согласие..."

Когда уже журналисты и СМИ в целом, "завяжут" с этой плебейской привычкой пиарить клички преступников и прочих маргинальных личностей? Называйте их по ФИО, так противно с эранов ТВ слушать и с экранов мониторов читать эти "погоняла". ) Хотя если уж президент чЁ-кает и мочит в сортире, что уж ждать от остальных. (((

Новости партнёров